Гражданин мира

Европарламент в Страсбурге. Фото: википедия

Рано хоронить Европу

На фоне активности правых и евроскептиков выборы в Европарламент называли судьбоносными: избиратели должны были решить, куда пойдет Европа. Как сказал французский президент Эмманюэль Макрон, выступая перед членами своей партии: «Самая важная борьба на этих выборах развернется между теми, кто верит в Европу, и теми, кто в нее не верит». Так и случилось. Активность, развернутая Ле Пен, Сальвини и их единомышленниками, сыграла против них же, вызвав обратную реакцию.

Выборы в Европарламент закончились хуже, чем следовало бы, но лучше, чем этого ожидали. Евроскептики и правопопулисты хоть и не смогли нанести Европе сокрушительного поражения, как на то рассчитывали, но все же сумели существенно увеличить свое представительство в европейском парламенте.

Накануне выборов противники единой Европы развернули невероятную активность. Вице-премьер Италии, лидер партии «Лига» Маттео Сальвини в качестве эмиссара ультраправых нарезал круги по Европе, пытаясь объединить силы антимиграционных партий и поднять единомышленников на борьбу против Европы в ее нынешнем виде. Все встречались со всеми , все пытались договориться. Марин Ле Пен договаривалась с Сальвини, Сальвини пытался повлиять на венгерского премьера Виктора Орбана, Орбан договаривался с вице-канцлером и главой правопопулистской Австрийской партии свободы (АПС) Хайнцем-Кристианом Штрахе, и все вместе пытались сформировать единую позицию в расчете на победу.

Националисты были уверены, что в сложившихся сегодня условиях у них есть все шансы получить большинство в Европарламенте. На руку им играли и рост антимигрантских настроений, и серия терактов, прокатившихся по Европе в последние годы, и многомесячные протесты «желтых жилетов» во Франции. «В первый раз у нас есть шанс добиться больших политических перемен или даже возможность влиять на процесс принятия решений, – говорила на недавнем съезде националистов в Болгарии лидер французского «Национального объединения», главный застрельщик развала Европы Марин Ле Пен. – Мы утверждаем, что ЕС – это не Европа, и что эта экстра-территориальная организация задумана как идеологический проект, который разрушает прекрасную идею Европы». Ле Пен лелеяла мечту превратить Евросоюз в некую эфемерную «Европу наций» (созданная ею фракция в ЕС так и называется – «Европа наций и свобод»), в которой государства будут сотрудничать на основе многосторонних соглашений.

На фоне этой активности правых и евроскептиков выборы называли судьбоносными: избиратели должны были решить, куда пойдет Европа. Как сказал французский президент Эмманюэль Макрон, выступая перед членами своей партии: «Самая важная борьба на этих выборах развернется между теми, кто верит в Европу, и теми, кто в нее не верит». Так и случилось.

Избиратели осознали и важность выбора, и опасность, которая грозит ЕС в случае победы националистов. Активность, развернутая Ле Пен, Сальвини и их единомышленниками, сыграла против них же, вызвав обратную реакцию – на выборы пришли не только те, кто разделяет их идеи, но и те, кто категорически не желает, чтобы эти идеи восторжествовали. Явка составила 51% – это самый высокий показатель за 20 лет, причем явка выросла во всех без исключения европейских странах. Количество мест в ЕП от каждой страны зависит от численности населения, и самое большое количество мандатов имеют Германия и Франция (96 и 74, соответственно), поэтому к выборам в этих странах было приковано особое внимание.

В Европарламент избирался 751 депутат. Европейская народная партия (ЕНП) получила 180 мандатов (потеряв 34 места по сравнению с прошлым созывом), Блок социалистов и демократов — 145 (недосчитался 38 мест), эти две умеренные партии по-прежнему остаются крупнейшими в Европарламенте, но в результате выборов они утратили большинство. В сумме количество их мандатов уменьшилось с 401 до 329. Зато увеличил количество мест в парламенте с 68 до 109 Центристский Альянс либералов и демократов Европы (ALDE) – благодаря тому, что в эту фракцию вступила партия Эмманюэля Макрона «Вперед, Республика!». Приросли и «зеленые» – с 52 до 69 мест – это результат того, что проблемы климатических изменений обсуждались в Европе в последний год особенно активно. Кроме того, в ряде стран «зеленые» уже активно взаимодействуют с «центристами» и сумели себя хорошо зарекомендовать. В сумме теперь у этих четырех партий – более двух третей голосов. Теперь по ряду вопросов ­– начиная с выбора главы Еврокомиссии и распределения основных постов в руководстве европейских институтов – этим партиям придется искать компромисс.

Правопопулистская «Европа наций и свобод» Марин Ле Пен увеличила количество своих представителей в Европарламенте почти в два раза – с 36 до 59 голосов. Евроскептики «Европа за свободу и прямую демократию» сумели получить 54 мандата (по сравнению с 42 в предыдущем созыве), то есть эти две фракции в сумме имеют теперь 112 мандатов (14,9%). Это, конечно, не так опасно, как ожидалось, но все же с этой силой сложно будет не считаться. В России уже по этому поводу празднуют победу – многие из этих партий кормятся из российского бюджета, а потому ратуют за отмену европейских санкций против России.

Несмотря на то, что Ле Пен и Сальвини не удалось получить большинство в Европарламенте, они сумели одержать серьезные победы в своих странах. Праворадикальное «Национальное объединение» Ле Пен получило во Франции 24% голосов, обойдя на полтора процента президентскую партию «Вперед, Республика!». Такова была цена, которую Макрону пришлось заплатить за провалы во внутренней политике и непонимание того, откуда взялись «желтые жилеты» и чего они хотят. Зато Ле Пен удалось найти с ними общий язык. Победа антимигрантской политики Маттео Сальвини в Италии и его «Лиги» неожиданностью не стала, но все же 32%, наверное, не ожидал и сам Сальвини. На парламентских выборах в Италии в прошлом году «Лига» в составе правоцентристской коалиции вместе с партией Берлускони «Вперед, Италия!» получила 37%, это говорит о том, что за год своих публичных антиевропейских выступлений ему удалось существенно нарастить политический капитал.

А вот самым большим поражением этих выборов можно считать поражение правящей коалиции в Германии. Блок ХДС/ХСС Ангелы Меркель получил 28% голосов (по сравнению с 35% на последних выборах), а социал-демократы (СДПГ) вообще набрали 15,5% голосов (в 2014 году – 27%), опустившись на третье место и пропустив вперед «зеленых» (20% – лучший результат в истории партии на общегерманских выборах). Это говорит о том, что в ближайшие годы немецкую политику могут ожидать серьезные изменения.

Главным плюсом нынешних выборов можно считать то, что теперь, учитывая большую фрагментарность в составе нового Европарламента, депутатам придется для принятия решений договариваться друг с другом, а значит – учиться искать общий язык. А это всегда полезно.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x