Политика

Чета Нетаниягу. Photo by Kobi Gideon / GPO

Все дела премьера

Уроки "дела Амеди" семейством Нетаниягу не были усвоены, и даже наоборот - чувство безнаказанности, возникшее после того, как дело было закрыто до суда, придало нашей правящей чете еще больше энергии и дерзости.

В сентябре 1999 года, с публикации в Едиот Ахронот Мордехая Гилата, известного журналиста, специализирующегося на расследованиях, началось знакомство израильского народа с так называемым «делом Амеди», в котором главную роль играло семейство Нетаниягу.

Прошло почти двадцать лет, из них последние 8 с лишним лет Беньямин Нетаниягу бессменно занимает пост премьер-министра, и все сильнее становится ощущение того, что уроки «дела Амеди» семейством Нетаниягу не были усвоены, и даже наоборот — чувство безнаказанности, возникшее после того, как дело было закрыто до суда, придало нашей правящей чете еще больше энергии и дерзости.

Кратко напомню: в конце прошлого века полиция расследовала подозрения о том, что семейство Нетаниягу оплачивает из государственного кармана работы, которые подрядчик Игаль Амеди выполнял для нее частным образом. Также рассматривалось подозрение в том, что Амеди выполнял некоторые работы бесплатно, в надежде получить от Нетаниягу оплату различного рода льготами и бенефитами. По ходу расследования из главного дела отпочковалось так называемое «дело о подарках» — семейство Нетаньяху подозревалось в присвоении части подарков, которые Биньямин Нетаниягу получал, находясь на должности премьер-министра. По итогам расследований, полиция рекомендовала подать обвинительное заключение против Нетаниягу, это же рекомендовала сделать и Эдна Арбель, занимавшая тогда пост Главного прокурора, однако тогдашний юридический советник правительства Эльяким Рубинштейн решил закрыть дело по причине недостаточной весомости доказательств, которые обвинение должно было представить в суде.

В своем отчете о деле юридический советник правительства, кроме подробного обоснования своего решения о закрытии дела, также высказал немало очень критических слов по отношению к поведению семьи Нетаниягу. Читая его отчет , просто невозможно не спроецировать высказанное тогда Рубинштейном  — на сегодняшнюю ситуацию. Закрытие дела объяснялось Рубинштейном не тем, что в нем не было состава преступления, а лишь тем, что с сугубо юридической точки зрения доказательство могло столкнуться с трудностями в суде. Опубликование подробностей материалов расследования позволило общественности судить о ситуации с точки зрения здравого смысла. И картина там вырисовывалась совсем нелестная для Нетаниягу. Глубоко религиозный человек, Рубинштейн привел несколько примеров из жизни еврейских мудрецов, которые старались всегда заплатить людям за их работу, и ни в коем случае не соглашались получать услуги бесплатно. «Власть есть источник искушения, и служащие на благо общества обязаны быть бдительными», — писал юридический советник. Заключительным аккордом своего отчета Рубинштейн выразил пожелание, что в будущем народные избранники будут бережно относиться к государственным средствам, и израильский народ сможет почувствовать, что они «его слуги, а не его господа, что они делают свою работу во имя общества честно и чистыми руками» (цитата принадлежит председателю Верховного Суда Аарону Бараку).

Сегодня можно констатировать печальный факт — укор Рубинштейна в адрес Нетаниягу, и его предостережения, явно не сработали, причем сам Нетаниягу, да и его супруга Сара, против которой прокуратура собирается предъявлять обвинительное заключение по поводу расхищения государственных средств, продолжили свою неблаговидную деятельность,  и ,по сравнению с «делом Амеди», в еще больших масштабах. Есть даже один и тот же человек, который фигурирует и в том деле прошлых лет, и в нынешней истории с Сарой Нетаниягу — это Эзра Сайдоф, заместитель начальника канцелярии премьер-министра, который много лет нес ответственность за всю хозяйственную логистику премьерской резиденции.

Артур Финкельштейн и Биньямин Нетаниягу в 1999 году. Photo by Flash 90.

И как бы сейчас Биньямин Нетаниягу не изображал то, что все у него нормально, есть ощущение того, что многочисленные уголовные дела скапливаются в критическую массу, которая в итоге прорвется как минимум одним обвинительным заключение, а вполне возможно, что и несколькими. Чего уже только не встретишь в делах 1000, 2000, 3000 (по нему Нетаниягу не является подозреваемым, по крайней мере пока) и 4000…. Подозрения в получении подарков от миллиардеров взамен на помощь в продвижении нужных им  задач и проектов, включая попытку оказать влияние на закон, позволяющий значительно сократить уплату налогов одному из дарителей. Тайная сделка с владельцем крупнейшего медиа-концерна. Регуляционная политика, призванная дать заработать совершенно нешуточные средства владельцу другой влиятельнейшей компании, который взамен на это организовал на принадлежащем ему интернет-портале доброжелательное освещение деятельности руководящей семьи. Обсессия Нетаниягу по отношению к средствам массовой информации четко просматривается в пунктах этих дел. Какой-то совершенно наглейший распил государственных средств вокруг сделки по покупке немецких подлодок и сторожевых кораблей, в котором подозреваются самые приближенные к Нетаниягу люди….

Кроме самого премьера, в делах в той или иной степени замешаны самые близкие к нему люди: его друзья,  близкий родственник, советники и бывшие работники канцелярии. Рассматривая известные общественности обстоятельства этих дел, можно сделать логический вывод о том, что либо Нетаниягу обладает феноменальной слепотой относительно окружающих его людей, а в это трудно поверить, ибо интеллектом и способностью руководить Биби не обделен, либо же он в той или иной степени связан с многочисленными махинациями, частично коррупционного толка.

Лично я далек от идеализирования прошлого в политике. Во времена правления партии МАПАЙ сама система была не слишком здоровой, но ее руководители хотя бы пытались показывать людям, что вожди не оторваны от народных масс и не реят в небесной высоте, где могут спокойно обделывать свои делишки без всякого контроля. Проблема началась тогда, когда политики обнаружили многочисленные радости, которые им несло общение с богатыми людьми. Вспомним примеры Эзера Вайцмана и Ариэля Шарона — оба получали от своих друзей миллионеров нешуточные подарки. В конечном итоге эти и другие истории их настигли. Вейцману пришлось уйти в отставку с поста президента Израиля, а Арик Шарон проводил долгие годы в борьбе за свое честное имя, и пятно коррупции навсегда осталось оттенять его исторический образ, хотя до суда в его случае ничего и не дошло. В тюрьме отсидел за получение взяток Эхуд Ольмерт, бывший премьер-министр. А министр финансов Авраам Гиршензон оказался за решеткой из-за махинаций с казенными средствами. Нынешний министр внутренних дел Арье Дери успел отсидеть по коррупционному делу, снова занять пост, на котором он в прошлом проштрафился, и сейчас опять угодить под уголовное расследование, на этот раз связанное с подозрениями в налоговых махинациях. Бывший министр обороны Биньямин Бен-Элиэзер скончался незадолго до того, как ему должно быть предъявлено серьезное обвинение в коррупции. По отношению к нынешнему министру обороны Авигдору Либерману долгие годы шло сложнейшее полицейское расследование, в итоге не увенчавшееся обвинительным заключением. И это только частичный список, только по самим верхам.

Сегодня просто невозможно поверить, что Ицхак Рабин отреагировал на историю с не закрытым в США долларовом счетом отставкой с поста руководителя партии Маарах и снял свою кандидатуру с выборов 1977 года. И уж совсем   фантастикой кажутся истории о скромном образе жизни Менахема Бегина. И Рабин, и Бегин, и Ицхак Шамир, никогда не подозревавшийся в коррупции, и Шимон Перес были амбициозными  и противоречивыми политиками, в иконостас их фотографии вставлять нечего, но они хотя бы не ставили материальную часть своей должности и своего статуса на столь высокое место, как  это происходит сейчас. Нынешние политики очень быстро обучаются стричь дивиденды со своего статуса — и тогда, когда они постоянно или временно возвращаются в обычную жизнь, и когда занимают официальные посты. Возможно это еще одно последствие перехода Израиля из жизни по коллективистским принципам, пусть даже и во многом фальшивым, к модели индивидуального успеха, при которой каждый заботится первым делом о себе и о своем благе, даже когда исполняет роль «слуги народа».

Кто знает, как сложилась бы карьера Биньямина Нетаниягу, если «дело Амеди» дошло бы до суда. Но не дошло, не послужило уроком, никак не сократило аппетиты супружеской четы, явно считающей себя неким израильским образом королевской семьи, имеющей «естественное» право на особые привилегии, и не должной отдавать отчет о своем шикарном образе жизни, даже если он ведется за казенный счет. И плоды этого отношения мы видим сегодня.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x