Гражданин мира

Кирилл_Серебренников_на_69-м_Венецианском_кинофестивале. Фото: википедия

Дело Серебренникова: почему так громко?

Арест Серебренникова как бы открывает "новую страницу" в текущей истории России. Отныне все могут убедиться в том, что известных людей "прихватывают" в России не "за дело" (то есть не за политическую фронду), а вообще "неизвестно за что".

В чем секрет резонанса «дела Серебренникова»?

Многие задаются вопросом: почему оппозиционная общественность так бурно реагирует на задержание Кирилла Серебренникова ( 22 августа 2017 года известный режиссер Кирилл Серебренников был задержан в Санкт-Петербурге, где вёл съёмки фильма о Викторе Цое, и этапирован в Москву по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Режиссёра подозревают в хищении не менее 68 млн рублей, выделенных в 2011—2014 годах на реализацию проекта «Платформа»[  прим. «РеЛевант»).  Хотя до этого куда более вяло общественность отнеслась к аналогичным «посадкам»? Допустим к драконовскому решению суда закатать Олега Сенцова в 2015 г. в тюрьму на 20 лет?

На первый взгляд, в истории с Сенцовым реакция либералов должна была быть на порядок более бурной. Ведь, в отличие от Серебренникова, с Сенцовым — всё изначально было прозрачно и ясно: он был посажен за то, что бросил открытый вызов российской власти.

И, вроде бы, даже профессия у Сенцова та же — режиссёр.

Но почему о «новом деле Мейерхольда» тогда не вспоминали, а сейчас — вспомнили?

Вообще — почему столько страсти и гражданского неравнодушия именно к аресту человека, который ни в каких оппозиционных начинаниях замечен не был. И, напротив, был замечен в доверительных отношениях с властями предержащими?

Мне кажется, что как раз в этом и дело — в том, что арест Серебренникова как бы открывает «новую страницу» в текущей истории России. Отныне все могут убедиться в том, что известных людей «прихватывают» в России не «за дело» (то есть не за политическую фронду), а вообще «неизвестно за что». И «прихватывают» не кого-то из функционеров, оказавшихся по каким-то причинам неугодными (к этому все давно привыкли, как и к посадкам «политических», и это наше «гражданское общество» по умолчанию признает «нормальным»), — а системного и успешного деятеля культуры.

Именно это, насколько я понимаю, и выводит из равновесия общественность. Именно это и заставляет в холодном поту вспомнить 1937-й год. Оказывается, что сегодня, — как и тогда, — недостаточно быть просто лояльным Системе. Недостаточно «дружить» с сильными мира сего. Всё равно могут «прихватить», притом «хрен знает за что». Как арестовывали неизвестно за что, а потом пытали и убивали известных и безвестных людей в эпоху Большого террора…

И вот это «хрен знает за что» — и есть самое страшное в деле Серебренникова.

И, возможно, те, кто умыслили это дело, именно на такой эффект и рассчитывали. А именно, дать понять в преддверии «царского обрания» всем т.н. элитам, что сидеть у себя в теремах надо нынче особливо тихо. Ибо опричное войско может ворваться на двор к любому боярину-дворянину. Да и вообще к кому угодно…

Блог автора на ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x