Общество

Министр юстиции Амир Охана. Фото: Hillel Maeir/Flash90

Следуем Декарту

Согласно опросу ЦСБ Израиля,  армии доверяют 82% населения, центрам местной власти – 61%, судебно-юридической системе – 58%, полиции – 53%, правительству – 40%, кнессету - 38%, а партиям – 22». Забавно, что самому Центральному статистическому бюро доверяют лишь 54%. Я лично вхожу в остальные 46 процентов, поэтому не доверяю и самому этому индексу.

Когда после апрельских выборов в качестве кандидатов на пост министра юстиции стали всерьез претендовать Бецалель Смотрич и Ярив Левин, некоторые обозреватели не без оснований заметили «либералам»: «Вы еще будете тосковать по временам Аелет Шакед». И хотя ни тот, ни другой в итоге на этот пост назначены не были, нам и впрямь сейчас стоит «с печалькой» вспомнить Аелет Шакед, которая хоть и стремилась «реформировать» правоохранительную систему по своему разумению, но, во всяком случае, была совершенно независимой от Нетаниягу,  и не раз это демонстрировала.

Нетаниягу предпочел назначит министром юстиции Амира Охану — человека, который ни разу не дал усомниться в безграничной преданности своему партийному лидеру. Будучи министром временного правительства, и ощущая себя временщиком, Охана на этом посту спешит «засветиться» в своей преданности как можно ярче. И вот во вторник Охана собрал срочную пресс-конференцию.  Что за чрезвычайная причина внезапно созывать журналистов?

Наверное, формальным поводом для этого стало расследование попытки психологического воздействия на государственного свидетеля по делу 4000 Шломо Фильбера, направляемой из ближайшего окружения Биби. История, и впрямь вызывающая немало вопросов в части действий полиции.

Но этот повод Охана задел лишь намеком, поскольку напрямую вмешиваться в ход следствия министру не положено по статусу. Зато Охана в полной мере высказал всё, что он (и, разумеется, его патрон) думает о прокуратуре. Впрочем, начал он с того, что процитировал совсем другого человека: «Я хорошо знаком с прокуратурой. В ней усердно трудится множество юристов <…>. Но есть и другая прокуратура – прокуратура в прокуратуре. Есть небольшая секта, решившая при помощи своих придворных журналистов воплотить в жизнь концепцию «сил добра против сил зла» и что хорошая прокуратура защищает народ от плохих народных избранников. Хор прирученных газетчиков всегда защищает прокуратуру. Политические карьеры истребляются одна за другой. Никто не смеет вскрывать этот опасный симбиоз между прокуратурой-полицией и прессой. В нужных случаях, когда требовалось избавиться от министра, неугодного системе, папки с делами вытаскивали из нафталина и сливали подробности нужным газетчикам, чтобы политики всегда помнили о мече, занесенном у них над головой». Круто, не правда ли? И вдвойне круче, если узнать, что этот текст принадлежит подлинному либералу «Ликуда» (когда-то в этой партии были и такие), нынешнему президенту Израиля Реувену Ривлину. А дальше уж «от себя» Охана не поскупился на жесткие обвинения «прокуратуры в прокуратуре» во всех смертных грехах.

Разумеется, Охана сорвал свои «пятнадцать минут славы» (определение Энди Уорхолла) длиной в несколько дней. Обиделись журналисты («придворные» и не только), обиделись генеральный прокурор и юридический советник правительства, опубликовавшие совместный ответ Охане: «Мы огорчены попыткой бросить тень на полицию и прокуратуру без малейшего фактического обоснования. Правоохранительная система не поддастся вовлечению в политические войны, как не поддавалась ранее. Независимость генеральной прокуратуры – краеугольный камень исправного демократического режима».

Очень правильные слова, если бы не… Дело в том, что, как пел Градский, «ничто на земле не проходит бесследно». А в наше время интернета и архивов — тем более. Оказалось, что несколько лет назад нынешний юридический советник правительства Мандельблит говорил о тенденциозности и политической ангажированности полиции и прокуратуры, почти в тех же выражениях,  что Охана и Ривлин. Правда, в то время он был не в нынешней почетной должности, а в ранге подследственного. Уж не помню, в каких преступлениях его пытались уличить, но в итоге, дело против него было закрыто. Ах, да, я забыл упомянуть, что и Реувен Ривлин произнес слова, которые с таким театральным эффектом выдал Охана, тоже находясь в статусе подследственного. И тоже, потом против него потом были сняты все подозрения.  В интервью на радио  представитель прокуратуры, которому напомнили все эти случаи, ответил, что, мол, подследственный всегда будет обвинять  следствие, а вот министру не дозволено подрывать доверие к правоохранительной системе.

И вот тут я, наконец, добрался до главного тезиса моих заметок.
Доверие? О каком доверии к чему-либо можно говорить в век социальных сетей? Сейчас всё может и должно подвергаться «разумному сомнению» (юридический термин, насколько я знаю).
Помню, когда я приехал в Израиль 29 лет тому назад, по Израилю бродило стадо священных коров – армия, полиция, прокуратура, суды… Только бедные политики были открыты для беспощадной критики.

В те времена об армии и происходящем в ней не полагалось писать и говорить в СМИ ничего, кроме хорошего. Считалось, что нельзя « негативом» подрывать доверие народа к этому главному институту нашего государства. Потом стали всплывать истории «неуставных отношений» высших — и не только высших – офицеров со служащими под их началом девушкам, об интригах  среди высшего командования. Это теперь «нормально», что командующий ВМФ оказался замешанным в коррупционном скандале, а вопрос назначения на высшие командные должности «корректировался» с помощью подметных писем. Священную корову зарезали, но не думаю, что наша армия от этого стала слабее.

Потом, в начале «нулевых»,   Авигдор Либерман сказал много недобрых слов о полиции, которая, по его словам, «шила» ему одно дело за другим. Боже, как тогда набросились на Авигдора и левые (что естественно), и правые (в силу инерции): «Нельзя покушаться на белоснежные одежды нашей полиции и прочих правоохранительных органов, ибо это есть покушение на оплот демократического режима!» Нельзя, мол, подрывать доверие народа к нашим правоохранителям.

Правоохранительные органы, конечно, важный элемент любого общества, но где сказано, что они должны иметь статус священных коров и быть защищенными от критики? Прошло несколько лет, и полицию, прокуратуру и суды, включая Высший суд справедливости, стали подвергать беспощадной критике все, кому  не лень (а не лень было никому): журналисты, политики, глава правительства, министры. Ну и социальные сети появились, а значит, и обыватели могли высказать свое справедливое или нет мнение. Шесть генералов полиции были уволены, а некоторые  из них и преданы суду за различные коррупционные и сексуальные скандалы и преступления. О каком доверии вы говорите?

А с Либермана, между прочим, после пятнадцати лет непрерывных многочисленных расследований были сняты все подозрения. Сомневаюсь, что это повысило доверие к правоохранительной системе.

Всё! Нет больше священных коров. Принцип Декарта «Подвергай всё сомнению» распространяется сегодня на все государственные институты. И время от времени различные службы исследования общественного мнения проводят опросы по уровню доверия населения к различным государственным структурам. Так, согласно опросу ЦСБ Израиля, проведенному  в 2015 году (более свежих данных мне обнаружить не удалось),  армии доверяют 82% населения, центрам местной власти – 61%, судебно-юридической системе – 58%, полиции – 53%, правительству – 40%, кнессету — 38%, а партиям – 22». Забавно, что самому Центральному статистическому бюро доверяют лишь 54%. Я лично вхожу в остальные 46 процентов, поэтому не доверяю и самому этому индексу. По-моему, индекс доверия к кнессету и правительству сильно завышен.

Резюмируя всё вышесказанное, я считаю: Охана имеет полное право говорить всё, что он думает, пока не вмешивается в работу полиции и прокуратуры. А  Ницан и Мандельблит могут так же свободно говорить всё, что они думают об Охане, и продолжать свою работу так, как они считают нужным. А мы вправе иметь по всему этому своё мнение и высказывать его свободно в СМИ и социальных сетях. На том стояла и стоять будет подлинная демократия!

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x