Общество

Левые, которые отказались быть...

Они отказались быть левыми, отказались быть самими собой, а в результате получилось, что вообще отказались от политического бытия. Отказались от собственного существования. 

В последнее время на сайте РеЛевант появилось несколько статей посвященных кризису израильских левых, который напоминает уже не клиническую, а биологическую смерть.

Обе левые партии, перед выборами вынужденные объединиться в блоки с теми, кто идеологически чужд, не мил и не люб, всё равно балансировали на грани прохождения электорального барьера.

С одной стороны, словцо “левые” превратилось из политологическое термина в бранное выражение. Этим словом не пытаются описать явление. Ярлыком “левые” пытаются заклеймить противника. Нетаниягу в исступленной истерике кричит, что Либерман — левый, левый, левый.

Либерман отругивается, говоря, это странно, что человек из Кейсарии, который голосовал за программу Одностороннего размежевания, называет левым его — поселенца из Нокдим, которого уволили из правительства именно из-за несогласия с программой выхода из Газы.

Ни одного БенСмоля

С другой стороны, сами лидеры лагеря противоположного правому всеми силами стараются избежать определения “левый”. Какие же Ганц и Лапид, Буги и Габи Ашкенази — левые?! Они всеми силами стараются казаться более правыми, чем «Ликуд» …

И на апрельских, и на сентябрьских выборах у нас друг другу противостояли два Биньямина — Биби Нетаниягу и Бени Ганц. Биньямин — это в дословном переводе «сын справа». Ни одного БенСмоля (сына слева) избирателю в качестве кандидата в премьер-министры не предложено.

Партия, которая отказалась от себя

Даже в партии Авода — главной партии левого лагеря, вернувший себе кресло лидера Амир Перец открыто заявил, что его интересует не левый, а правый электорат. Не желая объединяться ни со старым политическим противником Бараком, ни с «чересчур» левыми представителями партии МЕРЕЦ, Амир Перец создал блок с Орли Леви-Абукасис — дочерью символа “сефардского” Ликуда Давида Леви, которая просидела 10 лет во фракции НДИ. При объединении Перец заявил, что делает он это, чтобы получить 15 мандатов, отобрав традиционный сефардский электорат у Ликуда. 15 мандатов не только не получилось, но Перец оставил Аводу при катастрофических 6 мандатах Ави Габая. Вернее, ухудшил ситуацию. Поскольку ныне, при тех же результатах, не все члены фракции из партии Авода.

Амир Перец и Леви-Абукасис. Photo by Flash90

Перец реализовал в наиболее примитивной форме давнюю и весьма катастрофическую мечту Аводы. Партия так переживала, что она не может победить Ликуд, поскольку он правый и за него голосуют сефарды, что отказалась от собственной идеологической аутентичности. Захотела быть не собой, а вторым Ликудом. И, погнавшись за выходцами из Северной Африки, растеряла собственный ашкеназский электорат. Из 6 членов фракции 4 сефарда. Ну и.…

Второй Ликуд оказался никому не нужен

Его предшественник Ави Габай за то время, пока находился на посте руководителя Аводы, чаще выступал с нападками на левых, чем на правых. Вообще возникало впечатление, что главный политик левого лагеря ведет агитацию в пользу правых, но при этом почему-то считает, что голосовать должны за него.

Ави Гаьай. Фото: Miriam Alster, Flash-90

Ави Габай повторил фразу Нетаниягу, когда-то сказанную раввину Каддури: «Левые забыли, что значит быть евреями». В 90-е сам Нетаниягу не планировал публиковать это откровение. Оно случайно оказалось на пленке. И, будучи опубликованным, вызвало колоссальный скандал в израильском обществе. Кто тогда думал, что придет время, и это обвинение в адрес левых, лоснясь самодовольной улыбкой, повторит руководитель главной левой партии?!

 

Ицхак Герцог. Фото: Давид Эйдельман

Занимавший пост председателя Аводы до Габая Ицхак (Бужи) Герцог даже во внутрипартийных дискуссия не переставал твердить, что он не видит с кем вести мирный процесс, что партия «Авода» не должна восприниматься как партия «любителей арабов», израильское общество сдвинулось вправо, и если партия, создавшая Израиль, хочет вернуться к власти, она должна изменить подход к израильско-палестинскому конфликту. «Быть правее», чтобы достучаться до сердец и до умов людей…

Бужи Герцог, отвечая на вопросы журналистов о левом лагере, слезно просил не называть его левым. Он говорил, что не знает, что такое быть левым, не знает, чем левые отличаются от правых. Зато знает, что ему нужна большая партия власти для того, чтобы взять власть.

фото — Г.Франкович

Занимавшая пост до Герцога Шели Яхимович, которая до прихода в политику утверждала, что вообще голосует за арабско-коммунистический ХАДАШ, став председателем Рабочей партии, пыталась притвориться гораздо более правой в вопросах мирного урегулирования, гораздо менее ашкеназской, гораздо более традиционалистской в вопросах государства и религии. Авода под её руководством впервые отказалась от темы государственного урегулирования с палестинцами.

В  статье Льва Авенайса «Эти нелевые левые»  не совсем точно цитируется фраза нашего общего знакомого депутата от партии «Авода», сказанная в период, когда партию возглавляла Шели. Он так охарактеризовал Яхимович: «Она в экономике коммунистка, а в политике — каханистка».

Амир Перец и Шели Яхимович. Фото: Gili Yaari/Flash90

Надо ли говорить, что позиция Переца, Габая, Герцога и Яхимович — это установка ущербная. Те, кто хотят голосовать за правых, могут это сделать. Они могут голосовать за настоящих правых, а не притворяющихся. Выступление на партийном мероприятии с призывом притвориться правыми, чтобы получить голоса… Это не только демонстрирует презрение к интеллектуальным способностям избирателя. Это просто глупо!

Как правильно пошутил Лиор Шлайн: «Это не левые забыли, что значит быть евреями. Это евреи забыли, что значит быть левыми».

Финальным аккордом катастрофы левого лагеря стало нежелание левых быть левыми. Авода захотела быть вторым Ликудом ещё со времен Фуада. Авода считала, что, отказавшись от левизны, они приблизятся к власти. А на самом деле… они отказались быть альтернативой.

Они отказались быть левыми, отказались быть самими собой, а в результате получилось, что вообще отказались от политического бытия. Отказались от собственного существования. Это было самое нелепое сочетание трусливого предательства и самоубийства, достойного премии Дарвина.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редации

Продолжение темы следует

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x