Общество

Нета Барзилай - человек года? Photo by Flash90

Когда такие люди...

В преддверии Рош А-Шана мы задались вопросом: кто из израильтян в этом году повлиял на нас, на нашу действительность, кто достиг чего-то значительного, кого бы мы назвали "человеком года"? Наши авторы ответили: Нета Барзилай, Давид Гроссман, Ури Авнери - но есть и очень, очень неожиданные варианты...

Мы попросили авторов сайта РеЛевант назвать «человека года-5778». Их выбор перед вами.

Ольга Бакушинская: «Для меня это Юваль Дискин, который первым из евреев «встал из окопа» по поводу национального закона. Первые дни после принятия Закона о национальном государстве, это дни отчаяния и потери самоидентификации для многих неевреев, в том числе, и для меня. Нам дали понять, что слово «израильтянин» больше ничего не значит, или ты еврей или неизвестно кто. Сразу очень достойно выразили свой протест друзы, несколько позже арабы, но какая же была надежда, что не все евреи промолчат. Когда я читала открытое письмо бывшего главы ШАБАК Юваля Дискина, я плакала. Он первый из известных людей Израиля, евреев по национальности, сказал: «Простите. Мне стыдно». Для меня это было самым трогательным, самым человечным событием, а Юваль Дискин — человек года. Просто потому, что я хочу сказать ему: «Спасибо от всего сердца. Пока вы есть, еврейский народ жив».

Алла Борисова: «Самое сильное впечатление  — от фильма «Фокстрот» ( лауреат 74 кинофестваля в Венеции), и соответственно, я назову режиссера  Шмуэля Маоза. Фильм, в котором Мири Регев, министр культуры и спорта усмотрела  клевету на ЦАХАЛ еще до того, как увидела ленту. Трагическая история, рассказанная в нем, роковое ее предопределение, когда никто не виноват, но все виновны .Да, Израиль, к сожалению, то место, где такие истории – наша повседневная реальность. Очень точное кино,где говорится о травмах нескольких поколений израильтян, о трагедии, которая становится постоянным фоном нашей жизни.

И еще назову писателя Давида Гроссмана, лауреата премии Израиля, который выступил с пронзительной речью на альтернативной палестино-израильской церемонии памяти павших — солдат, граждан, жертв конфликта с обеих сторон. Надо иметь большую смелость и убежденность, чтобы потеряв на войне сына, сказать «Это наш способ действовать, чтобы однажды, в будущем, война прекратилась.  ​​Может быть, у нас получится, и война уйдет, и мы начнем жить, жить полноценной жизнью, а не просто выживать от войны к войне, от катастрофы к катастрофе… Мы, израильтяне и палестинцы, которые потеряли в наших войнах тех, кто был дорог нам, возможно, больше, чем наша жизнь — мы обречены прикасаться к реальности через открытую рану. Любой, кто ранен таким образом, больше не даст себя обмануть. Любой, кто ранен таким образом, знает, насколько жизнь состоит из бесконечного компромисса». Еще до принятия Закона о национальном характере государства он предупреждал: «Мы  более подозрительны, чем до трагедии, и испытываем отвращение каждый раз, когда видим пустую гордыню, или выражения националистического высокомерия, или надменные заявления лидеров. Мы не просто подозрительны, у нас действительно аллергия на все это». Думаю, что  в этом случае соединились интеллект, яркое творчество и совесть . И эти люди — лицо Израиля. А не министр культуры и спорта Мири Регев.

Давид Гроссман на израильской-палестинской мемориальной церемонии. Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Михаил Урицкий: «Лично я назвал бы человеком года Ирад Марциано-Цайгер. За ее смелость и решительность. Она была одной из первых женщин, публично заявивших, что были изнасилованы Алоном Кастиэлем (который в данный момент отбывает тюремное заключение за изнасилование — прим.ред). Когда прокуратура, как это часто происходит, вычеркнула ее из обвинительного заключения, она не сдалась, а развернула кампанию, направленную на его осуждение и привлечение внимание к тому, насколько пренебрежительно относится правоохранительная система в Израиле к жертвам сексуального насилия. Кроме того, она собрала средства на гражданский иск против Кастиэля. Так как общая сумма пожертвований оказалась в три раза больше, чем она запросила (она собрала, если не ошибаюсь, более 200 тысяч шекелей),то было объявлено, что остаток пойдет на помощь другим женщинам, пострадавшим от сексуального насилия и стремящимся добится справедливости».

Алекс Вассерман: «Человек года — Ури Авнери. Боролся за мир буквально до последнего вздоха, бескомпромиссно и без оглядки на мейнстрим. Писал, выступал, ходил на демонстрации — до самого своего последнего дня. Успел при жизни увидеть гигантский прорыв в израильском коллективном сознании в пользу важности решения израильско-палестинского конфликта, и деятельность Авнери безусловно способствовала этому прорыву.
К сожалению не дожил до воплощения в жизнь мечты и главной цели его жизни — становления Израиля как демократической светской, свободной от коррупционных явлений страны, в которой все граждане реально равны, и которая живет в мире и согласии с палестинским государством, а не осуществляет режим военной оккупации палестинцев».

Ури Авнери. Фото: Flash-90

Ольга Черномыс: «Человек года это, конечно, Нета Барзилай! Малышка Нета мне понравилась сразу, хотя я не слушаю такую музыку. Когда я услышала ее интервью, она мне понравилась в два раза больше. Она говорит о том, как ее уговаривали худеть, делать юбку длиннее, надеть черное, а не цветное, и она даже пыталась. Но потом решила, что быть счастливой гораздо важнее, чем следовать чьим-то стереотипам. И теперь ее такую — толстую, разноцветную, в короткой юбочке и крендельками на голове — полюбили миллионы людей. Но даже это не главное. А вот то, что кто-то, пусть даже пара сотен человек — решили, что они тоже могут не следовать стереотипам и быть счастливыми. Вот это главное».

Александр Лихтикман: «Человеком года я назову судью Иерусалимского апелляционного суда Менахема Пшитицки, постановившего, что отмена всеобщей мобилизации в Эритрее открывает возможность возвращения нелегалов на родину. Поэтому судья рекомендовал правительству начать процесс их депортации. Впервые приговор суда по принципиальному политическому вопросу вызвал массовое одобрение, и моя френд-лента наполнилась словами уважения и поддержки в адрес израильского судьи, который всего лишь вспомнил, что надел мантию по поручению общества и для защиты его интересов. Спасибо судье, которого тут же уволили, за это уникальное ощущение лояльности. Мы живём в государстве, в котором судебные органы воспринимаются значительной частью населения в качестве вражеских агентов. Приговоры БАГАЦа вызывают в народных глубинах скрежет зубовный и тихую ненависть. Кнессет, правительство, полиция, прокуратура занимают нижние строчки в рейтингах общественного доверия. Более-менее сохранила авторитет только армия. Это ненормальная ситуация, чреватая социальными потрясениями. Тем, кто принимает у нас решения, пора понять, что народ поменять труднее, чем изменить вектор судебной системы. Хотелось бы, чтобы это произошло «сверху» — мирно, но неуклонно. Поэтому, я называю человеком года уволенного судью Менахема Пшитицки, и надеюсь, что он, как ласточка на Рош-Ашана, возвещает грядущие перемены к лучшему».

Ольга Куминова: «Год назад Анна Кац, одна из авторов РеЛеванта, взяла на себя непростую миссию — повторить на русском языке попытку движения «Женщины за мир» создать новый язык, на котором люди разных взглядов и политических убеждений смогут говорить друг с другом о будущем Израиля. Она ведет русскоязычную страницу движения в Фейсбуке, на которой публикуются анонсы и репортажи о мероприятиях. Такая работа связана с самыми глубокими слоями нашего политического сознания и коллективной памяти, в которых само слово «мир» уже само по себе звучит подозрительно, и нет готовых решений, как представить себе и описать словами другое, лучшее будущее».

Семен Довжик:  «Для меня — это трое израильских врачей, впервые в истории получивших международную премию за то, что спасли жизнь сотням детей из самых разных стран. Имеется в виду израильская некоммерческая организация «Спасти сердце ребенка» удостоена специальной премии ООН за «достижения по охране здоровья граждан 57 стран». Награда вручается трём врачам — основателям организации Циону Хури, Акиве Тамиру и Лиору Сасону. «Спасти сердце ребёнка» была создана в 1995 году в честь доктора Авраама Коэна, служившего армии США, где он участвовал в программе помощи детям из бедных семей с врождёнными пороками сердца. В 1996 году Коэн привёз в Израиль трех детей из Эфиопии для проведения операций на сердце. Затем Коэн сплотил вокруг себя врачей-добровольцев, чтобы помочь тем детям, кому необходимы кардиохирургические операции. За последние 20 лет врачи из НКО «Спасти сердце ребёнка» спасли более 5000 детей из Эфиопии, Вьетнама,Молдовы, Танзании, России, Филиппин, Нигерии, Ганы, Кении, Анголы,Гаити, Сент-Винсента, Тринидада, Эквадора, Мавритании, Сомали, Сенегала, Берега Слоновой Кости, Сьерра Леоне, Уганды, Конго, Зимбабве, Занзибара, Руанды, Эритреи, Шри-Ланки, Китая, Казахстана, Румынии, Украины, а также из Ирака, Газы и Западного Берега реки Иордан».

Надя Айзнер: » Человек года — это просто неравнодушный прохожий, который вмешался в инцидент и этим, возможно, спас кому-то жизнь. Мне приходит в голову Яир Алалуф, который вмешался в избиение бандой троих арабов из Шфарама, вызвал полицию — и по мнению жертв, спас их от увечий или еще хуже… Но я знаю, что он не единственный. Неравнодушный прохожий, который не побоялся вмешаться  — это то, что делает Израиль страной,  в которой, несмотря на все недостатки, мне так нравится жить».

 

ЛГБТ община — протест против дискриминации. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

 

Гай Франкович: «Мой «человек года» (а точнее «люди года») — израильская ЛГБТ-община, о проблемах и борьбе за равноправие которой я много пишу — в том числе и для сайта «РеЛевант». В уходящем еврейском году израильские ЛГБТ вновь доказали, что, несмотря на усиление консервативных тенденций в стране, усиливающуюся религизацию общества, несмотря на то, что консервативно-религиозные силы в кнессете фактически торпедируют любые попытки законодательного уравнивания прав ЛГБТ-граждан, несмотря на рост насилия (особенно вербального, сетевого) в отношении ЛГБТ-людей, они не намерены отступать и готовы вести борьбу за свои права до победного финала. В ответ на дискриминационную поправку к закону о суррогатном материнстве ЛГБТ-община вывела на демонстрацию в Тель-Авиве более ста тысяч человек. Акции протеста прокатились по многим городам страны. В более, чем десяти городах Израиля в июне-августе состоялись прайды и прайд-мероприятия. 20-й тель-авивский прайд стал рекордным по числу участников — четверть миллиона человек. Прайды, марши равноправия, прайд-митинги прошли в Иерусалиме, Хайфе, Беэр-Шеве, Ашдоде, Ашкелоне, Гиватаиме, Бат-Яме, Лоде, Хадере, Ришон ле-Ционе, Ход-ха-Шароне».

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x