Политика

Возможна ли внутриликудовская оппозиция Биби? Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Лед тронулся - трон пошатнулся?

Автоматический откуп всех интересов национального лагеря в пользу политического выживания лидера ударяет по свободе мышления, высасывает жизненные соки, способствует закостенелости мысли - так считают идеологи правого лагеря, выступившие в последние недели против Нетаниягу. Либскинд даже пишет о том, что иногда он мысленно развлекается идеей о том, что приход к власти левого лагеря вернул бы к жизни лагерь правый, и скинул с него оковы абсолютной преданности вождю, в котором видят единственную опору правых. Возможно ли, что складываются предпосылки к низвержению Нетаниягу с политического Олимпа?

Бесспорно, Нетаниягу уже много лет является бессменным лидером правого лагеря, но при этом изестно, что всегда едва заметным фоном его доминирования над израильским  правым крылом была внутренняя оппозиция. Она и вправду была малозаметной, иногда мелькая тенью Гидона Саара, изредка прорываясь наружу на радикальных правых сайтах, например, когда в январе этого года армия, в соответствии с указанием БАГАЦа, произвела выселение жителей из незаконного поселения Амона, или же в связи с тактикой Нетаниягу поддерживать спокойствие на границе с сектором Газа посредством передачи «катарских долларов» Хамасу.

Сейчас же можно осторожно констатировать, что в правом лагере наблюдается новая тенденция к более глубокому критическому анализу деятельности  Нетаниягу и его роли в партии и в политике.

Сразу несколько видных  СМИ-фигур правого лагеря выступили с довольно откровенными заявлениями, которые можно рассматривать как своего рода предъявление самим себе серьезного счета по поводу их «увлечения» Нетаниягу, и по поводу представления о нем как о единственно возможном лидера правого лагеря.

Самую серьезную статью на эту тему написал Кальман Либскинд, известный публицист и радиоведущий, известный своей неизменно правой идеологической направленностью. В статье, озаглавленной «Действительно ли Беньямин Нетаниягу продвигает мировозрение правого лагеря» Либскинд задается вопросом о том, стоит ли правому лагерю стоять до последнего в защите интересов Нетаниягу.  Он пишет о том, что Нетаниягу удалось создать полное тождество между собой и правым лагерем в целом, и поэтому любая критика в его, Нетаниягу, адрес автоматически воспринимается как нападки на всю правую идеологию и практику. При этом, по мнению Либскинда, Нетаниягу фактически не проводит правую политику в жизнь — не разбирается с проблемой Сектора Газы, не стоит активно в Иудее, Самарии и Иерусалиме, и невзирая на многочисленные обещания и на разрешение БАГАЦа не выселяет палестинским поселок Хан аль-Ахмар. И когда Нетаниягу никак не удавалось сформировать правительство, он был готов пойти на значительные уступки, пообещав партии Авода в обмен на присоединение к коалиции вещи, которые противоречат господствующему ныне в правом лагере мировоззрению, противоречат тем обещаниям, которые раздавали правые партии перед выборами.

Автоматический откуп всех интересов национального лагеря в пользу политического выживания Нетаниягу, который предусматривает слепую поддержку всех шагов кумира, ударяет по свободе мышления, высасывает жизненные соки, способствует закостенелости мысли. Либскинд даже пишет о том, что иногда он мысленно развлекается идеей о том, что приход к власти левого лагеря вернул бы к жизни лагерь правый, и скинул с него те оковы, которыми его опутала абсолютная преданность и приверженность вождю. Кстати, Либскинд, который, важно заметить, вовсе не является поклонником судейского активизма, и тоже хочет укротить БАГАЦ, указывает и на попытки Нетаниягу уклонится от судебного преследования путем изменения законов Кнессета и ударом по БАГАЦу. «Правило должно быть простое. Не меняют правила игры по ее ходу» — пишет Либскинд, имея в виду идеи продвижение законов  в угоду политического выживания Нетаниягу. Огромное количество энергии членов Ликуда и союзных ему партий уходит не на решение реальных проблем, а на то, чтобы продвигать, в Кнессете ли, или в СМИ, законы, о которых они вообще не заикались, пока это не понадобилось Биби. Либскинд сравнивает эту ситуацию с притчей о лягушке в нагревающейся кастрюле. Правый лагерь подобен лягушке, которая барахтается в кастрюле, воду которой Биби каждый раз подогревает на градус-другой. Там «французский закон», тут закон о парламентской неприкосновенности, потом попытка Нетаниягу уклониться от обвинительного заключения, снова привлечение ресурсов национального лагеря в личных целях Биби. «Каждый раз нам кажется, что вода стала только чуточку теплее, чем была раньше, и главное мое опасение состоит в том, что как-то утром мы проснемся и обнаружим, что все ценности, на которых мы воспитывали наших детей, сварились и от них ничего не осталось» — завершает свою статью Либскинд.

Подобные идеи высказали и другие видные деятели правого лагеря, претендующих на роль властителей умов.

Например, телеведущий Аври Гилад, особо любимый нашей правой общественностью за то, что он перешел к ней из левого стана, сравнил зависимость, которую часть израильского общества испытывает по отношению к Нетаниягу, с зависимостью от наркотиков. «Надо соскочить с иглы Нетаниягу, зависимость от него нас убивает» — так можно образно перевести главный тезис Гилада.  «Начиналось все очень хорошо, у нас было чувство, что мы нашли нечто, что сможет продолжаться вечно. Потом это начало обходиться слишком дорого, но мы молчали и платили цену. Но потом цена стала невыносимой, истребление всего того, на чем мы росли, но мы уже были глубоко внутри зависимости — дайте нам еще одну порцию, еще одну каденцию, а потом уже хватит» — пишет Гилад.

Риклин. Бывший придворный летописец четы Нетаниягу разочаровался в своем кумире? Photo by Amir Levy/FLASh90

Журналиста Шимона Риклина очень расстроили уступки, которые Нетаниягу обещал партии Авода, и он написал такой твитт на своем аккаунте в Твиттере: «Друзья, если честно, я очень расстроен. С одной стороны, я воевал подобно льву против судебной системы, потому что мне ясен масштаб изменений, которым она должна подвергнуться. С другой стороны, Нетаниягу предложил пост министра юстиции Яхимович, Шмули — расширенный пост министра социальной защиты. Габаю — министерство финансов. И только публикация Амита Сегаля остановила эту сделку. Так что делают в подобном положении? Разве Нетаниягу более важен, чем идея? Чем необходимость в изменениях? »

Очень непривычно слышать такое от человека, который совсем недавно при каждом удобном случае убеждал всех окружающих в величии Нетаниягу, до недавнего времени являлся придворным журналистом при премьерской резиденции на улице Бальфур, который удостаивался эксклюзивных интервью с Нетаниягу и его супругой, и более того — во всеуслышание объявлял Нетаниягу посланником Господа на Земле. Сейчас и в его сердце поселились сомнения.

И если к этим сомнениям в том, что именно Нетаниягу должен и далее вести за собой правый лагерь, прибавить атаки на него со стороны Либермана, который во всеуслышание критикует Нетаниягу за недостаточную твердость по отношению к ХАМАСу в Газе, и за недостаточную «правость» вообще, можно прийти к выводу, который еще совсем недавно казался совершенно фантастичным — возможно, складываются предпосылки к низвержению Нетаниягу с политического Олимпа. И не только из-за уголовных расследований, который уже породили рекомендацию о подаче обвинительного заключения по серьезным коррупционным пунктам, в соответствии с результатами слушаний у юридического советника правительства.

Каким образом эта тенденция проявится на приближающихся выборах, как она отразится на количестве мандатов, которые получит на выборах Ликуд, сможет ли Нетаниягу снова получить задачу формирования правительства — мы скоро узнаем.

 

Опрос РеЛеванта на тему, поднятую в статье — будем рады вашему участию!

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x