Блогосфера

Бейт Джалла, фото автора

Бейт Джалла

Ибрагим из деревни аль-Тувани (аль-Тавани) на южном склоне Хеврона за участие в беспорядках отсидел полтора года в тюрьме во время первой интифады, а потом еще несколько - под домашним арестом. Говорит, что, став старше, он осознал, что путь насилия никуда не ведет. Он участвует во многих миротворческих проектах. До начала первой интифады Ибрагим снимал дом в Тель-Авиве и работал в гостинице, когда началась интифада, его уволили, и он вернулся в аль-Тувани, месте, известном из-за акций "Таг мехир" - вандализма поселенцев. "Ничего, мы стараемся сглаживать конфликты", говорит он, и добавляет, что понимает, что поселенцы, которые уже столько построили, не уйдут так просто из своих домов - надо как-то налаживать совместную жизнь и сотрудничество.

В последние выходные июня мне посчастливилось посетить традиционную встречу израильских и палестинских мирных активистов под названием Global Village Square meeting, проходившую  в арабской деревне Бейт Джалла, неподалеку от Бейт Лехема. Цель встреч – налаживание взаимосвязей и установление партнерства.

В Бейт Джалла было приятно и прохладно, нас поселили в гостинице, где обычно останавливаются паломники, посещающие Бейт Лехем, почти вплотную к гостинице — разделительная стена.

Палестинских участников — примерно столько же, сколько и израильских. Те, кто приезжает сюда регулярно, говорят, что в этом году израильтян больше, чем раньше. И вообще участников стало больше — они в первый раз заполнили гостиницу.

Израильтяне в основном представлены очаровательными боевыми бабушками, многие — из «Женщин за мир» (Кто-то вздыхает: «Вот уйдет это поколение, кто будет всем этим заниматься?» По моим прогнозам, они будут активны, как и положено, лет до 120. Кроме того, 40-50-летние им ни в чем не уступают, просто они пока заняты на работе). Но были и молодые. И, разумеется, мужчины, в основном среднего и старше среднего возраста.

Среди палестинцев больше мужчин, чем женщин. Мужчины среднего возраста, хотя были и молодые; по моим наблюдениям, больше людей рабочих профессий, чем интеллигенции. Женщины в основном молодые, совсем молодые и среднего возраста, большинство образованные. Присутствовало также несколько молодых иностранцев.
Русскоязычные, кроме меня с мужем, были представлены еще только одной парой – Мартой Заграевской из «Мораштейну» с мужем – неожиданная встреча и приятное знакомство. Русский язык неожиданно пригодился, когда понадобился переводчик на русский с иврита и английского для доктора Касама, который учился в Питере, и владеет только арабским и русским.

Хочу рассказать о самом запомнившемся.

Очень интересно было пообщаться с Адассой Фроман из Ткоа, вдовой рава Менахема Фромана , активного сторонника диалога с палестинцами, предтечи группы «Шорашим». Она рассказала, как она вместе с другими израильскими активистами «не оставила камня на камне» и добралась до Кнессета, чтобы добиться возвращения тела застреленного палестинского подростка его семье для захоронения;

Шуламит, родившаяся в Меа Шеарим, ушла из семьи, не выдержав религиозного давления. Она — авто-дидакт, знает множество языков (в том числе основы арабского и русского), потому что очень любит общаться с людьми. Шуламит переехала в Иерусалим специально, чтобы общаться с палестинцами, особенно с детьми и молодежью. Она также активист «Женщин за мир» и потихоньку подсовывала всем для росписи «кусочки мира» — матерчатые квадраты, которые потом сшивают в огромные покрывала. Вот примерно так это выглядит. Шуламит всегда носит с собой эти кусочки и всем их подсовывает, например, когда сидит в кафе. Она предостерегает от явления «убеждения убежденных» и старается говорить со всеми.

А вот Амин – его арестовали в 1982 году как активиста ФАТХ (он говорит, что ему 50 лет, значит, в 1982-ом ему было 14). Он отсидел около трех лет в израильской тюрьме, потом его прогнали из страны, и он несколько лет жил в Саудовской Аравии. Пять лет назад его пригласили на один из таких форумов, и он стал мирным активистом. Как и многие другие, только так он познакомился с израильтянами не поселенцами и не солдатами, и перестал их бояться и ненавидеть. Он рассказывает, что очень любит приглашать израильтян к себе домой, потому что так и его соседи видят, что израильтяне бывают совсем не страшными.

Ибрагим из деревни аль-Тувани (аль-Тавани) на южном склоне Хеврона за участие в беспорядках отсидел полтора года в тюрьме во время первой интифады, а потом еще несколько — под домашним арестом. Говорит, что, став старше, он осознал, что путь насилия никуда не ведет. Он участвует во многих миротворческих проектах. До начала первой интифады Ибрагим снимал дом в Тель-Авиве и работал в гостинице, когда началась интифада, его уволили, и он вернулся в аль-Тувани. Спрашиваю — не страшно ли жить в таком месте, известном экстремизмом поселенцев. «Ничего, мы стараемся сглаживать конфликты». Он говорит, что понимает, что поселенцы, которые уже столько построили, не уйдут легко из своих домов — надо как-то налаживать совместную жизнь и сотрудничество. «Мы вовсе не хотим государства Ислама — среди нас есть и христиане, и самаритяне, и сунниты, и друзы, и мы все живем в мире между собой. Правые евреи боятся арабского большинства, хотя оно не представляет угрозы». (Я не уточняю, что арабским большинством пугают как раз левые — правые хотят, чтобы арабов не было вообще.) Ибрагим рассказывает о деревне Сарура, где палестинские и израильские участники проекта Сумуд («Стойкость») основали палаточный лагерь. В 90-ых оттуда выгнали палестинские семьи, жившие в основном в пещерах, сейчас активисты отстраивают эти пещеры («Да, мы живем прямо там, это как настоящие дома — мы сделали там плитку, побелку и все такое») и не дают армии захватить земли, опасаясь, что там построят новый форпост. Взяли у него номер телефона, будем напрашиваться в гости. Здесь можно посмотреть фотографии похожих пещер в самом аль-Тувани.

Алия — совершенно сгорбленная старушка, репатриантка из Америки. С детства ее воспитывали как настоящую сионистку, это видно даже по ее имени. Приехав наконец в вожделенный Сион, она обнаружила здесь, что кроме прекрасной страны, здесь есть еще и палестинцы, и оккупация, и стала активисткой «Махсом Вотч».

Водитель автобуса из Восточного Иерусалима был без бейджика, а спросить имя я постеснялась. На мой вопрос «Как ты узнал об этом мероприятии?» отвечает, что приезжает на них уже 12 лет. Он занимается целым рядом мирных проектов, включая совместную арабско-еврейскую футбольную команду. Он, как и Шуламит, жалуется на то, как трудно собрать вместе еврейских и арабских детей — боятся дети, боятся родители с обеих сторон, боятся и агрессии со стороны чужих, и реакции своего окружения. «Мы с тобой — не в счет, мы — вчерашний день, надо начинать с детей»

Беседую с ремонтником средних лет из Тулькарма, тоже без бейджика. «Я работаю в Рамат-Гане, мои клиенты хорошо ко мне относятся, обнимают меня. Все люди хорошие, все хотят мира.» На детской площадке играют дети — в гостинице, в которой проходит форум, идет еще и арабская свадьба, и дети гостей вышли поиграть. Рассказываю, что у меня дочка такого же возраста, что она сейчас у бабушки с дедушкой, и что я уже по ней скучаю. Смеется: «Все вы, девчонки, такие. Мои дочки тоже, когда куда-то уходят, подбрасывают мне внуков. Мои дети уже большие, младшему 13 (всего у него шестеро), и мы с женой рады малышам.»

Присутствовала на встрече и известная активистка и феминистка, ортодоксальная еврейка Леа Шакдиэль из Йерухама. Леа проходит обучение, чтобы стать ортодоксальным раввином (я даже не пытаюсь это понять, просто записываю, как есть).

Был там и Пепе Алалу, несгибаемый общественный активист и бывший член муниципального совета Иерусалима от фракции МЕРЕЦ.

Во время сессий и в перерывах люди рассказывают о своих проектах, тех, которыми они занимаются и теми, которыми бы хотели заниматься — занятия смехо-йогой, центры для палестинских детей с особыми потребностями, тай-чи и курсы самообороны для палестинских женщин, совместные летние лагеря для подростков, центры для палестинских женщин, страдающих от насилия, центр, который будет помогать с трудоустройством онлайн палестинским выпускникам университетов, центры для совместного изучения языков — арабского и иврита — и многое-многое другое, включая такие простые, как книги кулинарных рецептов на трех языках (иврит, арабский, английский), и такие объемные, как включение в обязательную школьную программу уроков мира, который будут продвигать в министерствах образования наши активистки с нашей стороны, и палестинские — со своей. Часть этих проектов реализуется уже сейчас, часть существует только в планах. Все говорят о том, что самое главное — сломать лед и отчужденность, наладить прямые контакты между простыми людьми, особенно между детьми. Решили, что мы можем чего-то добиться, если каждый из нас, вернувшись домой, будет прикладывать свои силы, умения, способности и профессиональные навыки для достижения нашей цели.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x