Блогосфера

Фото: Flash-90

Самоисполняющееся пророчество

Напряжение в среде эфиопской общины, которое приводит к этим вспышкам, можно снизить, систематически на государственном уровне снижая уровень дискриминации, системно борясь с полицейским беспределом, с полнейшим пренебрежением к человеческому достоинству, с которым выходцам из Эфиопии приходится сталкиваться постоянно.

4 года назад, в мае 2015, в Израиле впервые вспыхнули беспорядки в жанре «мини-Балтимора», когда эфиопская община массово вышла на акцию протеста на площадь Рабина в Тель-Авиве. Меня тогда поразило, как мы зачастую, живя в стране, не осознаём глубину и размеры некоторых её проблем. Мы живём как будто в параллельной реальности, и не замечаем того, как изо дня в день накапливается обида, разочарование, отчуждение, отчаяние у некоторой части общества. Мы ведь не испытываем того, что ежечасно испытывают эти живущие рядом с нами ребята, в очередной раз вышедшие  на демонстрации по всей стране. Не только для меня тогдашний столь бурный «прорыв» этого гнойника стал такой неожиданностью. И тогда уже стало очевидно, что хорошо бы нам хотя бы задуматься, а что же здесь происходит, что привело к такому всплеску эмоций — и чем раньше, тем лучше.

Тогда я писала:

«Я прожил в Америке много лет и немало поездил по ее дорогам, но меня ни разу не остановила полиция на улице, а на дороге — всего один раз за бесспорное превышение скорости. В то время как даже бывший министр юстиции США, Эрик Холдер, вспоминал, как его автомобиль остановили и обыскали без всякого очевидного повода. Сам он в то время был федеральным прокурором. С точки зрения афроамериканцев, они рождены с гандикапом, каковым является просто цвет их кожи.»

Моя профессорша в Руппине Ада Зоар рассказывала историю про студента её мужа (тоже профессора, но математики, и американского), который (студент) был уникально одарённым, вдобавок чёрным, так что все университеты за него чуть не дрались — во-первых, из-за способностей, а во-вторых, потому что он заодно помог бы им заполнить процентные квоты (есть какие-то социальные обязательства университетов по приёму студентов из различных меньшинств, по которым они должны отчитываться). Так что этот студент мог выбрать любой самый лучший и наиболее подходящий для него университет. Он и выбрал, но проблема в том, что университет этот находился в совершенно «белом» месте, и на этом фоне его внешность особенно выделялась. Внешность эта, видимо, производила такое сильное впечатление на местных полицейских, что он буквально чуть не каждую неделю оказывался задержанным, зачастую с ночёвкой — по подозрению, вероятно, в любой краже или ограблении, которые там случались.

«В результате получаем печальный парадокс: сегмент населения, наиболее нуждающийся в защите полиции, относится к этой полиции с максимальным подозрением, фактически видит в ней врага».

Когда  случился протест эфиопской общины, у меня просто мороз по коже шёл от этих будничных рассказов о том, как подростки тупо прячутся, завидев полицейских — на всякий случай, и у них есть основания так поступать. В Израиле очень мало кто осознавал то постоянное ощущение опасности и неуверенности, в котором (как оказалось) беспрерывно живёт и у нас темнококожий подросток. Да и потом мы в большинстве своём предпочли этого не замечать и даже не признавать, объяснив себе всё их «наглостью» и «необоснованным желанием списать все свои неудачи на расизм.» Тогдашние комментарии по поводу этого протеста очень доставляли, особенно русскоязычных комментаторов.

Фото: D.Cohen, Flash-90

…Разумеется, никто с тех пор этим не озаботился. Все заняты исключительно политическими играми и собственным политическим выживанием, просыпаясь только для того, чтобы «потушить» беспорядки, когда они вспыхивают по очередному трагическому поводу. Вспоминается совковый полицейский юмор: «Боль можно уменьшить, если рассказать следователю всю правду». Напряжение в среде эфиопской общины, которое приводит к этим вспышкам, можно снизить, систематически на государственном уровне снижая уровень дискриминации, системно борясь с полицейским беспределом, с полнейшим пренебрежением к человеческому достоинству, с которым выходцам из Эфиопии приходится сталкиваться постоянно. Но наш вектор противоположный, мы движемся в обратном направлении, и усилия наших парламентариев направлены на то, чтобы представить «власть закона» чуть ли не ругательством, а Верховный Суд, в чьи функции как раз и входит защита прав меньшинств, максимально лишить легитимации. Никого не интересует и контроль за действиями полиции — настоящий контроль, а не этот их ручной МАХАШ, покрывающий беспредел. Наверное, если бы у эфиопской общины было больше представителей в Кнессете, повестка дня была бы иной по крайней мере по отношению к этой общине. Но очевидно, что над соблюдением прав любых меншинств должны работать все, а не только чьи-то представители в Кнессете, потому что это наш общий интерес.

Ну и в контексте утверждений, которые всегда вылезают в ответ на претензии со стороны выходцев из Эфиопии об отношении к ним со стороны полиции как к людям второго сорта — что, дескать, такое отношение оправдано, потому что статистика преступности в их среде выше — важно помнить (помимо того очевидного факта, что подобные обобщения являются расизмом) про явление, которое в социологии называют самосбывающимся пророчеством (self-fulfilling prophecy) — оно ясно показывает, что причинно-следственные связи зачастую обратные, то есть подозрительное отношение к определённой группе приводит там к большей вероятности преступного поведения, а не только наоборот.

Блог автора в ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии . Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x