Гражданин мира

Барбара Стрейзанд. Фото: википедия

Барбара Стрейзанд и женщины "в черном"

За десятилетия до того, как «пробуждение к активности» стало модным в Голливуде – или в любом другом месте – некая пробивная, откровенная, едкая еврейская женщина делала все, что в ее силах, чтобы завести будильник.

Никто не может отрицать, что Опра Уинфри царила на церемонии вручения премий «Золотого глобуса» в воскресенье. Она произнесла впечатляющую речь, получая  премию Сесиля Б. Де Милля. Она сидела в первом ряду, и почти все лауреаты ее приветствовали. Хештэг «#Oprah2020» оказался среди самых популярных в твиттере после того, как Сет Мейерс, лишь наполовину шутя, заметил, что Опра в качестве кандидата в президенты – наилучший ответ на пребывание Трампа в Белом доме.

Однако в заключительной части церемонии появилась еще одна звезда, напомнившая нам, что борьба за статус женщин в Голливуде, за право женщин рассказывать там «женские истории», за право получать роли на основании не только физической привлекательности — все это началось за десятки лет до Опры и «#MeToo».

На протяжении 70-х, 80-х и 90-х годов жила и действовала женщина, отчаянные попытки которой отвоевать себе место в шоу-бизнесе встречали усмешками и насмешками, которую никогда не принимали всерьез, несмотря на ее несомненные талант и притягательность, — и которая в конечном итоге стала всеобщим кумиром.

Я говорю о 75-летней Барбаре Стрейзанд, которая представляла приз за лучший драматический фильм. Она напомнила при этом, что остается единственной женщиной, получившей «Золотой глобус» как лучший режиссер за фильм «Ентл» (который позже – оскорбительным образом — не был даже номинирован на «Оскар» за лучшую режиссуру). Выйдя на сцену, Стрейзанд прикинулась удивленной, когда ей напомнили об этом (некоторые шутили, что она заслужила приз за лучшую актерскую роль – так хорошо она сделала вид, что была не в курсе).

«Я единственная женщина, получившая приз за лучшую режиссуру! – сказала она. – И было это в 1984 году – 34 года назад. Друзья, время пришло! Нам нужно больше женщин-режиссеров и больше женщин – кандидатов на призы за лучшую режиссуру. Ведь есть столько прекрасных фильмов, поставленных женщинами! Я очень горда тем, что нахожусь сейчас рядом с людьми, которые выступают против гендерного неравенства, против сексуальных домогательств и мелких дрязг, в которых погрязла наша политика. И еще я горжусь тем, что киноиндустрия, столкнувшись с неприятной правдой, подняла свой голос во имя изменений».

Выступление Стрейзанд всколыхнуло воспоминания о том, как мы следили за ее битвами в Голливуде – битвами за достоинство, уважение и доверие к ней и ее последовательницам.

В своей – уже многократно цитированной – речи на церемонии вручения «Золотого глобуса» Уинфри вспоминала, как она, еще ребенком, была воодушевлена тем, какой почет был оказан легендарному афроамериканскому актеру Сиднею Пуатье, когда он выиграл Оскар за лучшую мужскую роль в фильме «Полевые лилии» в 1964 г., и говорила, что надеется воодушевить девочек-афроамериканок сегодня, принимая эту награду.

Во времена моей юности девочки-еврейки редко смотрели на Стрейзанд как на вдохновляющий пример. Да, она была звездой, пробившей себе дорогу к ведущим ролям романтического плана, несмотря на характерную еврейскую внешность, с которой в Голливуде обычно отправляли на задворки. Да, она отвоевала для себя должности режиссера и продюсера, учредив в 1972 г. собственную компанию, которая впоследствии произвела такие «хиты», как «Ентл» и «Принц приливов».

И все-таки мы видели, что Стрейзанд получает больше насмешек, чем уважения. Слишком часто мы слышали, что ее обзывают властной, бестактной, непривлекательной, капризной как примадонна чудачкой, заходящей слишком далеко, слишком настойчиво торящей себе путь в элитный мужской «голливудский клуб» — словом, пробивной еврейской женщиной.

Ее досада прорвалась в знаменитой речи на конференции «Женщины в кино», прошедшей в Голливуде в 1992 г. Речь звучит, как будто ее написали сегодня. Она говорила, что ее очень расстраивает, как отнеслись к Аните Хилл, первой жертве из списка «#MeToo».

«Женщины в черном» на вручении «Золотого глобуса» — в знак протеста против сексуального насилия.

«Ясно, что мужчин и женщин меряют разными мерками, и это меня возмущает, — сказала она тогда. – Но, конечно, считается что я не должна возмущаться. Женщина должна быть сладкоречивой, говорить недомолвками, должна соглашаться, должна вести себя как леди. Иными словами, она должна быть сдержанной».

Она добавила: «Сам язык демонстрирует нам, какой видится женщина в обществе, где командуют мужчины:

Мужчина распоряжается – женщина требует.

Мужчина волевой – женщина настырная.

Мужчина перфекционист – женщина въедлива.

Он настойчив – она агрессивна.

Он осуществляет стратегию – она манипулирует.

Он демонстрирует лидерские качества – она доминирует».

Стрейзанд не боялась высказываться во весь голос, сердиться, отстаивать политические и феминистские взгляды задолго до того, как это вошло в моду. Как она сказала на «Женском марше в 2017 г., «мы должны продолжать поднимать голос. Если вы откажетесь отступать, если вы откажетесь замолчать, если вы будете требовать равенства для себя, для ваших товарищей, мужчин и женщин, вас, в конце концов, услышат. Мы не можем сдаться».

Может быть, верно, что Опра – потенциально гораздо лучший политик, она намного более доступна, намного больше умеет нравиться, чем Стрейзанд – эти качества она культивировала десятилетиями работы на телевидении. Каким-то образом Уинфри сумела приобрести и сохранить в своих руках значительную власть, не возбудив при этом сильного антагонизма.

Это трюк, которым женщины, проложившие ей дорогу, подобные Стрейзанд и — да, Хилари Клинтон, не сумели овладеть.

По отношению к Клинтон, Стрейзанд действительно была небезошибочна, она числилась среди тех либерально настроенных женщин, которые предпочитали закрывать глаза на обвинения по адресу бывшего президента в неподобающем сексуальном поведении. Она также подвергалась критике за то, что не осуждала  энергично Харви Вайнштайна.

И все же будет только справедливо признать посреди нынешнего «фестиваля Опры»: за десятилетия до того, как «пробуждение к активности» стало модным в Голливуде – или в любом другом месте – некая пробивная, откровенная, едкая еврейская женщина делала все, что в ее силах, чтобы завести будильник.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

 

От редакции : В последнее время не все «звезды» однозначны по отношению к климату, царящему в американском шоубизнесе. Большой резонанс вызвало после вручения премий » Золотого глобуса» также обращение французской актрисы Катрин Денев и еще около 100 известных француженок, которые опубликовали открытое письмо, в котором назвали кампанию против сексуальных домогательств, развернувшуюся после ряда громких сексуальных скандалов, «новым пуританством».

«Мужчины были вынуждены отказаться от своей работы только из-за того, что дотронулись до чьей-то коленки или попытались кого-то поцеловать», — говорится в открытом письме известных француженок. «Насилие — это преступление, но попытка соблазнения, даже настойчивая и грубая — не преступление», — таково мнение Катрин Денев . Авторы письма говорят, что такой подход к проблеме предполагает отношение к женщине как к слабому существу, вечной жертве. Это ответ на серию увольнений и исчезновений из публичного пространства многих значимых фигур шоубизнеса и культуры на волне скандалов.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x