Политика

Баба-яга — капризная невеста

Либерман говорил о продолжающийся переговорах и контактах с Ликудом и религиозными партиями. Почему эти контакты ни к чему не приведут? Ортодоксы готовы уступить свои министерские и парламентские вотчины: МВД и Финансовую комиссию Кнессета, но они не готовы ни от чего содержательного отказываться, а Ликуд не готов отказываться от ортодоксов. А партия НДИ не готова отказаться от своего минимального пакета требований

28 ноября  в одном из лучших тель-авивских «русских» ресторанов «Баба-яга» по адресу ул. Ха-Яркон № 12 прошла встреча русскоязычных журналистов с лидером партии НДИ Авигдором Либерманом.

Один из пришедших чуть раньше времени пошутил, что название места выбрано не случайно, а в соответствии с поговоркой «Баба-яга против!».

Против кого? И тех, и других

Либерман, который в уходящем 2019 году вдруг оказался в центре политической карты, а «Наш дом Израиль» – той партией, без которой ни правый, ни левый блок не могут создать коалицию, сегодня вполне могли бы выбрать себе символом бабушку из русских сказок. И её избушку, которую ни Нетаниягу, ни Ганц не могут заставить повернуться нужной стороной.

Ибо по отношению к двум противоборствующим станам НДИ не автоматический придаток, а необходимое дополнение.

И если бы избушка уже решила повернуться в одну сторону задом, а в другую передом, то вопрос о формировании коалиции был бы решен моментально.

Но в сегодняшней ситуации Либерман хорошо понимает, что такой поворот возможен только за счет предательства избирателей. Такого предательства, которое избиратели не простят.

Никто не ожидал

Чтобы понять историю моих отношений с партией НДИ, достаточно зайти на страницу посвященную Авигдору Либерману в Википедии. Чтобы не тратить время, просто процитирую: «Последнее уголовное расследование против А. Либермана было инициировано израильским политтехнологом Давидом Эйдельманом, нашедшим документы, по его словам, изобличающие министра».

Как человек, который последние 20 лет систематически критиковал партию «Наш дом Израиль» и разоблачал её лидера, я должен признать, что НДИ в последние полтора года меня удивили. Причем, что бывает достаточно редко, удивили в лучшую сторону.

Удивил Либерман не только меня, но и многих своих оппонентов и критиков. Никто не думал, что Либерман выйдет из правительства Нетаниягу. Никто не ожидал, что Либерман пойдет до конца на весенних переговорах. Все мы, посмеиваясь, твердили: «Либерман не прогнется?! Ха! Насмешили. Либерман только ищет возможность. Он в последний момент «мостик» сделает». Никто не ожидал, что Либерман сумеет сделать взаимоотношение религии и государства главной темой выборов. Никто не ожидал, что НДИ станет наиболее последовательной противницей религиозного диктата. Никто не ожидал, что Либерман останется верен своим предвыборным обязательствам и после сентябрьских выборов.

За что можно и нужно критиковать НДИ

И сейчас «Наш дом Израиль» можно за многое критиковать. Ну хотя бы за то, что они пришли к сегодняшним позициям достаточно поздно. Им понадобилось 20 лет.
Если бы Либерман так же, как сейчас повел себя 10 лет назад, когда ситуация была очень похожей (Кадима во главе с Ципи Ливни тоже получила на выборах на один мандат больше, чем Ликуд, но не смогла сформировать коалицию), когда Либерман был в два раза сильнее (не 8 мандатов, а 15), когда религиозные партии были ослаблены малобюджетной диетой правительств Шарона и Ольмерта…

Если бы Либерман так же, как сейчас вел бы себя 10 лет назад, то история Государства Израиль пошла бы совсем по-другому.

Но, как говорится: «Potius sero, quam nunquam» — лучше поздно, чем никогда.

Хотя и «Кахоль Лаван» и Ликуд, две главные партии, которые ухаживают за НДИ как за невестой капризной, непокобелимой, со множеством принципов и требований, возможно твердят в последних отчаянных уговорах эти крылатые слова в несколько ином варианте: «Лучше поздно, чем НИКОМУ».

«Католический брак» Нетаниягу

Позиция Либермана ныне вполне понятна: нужно до последнего пробовать создать правительство. Нельзя, отчаявшись, опускать руки. Идти на третьи выборы – чистое безумие. Главное препятствие к формированию правительства – это «католическая свадьба» Нетаниягу ортодоксально-мессианским блоком Гафни, Лицмана, Дери и Смотрича. Именно это обстоятельство не позволяет в данный момент партии НДИ войти в коалицию.

Лидеры двух больших партий ставят личные интересы выше блага страны. По разным причинам они упорно не готовы идти на уступки. И Ганц и Биби хотят быть первыми в ротации, если будет создано правительство национального единства.

На встрече в ресторане «Баба-яга» Либерман говорил, что только вопрос о том, кто будет первым править и в какие сроки — является единственным камнем преткновения на переговорах.

Встревать в спор Нетаниягу и Ганца не хочется, но в нынешней ситуации, Нетаниягу мог бы согласиться быть вторым, за два года закончить свои уголовные дела в суде, очиститься от подозрений и вернуться на пост премьер-министра.

Всеобщие как продолжение муниципальных

У долго длящихся политических кампейнов есть много очевидных минусов. Они всем хорошо известны, поскольку в Израиле о них говорят без устали. Но и есть и как минимум одно очевидное достоинство. Они позволяют выкристаллизоваться партийной позиции. Во время долгого кампейна можно сформулировать идеологическую платформу партии не только на уровне выкриков, речевок, слоганов, стикеров и лозунгов. Можно приблизиться к формированию партийного мировоззрения. И пропитаться им.

Ныне сформулированная позиция НДИ по теме государство и религия — начала складываться из различного рода данных примерно полтора года назад, перед муниципальными выборами.

В этом отношении выборы апрельские и сентябрьские — стали только продолжением муниципальных выборов октябрьских и ноябрьских (второй тур, который понадобился во многих городах).

Деликатная тема

То, что именно в ходе муниципальных выборов вырастала нынешняя платформа НДИ, сделало её гораздо более близкой русскоязычным избирателям. Отразило их виденье проблем государства.

Тема борьбы против религиозного диктата носилась в воздухе, но ещё не была имманентно присуща спискам НДИ. Наоборот, конкурирующие списки пытались набрать дополнительные очки на большей антирелигиозности.

Но запрос русскоязычных избирателей был всё более понятен. И когда в городе Ришон-ле-Ционе, шедшая вторым номером в списке «Наш дом Ришон» бывшая телеведущая и депутат Кнессета Анастасия Михаэли перед выборами заявила, что она против транспорта по субботам — то список потерял множество голосов и немного не дотянул до второго мандата.

«Русская» партия

Перед весенними выборами в Кнессет, когда НДИ боролась за свое существование, Либерману, как казалось, пришлось махнуть рукой на его давнюю мечту сделать своё детище общеизраильской партией. Не до жира! Партия, которая боролась за возможность преодолеть электоральный барьер, вынуждена была формулировать «русскую» адженду — повестку дня, которая более чем когда-либо отражала доминирующие взгляды «русской улицы».

А это не только решение вопросов «пенсионной катастрофы» и жесткая позиция во внешних вопросах, но и… религиозная тема.

Так проходила трансформация НДИ. Из партии, которая в 2001 году создала единый блок с «Национальным единством» (блок, который ныне окончательно деградировал до Бецалеля Смотрича) в партию, которая по вопросам религии и государства была скорее похожа на исторический Шинуй Томи Лапида, чем на набриолиненный «Ешь Атид» Яира.

Подходил ли Либерман для этой роли?

Исходя из его прошлого опыта? Исходя из его многочисленных связей в религиозных кругах?

История — дама весьма хозяйственная. И если она для удовлетворения своих потребностей не находит того, кто подходит на роль, то такового она выбирает из тех, что есть. И делает его подходящим…

Многие считали русскую «антирелигиозность» Либермана актом отчаяния. Но… парадоксальным образом именно, став более «русской», партия НДИ смогла дорваться до того электората, который всегда хотел и не мог получить Либерман.

На сентябрьских выборах НДИ получило почти в два раза больше мандатов чем на апрельских. Вместо170 тысяч — 310. Увеличение произошло в основном за счет электората коренных светских образованных израильтян (преимущественно ашкеназского происхождения).

Государство и религия

Позиция, которую партия НДИ представляет сегодня, по меркам израильской политики воспринимается как радикально-либеральная.

Где-нибудь в Америке или Западной Европе аналогичная платформа считалась бы достаточно консервативной. Либерман говорит: «Я первый, кто выступит против открытия магазинов в Бней-Браке, но я не соглашусь на закрытие супермаркетов в Ашдоде, Рош-Пине и Тель-Авиве». Это минимальные для современного общества требования в области религиозного плюрализма и свободы совести, которые пытаются выставить подрывом основ.

Когда у Бродского на вечере поэзии в Нью-Йорке неожиданно спросили:

— Как Вы относитесь к религии?

Он пожал плечами и ответил:

— С уважением…

Партия НДИ не устает повторять, что относится к иудаизму и еврейским традициям с огромным уважением, что не имеет ничего против соблюдения обрядов, религиозных людей и пр.

Но Израиль – единственное государство в мире, финансирующее образовательную систему, в которой не предусмотрено изучение английского языка, точных наук и компьютерных технологий.

Кто от этого страдает? Израильское образование, израильская экономика, дееспособность и обороноспособность государства. Но, прежде всего, главными жертвами являются ученики этих школ. Ультраортодоксальные школы воспитывают поколение бедных и нуждающихся, которые никогда не смогут влиться в рынок труда в Израиле и будут всегда зависеть от политических дельцов, их подачек и пожертвований.

«Наш дом Израиль» требует вернуть городским раввинам право проводить гиюр, провести Закон о призыве, ввести нормальный институт гражданских браков, прекратить произвол МВД. Партия НДИ приветствует инициативы начала работы общественного транспорта по субботам. Считает неприемлемыми попытки остановить работы, необходимые для поддержания нормальной жизни страны, и перенести их на будние дни (как, например, работы на мосту Иегудит).

В принципе, это очень умеренная минималистская программа, которая полностью укладывается в принцип «живи и дай жить другим». И только в наших условиях постоянного наступления ортодоксальных сил она кажется пределом либерализма.

Израиль идет на выборы?

На встрече в ресторане «Баба-яга» Либерман говорил о продолжающийся переговорах и контактах с Ликудом и религиозными партиями.

Почему эти контакты ни к чему не приведут? Ортодоксы готовы уступить свои министерские и парламентские вотчины: МВД и Финансовую комиссию Кнессета, но они не готовы ни от чего содержательного отказываться, а Ликуд не готов отказываться от ортодоксов.

А партия НДИ не готова отказаться от своего минимального пакета требований:

1) Призыв учащихся йешив в армию
2) Гражданские браки (без всяких ограничений)
3) Вернуть право проводить гиюр городским раввинам
4) Отменить закон о закрытии магазинов по субботам
5) Компромисс по поводу молитв представителей разных течений иудаизма у Стены плача.

По словам Либермана, Израиль, скорее всего, семимильными шагами идет к новым ненужным выборам, которые состоятся в марте, если не произойдет невозможное. Но как говорил первый премьер-министр Государства Израиль: чтобы быть реалистом в Израиле надо верить в возможность невозможного.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x