Политика

Ави Габай. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

Судьба "Аводы" под вопросом

Государство Израиль много теряет от того, что такой человек как Ливни оказался отстраненным от руководящих процессов и не имеет реального влияния на политику страны. Естественно, статус и амбиции Ливни позволяют ей самой размышлять о руководстве предвыборным оппозиционным блоком. Такие же точно амбиции имеются и у Эхуда Барака, и у звезды опросов Бени Ганца, и, конечно, у Яира Лапида. Как ни крути, Ави Габай на фоне бывших премьер-министров и начальника ГенШтаба смотрится не слишком звездно, даже с учетом того, что он возглавляет партию с большими историческими корнями.

Даже видавшие виды в израильской политике знатоки не припомнят зрелища, которому они стали свидетелями в новогоднее утро на заседании фракции «Сионистский Лагерь» в Кнессете. В своей речи, открывшей заседание, руководитель партии «Авода» Ави Габай подробно рассказал о трудностях союза «Аводы» с партией «а-Тнуа», которой руководит Ципи Ливни. Закончилась речь неожиданно для всех, и в первую очередь для самой Ливни, сидевшей возле выступавшего Габая. Тот пожелал ей успехов в дальнейшей, уже отдельной от «Аводы», политической карьере. На этом публично и довольно оскорбительно для Ливни пришел к концу союз партий «Авода» и «а-Тнуа», который был заключен перед выборами 2015 года тогдашним председателем партии «Авода» Ицхаком Герцогом и Ципи Ливни.

С сугубо политической точки зрения можно вполне найти оправдания этому шагу, можно найти и обратные доводы, но одно ясно — выбранная Ави Габаем форма расставания с Ливни нанесла большой ущерб и партии «Авода» и ему самому. Желание жестко показать всем партийным фрондерам и недоброжелателям, кто в доме хозяин, обернулась унизительным для всех зрелищем, включая подозрения в шовинизме Габая. Можно понять комплексы Ави Габая, связанные с его лидерской позицией в «Аводе». Он не вырос в партии, никогда не проявлял свою преданность социал-демократической идеологии, всегда считался человеком, находящимся на правых позициях. После того, как Габай помогал Кахлону раскрутить его проект «Кулану», он занял пост министра охраны окружающей среды. Только уже будучи министром он повел себя оппозиционным образом по отношению к политике нынешнего правительства, выступал против газового соглашения и ушел из правительства в знак протеста против назначения Авигдора Либермана на пост министра обороны. Только после этого Габай вдруг стал проявлять благосклонность к левой повестке дня и буквально с наскока занял пост руководителя партии «Авода», победив в гонке «коренных» членов партии, среди которых был и один из бывших ее руководителей Амир Перец, и прошлый руководитель Ицхак Герцог. Столь выдающееся достижение было достигнуто Габаем во многом благодаря желанию членов партии видеть в ее руководстве новые лица, способные привлечь к голосованию за партию обычно равнодушно относящиеся к «Аводе» сектора и прослойки общества.

Ави Габай. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

Почти сразу после выборов несколько высказываний Габая вызвали гнев и неприятие у левой общественности, но их можно было рассматривать в контексте его попыток привлечь к голосованию за «Аводу» людей умеренно правых позиций, у которых его фигура не вызывают автоматического отчуждения, как это, увы, нередко происходит с лидерами левого лагеря. Ливни тоже, естественно, человек далеко не с левыми корнями. Она принадлежала к элите правого лагеря, пока вместе с Ариком Шароном не начала дрейф в сторону левой идеологии, по крайней мере в том, что касается путей решения израильско-палестинского конфликта. Из-за этого одна из популярных шуток на прошлой неделе гласила о том, что два ликудника стали причиной раскола в партии «Авода».

Еще совсем недавно казалось, что Габай и Ливни могут работать вместе, чему свидетельством стало назначение Ливни на пост руководителя оппозиции. Сам Габай не мог занять этот пост после партийных выборов, так как он не является членом Кнессета. Также напомню, что руководителем фракции «Сионистской Лагерь» в Кнессете являлся Йоэль Хасон, тоже бывший ликудник, который очень жестко и достаточно эффективно осуществлял техническое руководство действиями оппозиции во время работы Кнессета.

Но в последнее время, особенно когда была назначена дата выборов, стало ясно, что Ливни и Габай тянут спотыкающуюся телегу каждый в свою сторону. Положение «Сионистского Лагеря» в опросах общественного мнения стало устойчиво ужасным. На фоне этого, постоянно транслируемая Габаем мысль о том, что он будет следующим премьер-министром стала выглядеть нереальной мечтой. Пришлось констатировать факт того, что Габаю не удалось превратить «Сионистский Лагерь» в тот магнит, к которому должны были пристать избиратели, желающие ухода Нетаниягу и «Ликуда» из руководства страны. Даже совершенно ничего еще не сообщивший народу о своей позиции по ряду ключевых вопросам бывший начальник Генерального Штаба Бени Ганц стал набирать в опросах ощутимо больше голосов, чем СЛ.

На фоне этой тревожной тенденции Ципи Ливни, в которой Габай видел основного виновника ухудшения позиции партии в опросах, фактически стала искать другого лидера, который был бы способен победить Нетаниягу. Стоит заметить также, что вопрос вины Ливни за падение активов СЛ напоминает извечную дилемму о яйце и курице. Стал ли лоббинг Ливни, внесший разброд в исходящие от партии сигналы избирателям, причиной тенденции падения? Или причиной стала деятельность Ливни, которая начала собирать блок? Ответ на этот вопрос, по-видимому, зависит от того, ккакому лагерю вы принадлежите — Ливни или Габая.

Ливни активно включилась в попытки сконструировать большой предвыборный блок, при этом публично намекая на то, что Ави Габай не должен претендовать на место лидера этого блока. В планы Габая это явно не входило, и поэтому он решил отделить Ливни от «Аводы». К тому же стоит помнить, что приближается срок подачи партийных списков в предвыборную комиссию, в списке СЛ должны были быть забронированные места для представителей движения Ливни, а если речь сейчас идет о 8-10 реальных местах для всего СЛ, понятно, что вопрос брони в пользу Ливни стал очень чувствительным для тех деятелей «Аводы», которые хотят занимать депутатский пост и в следующей каденции Кнессета. К тому же Габай имел на руках результаты тайно проведенных по его заказу опросов, которые показали, что с Ливни и без Ливни «Авода» достигает одних и тех же неутешительных результатов.

Понятна настроенность Ави Габая на победу, его желание возглавлять ту политическую силу, которая будет способна победить «Ликуд». Но понятно и сомнение Ливни в том, что именно Габай способен добиться этой победы, которая на данный момент выглядит довольно иллюзорной. Сама Ливни обладает значительно большим политическим опытом, чем Габай, много лет координировала и руководила контактами с палестинцами с целью заключения мирного договора. Ливни заняла премьерский пост после отставки Ольмерта, и во главе партии «Кадима» набрала больше голосов на выборах 2009 года, чем «Ликуд» во главе с Нетаниягу.  В роли главы оппозиции она демонстрировала неизменно воинственную позицию и атаковала правительство при любой возможности. По моему глубокому убеждению, государство Израиль много теряет от того, что такой человек как Ливни оказался отстраненным от руководящих процессов и не имеет реального влияния на политику страны. Естественно, статус и амбиции Ливни позволяют ей самой размышлять о руководстве предвыборным оппозиционным блоком. Такие же точно амбиции имеются и у Эхуда Барака, и у звезды опросов Бени Ганца, и, конечно, у Яира Лапида. Как ни крути, Ави Габай на фоне бывших премьер-министров и начальника ГенШтаба смотрится не слишком звездно, даже с учетом того, что он возглавляет партию с большими историческими корнями.

Столкновение этих амбициозных устремлений Ливни и Габая мы имели весьма сомнительное удовольствие лицезреть на прошлой неделе. Вряд ли эта история принесет пользу партии «Авода», и избранный Габаем публичный и унизительный метод расставания ударил и по его имиджу, и по имиджу партии, в которой все больше множатся голоса, призывающие срочно сместить Габая и выбрать нового руководителя, который поведет партию на выборах. Не надо быть большим оракулом, чтобы предсказать уровень ущерба, который нанесет партии этот шаг отчаяния.

В данный момент просто невозможно предугадать, какими именно будут партийные списки, которые будут поданы в Комитет по выборам, и какие будут заключены союзы между движениями и партиями, но ясно одно — ничего хорошего партии «Авода» публичный и унизительный «развод» не принесет. Как и всенародное полоскание грязного белья в виде открытой фронды против Габая в рядах партии. Все это  может привести к тому, что после ближайших выборов партия «Авода» приобретет совершенно карликовый размер, и ее способность влиять на государственные и парламентские процессы будет равняться нулю. Выбраться из этой ямы следующему лидеру (по устоявшейся партийной традиции проигравший лидер теряет свое место) будет совсем не просто.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x