Политика

Мандельблит. Photo by Miriam Alster/Flash90

Двуликий Авихай Мандельблит

Именно в связи с уголовными делами с «тремя нулями», в которых фигурирует глава правительства Биньямин Нетаниягу, сейчас и обсуждают личность юридического советника Мандельблита. А личность, действительно любопытная.

В Израиле есть удивительная должность, сочетающая в себе вроде бы противоречащие друг другу функции. Называется она – юридический советник правительства. Судя по названию, это человек должен давать советы правительству: что можно делать с точки зрения закона, а чего с той же точки зрения делать не стоит, или вообще нельзя. Потому что даже правительству, «избранному народом», как любят напоминать наши министры,   не всё позволено. Впрочем, наш кабинет министров, как и кнессет, зачастую руководствуется известной максимой: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Но кроме функции, прямо вытекающей из названия должности, у юридического советника правительства   есть еще права и обязанности. Он является «адвокатом правительства». То есть, должен защищать решения правительства в Высшем суде справедливости (БАГАЦ), когда кто-то подает иск, оспаривая законность этих решений или правительственных законопроектов. И еще – внимание – помимо того, что юридический советник правительства – адвокат, он еще и прокурор. Адвокат и прокурор в одном лице – сочетание, которое трудно поддается  логике. Причем, прокурор он —  самый-самый главный в стране. Он возглавляет Генеральную прокуратуру. И это при том, что в стране существует Генеральный прокурор. Трудно понять, зачем нашей маленькой стране два генеральных прокурора: один – «просто» Генеральный прокурор, второй – «главный» Генеральный прокурор. Между прочим, на  английском языке должность Мандельблита так и называют «the Attorney General of Israel» — генеральный прокурор Израиля. А тот, кто у нас называется генеральным прокуроров, в обратном переводе с английского будет «государтсвенным прокурором». Так что, не так уж ошибаются некоторые  русскоязычные СМИ Израиля, порой называя юридического советника правительства Авихая Мандельблита генеральным прокурором, вроде бы, понижая его в статусе.

Я сейчас не буду говорить о парадоксальных случаях, когда «адвокат» правительства отказывается защищать позицию своих «подзащитных» в БАГАЦе, потому что он с ней не согласен. А порой – это уж совсем странно —  даже свидетельствует в Высшем суде справедливости против своего «клиента», потому что так требуют закон и его совесть. Не буду говорить потому, что в последнее время все страсти вокруг Мандельблита сосредоточены, в основном, лишь вокруг одной его функции, оговоренной статьей 17 Основного закона о правительстве. Эта статья имеет довольно длинное, но зато исчерпывающее название: «Расследование в отношении Премьер-министра в период отправления им своей должности и после, подача обвинительного заключения и приговор». Она определяет, что уголовное дело против главы правительства может быть возбуждено только с согласия юридического советника правительства, и именно он подает обвинительное заключение в Окружной суд Иерусалима.

Вот именно в связи с уголовными делами с «тремя нулями», в которых фигурирует глава правительства Биньямин Нетаниягу, сейчас и обсуждают личность юридического советника Мандельблита. А личность, действительно любопытная. Нетаниягу назначил его на этот пост в феврале 2016 года.  Перед этим Мандельблит в течение нескольких лет занимал пост секретаря правительства (правого правительства!). То  есть, в правизне идеологических взглядов Мандельблита вряд ли были какие-то сомнения. И называть его «леваком» не поворачиваяся язык даже у самых «отвязанных» правых.  К тому же, по данным СМИ, Мандельблит  входил в число личных – обратите на это внимание – друзей семьи Нетаниягу. В то время проводилось полицейское расследование, связанное с тем, что «первая чета» свой личный дом в Кейсарии якобы обустраивала за счет госказны. И высказывалось подозрение, что Мандельблит поставлен на этот пост именно для того, чтобы покончить с «травлей» семьи Нетаниягу, как это называли сторонники главы правительства. Вообще, надо отметить, что Нетаниягу удивительно не везет со своими «верными ставленниками». То самое расследование о злоупотреблениях с виллой Нетаниягу санкционировал бывший юридический советники правительства Иегуда Вайнштейн, который был в свое время личным адвокатом Нетаниягу.

И вот именно «надежный», вроде бы, Мандельблит дал ход расследованиям, которые потом вылились в предварительные обвинительные заключения по делам 1000, 2000, 4000. Не раз и не два, хоть с разными оговорками, Нетаниягу нападал в своих выступлениях перед телекамерами и в фейсбуке на Мандельблита, утверждая, что тот уступает давлению «леваков», стремящихся свергнуть Нетаниягу.

Положению Мандельблита не позавидуешь. Если он закроет или значительно смягчит обвинения против Нетаниягу, СМИ и оппоненты главы правительства обвинят его в ангажированности и припомнят близость Мандельблита к семейству Нетаниягу. Если же он не будет уступать требованиям адвокатов Биби и сформулирует достаточно жесткие  обвинительные заключения, будут говорить, что Мандельблит поддался давлению левых и боится, что его заподозрят в личных связях с семьей Нетаниягу. Куда ни кинь, всюду клин.

На Мандельблита давят – и еще как давят! – и слева и справа. Слева – достаточно вспомнить еженедельные субботние демонстрации  у дома юридического советника, организованные левым политическим и общественным деятелем Эльдадом Янивом и бывшим «завхозом» резиденции главы правительства Мени Нафтали, ставшим заклятым врагом семейства Нетаниягу. На этих достаточно буйных демонстрациях от Мандельблита требовали немедленно предъявить обвинительное заключение по делам Нетаниягу. Лично у меня эти демонстрации вызывали двойственное ощущение. С одной стороны, в демократическом государстве гарантирована свобода демонстраций, и организаторы использовали  эту «гарантию» сполна. Тут я «за».  С другой стороны, это — явное давление на правоохранительную систему. Что «не есть хорошо». Мне даже вспомнились, хотя, может,  сравнение не вполне корректно, собрания на советских предприятиях в период процессов тридцатых годов нал Бухариным, Каменевым и прочими «иностранными  шпионами» с требованиями сурово покарать врагов.

Что творится в голове у Мандельблита, знает один лишь он. Уже на стадии предвпарительного обвинения – того, самого, которое должно рассматриваться на так называемых «слушаниях» с адвокатами Нетаниягу, юридический советник убрал из проекта, представленного прокуратурой обвинения по самой тяжелой статье – «взяточничество», оставив лишь «нарушение общественного доверия». Противники Нетаниягу сочли это непростительной уступкой Мандельблита. Сторонники – этим не удовлетворены и требуют снятия всех обвинений. Адвокаты Нетаниягу сейчас отказываются получать полный текст обвинительных заключений, ссылаясь на то, что им не заплатили. Они требуют отложить слушания, назначенные на июль. Мандельблит вынужден заявить, что это не повод для отсрочки, и угрожает предъявить обвинение без слушаний. Не исключаю, что этого добиваются и адвокаты Нетаниягу, желающие при этом, чтобы ответственность за отказ от слушаний легла на Мандельблита. В общем, идет сложная юридическая игра, в которой истинная роль Мандельблита представляется весьма двусмысленной. У меня даже на этот счет есть своя конспирологическая теория, ни на чем, кроме как на личных ощущениях, не основанная. Мне порой кажется, что Мандельблит все-таки слегка подыгрывает  «стороне Нетаниягу», хотя изо всех сил старается показать, что следует закону, невзирая на лица. Рискну предположить, что Мандельблит в итоге уступит просьбе адвокатов и перенесет слушания на сентябрь, а то и на после осенних праздников. Рад буду ошибиться.

Но какое бы решение Мандельблит не принял, на его обрушится шквал критики политиков и волна оскорблений в социальных сетях. Похоже, он к этому готов.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x