Арабский мир

Центр для детей аутистов в Газе. У большинства учителей нет никаких навыков для работы с аутистами. (Фото любезно предоставлено Баширом Абд аль-Рахманом)

Дать надежду детям-аутистам в секторе Газа

В секторе Газа живут тысячи аутистов. Низкая осведомленность общества о проблеме, многие не диагностированы, нет специализированных учреждений (а если и есть, они стоят больших денег). Башир Абд а-Рахман, отец девочки с аутизмом, решил принять меры и создать центр. Скромная инициатива, дающая шанс испытывающим трудности детям Газы...

Быть аутичным ребенком сложно, а быть ребенком-аутистом в Газе еще сложнее. Во многих случаях дети не диагностированы, а если и диагностированы, то им не оказывается должная профессиональная помощь. Специализированных центров практически не существует, а услуги немногих существующих учреждений очень дорогие, они не по карману родителям. Экспертов и специалистов в области аутизма практически нет, и дети растут без надежды на будущее.

Небольшое здание площадью около 70 квадратных метров с бетонной облицовкой, две комнаты и маленький двор, минимум мебели, факс, телефон и немного документации, комната ожидания для родителей, несколько столов и стульев, импровизированный игровой уголок. Заброшенный и запущенный район в лагере беженцев Джебалия в северной части сектора Газа. На здании надпись: «Центр аутизма Монтессори». Центр назван в честь итальянского ученого Марии Монтессори, разработавшей в начале 20-го века уникальную методику обучения, до сих пор используемую по всему миру.

Девять специалистов и 15 детей, у большинства из которых были диагностированы расстройства аутистического спектра, а также дети с нарушениями развития и проблемами в общении, ежедневно заходят в ворота этого учреждения. Они получают то, что не могут получить в обычных школах в Газе. Если сформулировать просто, это место, которое дает им шанс. Возможность развиваться и чувствовать себя нужным.

А родители находят здесь немного утешения. И в этом случае не будет преувеличением сказать, что для них это даже своего рода спасение. Но этот центр — одно из немногих учреждений в секторе Газа, обеспечивающее благоприятную среду для развития аутистов и хотя бы частично решающее проблему образования для детей с особыми нуждами.

В секторе Газа их тысячи. Хотя точное число неизвестно, согласно неофициальной информации, основанной на оценках тех, кто знаком с Газой, около 7000 человек в секторе имеют расстройства аутистического спектра разной степени тяжести. В городе Газа и к северу от него имеется пять или семь центров для детей-аутистов. Некоторые из них частные. Они ориентированны на прибыль и требуют с родителей детей-аутистов до нескольких сотен долларов в месяц за свои услуги. Жители сектора Газа не имеют возможности платить такие суммы. Единственная альтернатива — оставить детей дома.

Без специальной терапии, без соответствующей социальной и образовательной активности. И поэтому родители (обычно мать) оказываются привязанными к дому и детям, нуждающимся в постоянном присмотре, без возможности предоставить им надлежащий профессиональный уход. Мало того что дети не развиваются должным образом, но и родители страдают под гнетом ежедневных проблем, мешающих вести нормальный образ жизни.

Я получил нужные знания в Интернете

 Существующие обстоятельства вынудили Башира Абд а-Рахмана из Бейт-Лахии, отца аутичной девочки, 14-летнего Хибы, задуматься об открытии собственного учреждения. И вскоре был открыт «Центр Монтессори» для аутистов. Абд а-Рахман предложил эту идею 10 месяцев назад, и с тех пор центр работает.

На этой неделе Башир рассказал нам по телефону, как решил открыть центр. «Это была наша с женой личная инициатива. Мы занимались дочерью круглосуточно. Центр дает Хибе немного независимости и помогает выразить себя так, как она не могла сделать этого раньше.

Я начал изучать информацию по теме, сосредоточился на исследованиях. Посмотрел все, что нашел на YouTube и в социальных сетях. Прочитал материалы и увидел, как детьми-аутистами занимаются в Европе, как нужно по-настоящему заботиться об этих детях.

Мы вложили всю нашу энергию в этот проект. Это требует больших финансовых затрат. Нужно привозить детей и учителей. И нужен персонал, поддерживающий порядок в арендуемом нами помещении.

В настоящее время здание функционирует с минимальной инфраструктурой, а мы платим 350 долларов в месяц за аренду. Некоторые родители не в состоянии платить, а некоторые могут, но мы как-то умудряемся держаться на плаву. Каждый дает, сколько может.

Нам нужно больше игр для детей, оборудования, даже осветительных приборов. В здании не всегда есть электричество, хотя в последнее время ситуация улучшилась. Дети находятся в центре где-то с восьми утра до часа дня, они слушают музыку и рисуют. Мы делаем все возможное на средства, которые нам удалось собрать».

Доктор Джамаль Дакдуки, директор психологической службы в Кафр-Кане, несколько недель назад ездил из Израиля в Газу в составе делегации от организации «Врачи за права человека» и посетил «Центр Монтессори».

«Это заброшенное здание, которое пытается создать ощущение дома, но будьте уверены, до домашнего уюта там далеко. Я встретил там семерых аутичных детей в возрасте от пяти до десяти лет в сопровождении их родителей и обслуживающего персонала. Я прочитал лекцию о том, как лечить детей с трудностями общения и проблемами развития, и я быстро понял, что учителя в центре просто не знали, как обращаться с подобными детьми, потому что их никто не учил.

Родители сказали, что не знали, что такое аутизм, пока им не объяснили. Они не понимали, почему они не ладят с ребенком и что с ним не так. Был случай, когда врач поискал информацию в Google, чтобы понять, что происходит на самом деле.

И вдруг возник центр, где создается благоприятная среда для детей. Они получают горячую еду, личное внимание и эмоциональную заботу, чтобы научиться общаться и устанавливать зрительный контакт».

Мы спрашиваем, а как было раньше?«Один из двух вариантов: либо дети были заперты дома, либо учились в обычном классе, где не могли ладить с детьми и вписаться в коллектив», — отвечает Дакдуки. «Так что центр предоставляет возможность обучения для детей-аутистов, а их родители получают шанс немного расслабиться».

— Считаете ли вы, что общество в Газе осознает проблему аутизма?

«Частично. Недостаточно. Важно повышать уровень осведомленности, расширять понимание и объем знаний по данной теме. Необходимо привлекать специалистов из Израиля — врачей, занимающихся проблемами развития, учителей и психологов — для обучения и профессиональной подготовки, поскольку этого не хватает в Газе».

«К нам пришла четырехлетняя девочка с проблемами речи. Она не говорила ни слова. А спустя всего два месяца с момента прибытия в центр она начала произносить несколько слов. «Мама», «папа». Кто думал, что она заговорит?»

Башир говорит, что растет поток обращений со стороны родителей, которые хотят привести детей в центр, но он вынужден вежливо отказывать им. «Здание маленькое и не может вместить более 15 человек. Персонал уделяет детям личное внимание. Нам удалось набрать людей, которые могут немного помочь. Это учителя по работе с детьми с особыми нуждами и психологи. Есть также приходящие добровольцы, и это очень помогает детям.

Но, к сожалению, этого недостаточно, потому что нам нужны специалисты в области аутизма. Те, кто знает, как работать с такими детьми. Увы, их просто нет. Здесь, в Газе, практически нет людей, разбирающихся в теме на профессиональном уровне и могущих помочь моей дочери и тысячам таких, как она».

 

Большинство учителей не проходят подготовку по лечению аутичных детей. Хиба Абд а-Рахман в центре, основанном ее отцом в лагере беженцев Джебалия (Фото любезно предоставлено Баширом Абд аль-Рахманом)

«Мы работаем в самых простейших условиях, но мы рады видеть, что иногда есть успехи», — говорит Башир. Например, к нам пришла четырехлетняя девочка с проблемами речи. Она не говорила ни слова. А спустя всего два месяца с момента прибытия в центр она начала произносить несколько слов. «Мама», «папа». Кто думал, что она заговорит?

Или одна мать позвонила мне и взволнованно сказала: «Если бы не центр, я не знаю, что бы я делала, это просто дар Божий».

Сами родители тоже устали и утомлены ситуацией: это требует много внимания, умственных и физических вложений. Воспитывать аутичного ребенка нелегко, и мы приносим им некоторое удовлетворение. Так что это радует нас и дает нам стимул двигаться вперед. Но проблема в том, что не существует официального органа, который бы поддерживал нас и поощрял бы идею развития инфраструктуры для лечения аутичных детей. Палестинское министерство просвещения или министерство по социальным проблемам не компенсируют наши расходы и не создают учреждения для аутистов, поскольку из-за нехватки ресурсов и скудного бюджета приоритетом для них являются более насущные проблемы.

Девочка может писать

 Родители аутистов и детей с проблемами в развитии, обучающихся в «Центре Монтессори» рассказали нам о надежде, которую этот центр вселил в них, и об улучшении (в большинстве случаев) поведения детей. Амаль была ошеломлена, когда ее пятилетняя дочь Рима начала писать. «У нее были серьезные проблемы с письмом, она не могла ничего написать и не могла держать карандаш. А благодаря сотрудникам центра она вдруг взяла в руки письменные принадлежности».

Дар Муин также решил отправить в центр девятилетнего сына Абдуллу, страдающего расстройством аутистического спектра. «Есть еще несколько центров специального образования, но родители не в состоянии оплачивать их. И если данное учреждение не получит поддержки, оно может закрыться, поэтому мы пытаемся собрать пожертвования.

Я не мог отправить сына в обычную школу, потому что, с одной стороны, обычная школа в Газе не способна интегрировать особенного ребенка, чтобы ему было удобно, а с другой стороны, ребенок не обладает такими же способностями, как остальные дети.

Занятия в «Центре Монтессори» стоят денег, но здесь с большей вероятностью помогут ребенку».

М., житель Газы, состоятельный торговец с разрешением на работу в Израиле, обратился в координационный совет с просьбой отвезти свою четырехлетнюю дочь в больницу в Израиле, чтобы попытаться точно выяснить, в чем проблема и как ей помочь. «Я обращался ко многим врачам и возил дочь в «Центр Монтессори», но никакого прогресса не наблюдалось. Центр в принципе работает хорошо, но не в случае с моей дочкой. Мы не знаем, что с ней, поэтому необходимо сначала поставить ей диагноз».

Алаа, отец девятилетнего Омара, говорит, что его сын был диагностирован в Газе в возрасте двух лет. «Он был в четырех разных центрах, но я забрал его оттуда. За занятия в одном из центров я платил 200 долларов в месяц, а теперь я плачу всего 100-150 шекелей в месяц», — говорит он. «В центре сына научили, как себя вести. Он теперь понимает буквы и цифры, мы видим явный прогресс.

Но проблема в том, что персонал состоит из добровольцев с ограниченными возможностями в плане лечения и обучения. Нам нужны специалисты. Нужны учреждения более высокого уровня, с солидным бюджетом и персоналом, который будет знать, как правильно обращаться с аутичными детьми».

В школе Монтессори. www.flickr.com

Родители думали, что выхода из положения нет

 Доктор Джамаль Дакдуки объясняет: «Аутисты — это люди, которым трудно общаться. Они живут в своем собственном, изолированном мире, и даже не всегда способны установить зрительный контакт.

Аутичные дети есть везде, в Тель-Авиве, в Америке и в Газе. Они везде одинаковы. Но отличаются подход к проблеме, методика занятий, медицинские процедуры и вообще восприятие аутистов в обществе. В этом смысле расстояние между Газой, Израилем и другими странами велико.

Проблема начинается еще раньше, потому что мы не диагностируем детей в раннем возрасте. В Газе дети с аутизмом в большинстве случаев просто сидят дома. Когда мы говорим о психиатрических центрах в Газе, мы имеем в виду людей, которые приезжают на психиатрическое лечение, а не тех, кто нуждается в помощи психологов.

Дети с аутизмом, депрессией и тревогой остаются дома. Нет никакого лечения в понимаемом нами смысле слова. В школах практически нет специальных учебных классов. Иногда, если детям с аутизмом не поставлен диагноз, их оставляют на второй год. А иногда родители ошибочно считают детей умственно отсталыми, и это приводит к тому, что они не обучаются по правильным методикам.

Я встречался с мальчиками и девочками, у которых аутизм был диагностирован только в 14-15 лет, и в этом возрасте мало что можно сделать. Некоторые родители не знали термина «аутизм» и думали, что это ребенок с отставанием в развитии. Они полагали, что выхода из положения нет. Что они не могут ничего поделать. Но это не так. При высокофункциональном аутизме можно добиться прогресса с помощью специальных методик. Такие дети могут без проблем обучаться в обычных школах, если их вовремя диагностировать, а потом оказывать постоянную профессиональную помощь. Но если диагноз не ставят, что можно поделать?

Помимо всего прочего, есть родители, предпочитающие заниматься детьми самостоятельно, без привлечения посторонних людей. Обычно это делается

по социальным и культурным причинам, а также из-за чувства стыда. Некоторые настроены скептически и не верят в эффективность полутерапевтических учреждений, в основном из-за отсутствия знакомства с таковыми или из-за отсутствия опыта.

Башир думает наперед, обдумывая идею открытия в Газе специальной школы для детей с низкофункциональным аутизмом. Вместе с другими родителями он планирует начать работу по связям с общественностью, распространять листовки и повышать уровень осведомленности о проблеме. Они не ждут чудес и не питают иллюзий, что кто-то придет и спасет их. Они понимают, что никто не поможет им и не позаботится о будущем их детей, кроме них самих.

 

Оригинал публикации в Сиха Мекомит

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x