Конфликт

Правые активисты у здания резиденции премьер-министра выступают в защиту 5-х подозреваемых в убийстве палестинской женщины. Фото: Noam Rivkin, Flash-90

Асимметрия наказаний

В Иудее и Самарии существуют две параллельные правовые системы.  Израильские граждане пользуются всеми правами и защитами, случаи нарушения прав израильских заключенных быстро попадают в прессу и становятся достоянием общественности, в их защиту устраиваются широкие кампании, иногда привлекается даже административный ресурс, как в случае недавних арестов пятерых подозреваемых в убийстве палестинской женщины. Палестинцы не имеют тех же прав, что и израильтяне, и попадают в гораздо более суровую систему военного судопроизводства.

В последнее время весь Израиль обсуждает арест ШАБАКом пятерых подростков, подозреваемых в терроризме. ШАБАК считает, что именно эти подростки 13 октября прошлого года в районе Цомет Тапуах убили брошенным по едущей машине камнем палестинку Айшу Раби. Аресты вызвали в обществе массовые протесты, а из бурных обсуждений в блогосфере немедленно сформировался и начал распространяться клич: «Палестинским террористам все сходит с рук, а наших еврейских мальчиков хватают».

Родители подозреваемых в убийстве палестинской женщины на пресс-конференции в Тель-Авиве. Фото: Flash-90

А как обстоят дела в реальности?

Согласно данным израильских сил безопасности, в октябре 2018 года в израильских тюрьмах находились 220 палестинских подростков, не достигших 18-летия, при этом сорока двум из них – меньше 16 лет. 104 из них дожидаются суда, 4 – находятся под административным арестом (без суда, без выдвинутых обвинений и без оговоренного срока заключения, обычно административному аресту подвергают для профилактики). Своего пика – 466 заключенных — эти цифры достигли осенью 2015 года, во время «интифады одиночек», из них не достигли шестнадцатилетнего возраста 133 подростка.

По данным правозащитных организаций из шестидесяти подростков, задержанных в Восточном Иерусалиме в период между маем 2015-го и октябрем 2016-го, 95% были допрошены в отсутствие родителей, 91% были арестованы ночью в своих домах,  на 81% были надеты наручники, 80% подписали свои признания на иврите и 25% жаловались на применение к ним насилия во время расследования. В апреле 2016-го международная организация Human Rights Watch, опираясь на интервью с заключенными, видеозаписи и рассказы адвокатов, сообщала, что с октября 2015 удвоилось число случаев, когда израильская полиция применяла к несовершеннолетним палестинцам чрезмерное насилие – избиения, крики, угрозы и неподходящие условия содержания.

По данным на май 2017-го, с сентября 2015-го 200 палестинцев, среди них несовершеннолетние, были задержаны только на основе анализа социальных сетей, в том числе за лайк поста в фейсбуке, который показался системе подозрительным. Задержанные подвергались административным арестам сроком на несколько месяцев. Так, например, жительницу Хеврона, потерявшую мужа в автокатастрофе и написавшую, что она надеется на встречу с ним на небесах, подвергли четырехмесячному аресту.  Известен случай, когда палестинец был арестован из-за ошибки перевода – слова «Доброе утро», которыми он сопроводил свою фотографию рядом с бульдозером, были ошибочно переведены как «Атакуй их». Нужно ли говорить, что при множестве подстрекательских постов в Сети, направленных против палестинцев, случаи арестов подстрекателей единичны, а многочисленные задокументированные случаи нападений на палестинцев, как правило, не приводят к арестам нападавших. Палестинских подростков, виновных в нападениях, приговаривают к более чем десятилетним срокам. Зачастую причиной гибели палестинца, в том числе несовершеннолетнего, может стать одно подозрение в попытке совершить нападение.

В случае же, если евреи на территориях нападают на представителей сил безопасности, те не имеют легальной возможности оказать противодействие. Солдаты и резервисты признаются, что они беспомощны перед нападениями еврейских поселенцев. Иногда они подают жалобы в полицию, и тогда поселенцы получают незначительные наказания.

 

 

Июнь 2018. Полицейский ранен при выселении Натив Авот. С крыши по полицейским бросали тяжелые предметы, в том числе бетонные блоки. Подобным блоком в мае прошлого года был убит сержант Ронен Любарский. Фото предоставлено полицией.

В период с 2005-го по 2010-й годы за метание камней было задержано более 800 палестинских подростков, большинство из них 16-17-летние, 255 – в возрасте 14-15 лет, 34 – младше 14. Они провели за решеткой от нескольких дней до 20 месяцев. (Израильских граждан младше 14 лет запрещено подвергать тюремному заключению.) В 2015-ом году была принята поправка к закону о наказаниях, согласно которой наказание за камень, брошенный в едущую машину, может повлечь 10 лет заключения, независимо от намерений метавшего и от того, был ли причинен физический вред. Если же удалось доказать, что камень был брошен с намерением ранить человека, наказание удваивается и может достичь 20 лет заключения, даже если не был причинен физический ущерб. Стоит ли говорить, что до сих пор этот закон применялся только к палестинцам.

Когда происходят теракты, влекущие гибель или тяжелые ранения израильских граждан, как в промзоне Баркан или возле поселения Офра, для задержания террориста привлекаются значительные силы ЦАХАЛ, а само задержание превращается в настоящую военную операцию прямо посреди Рамаллы или Дженина, которая не прекращается до поимки или ликвидации всех подозреваемых и влечет за собой коллатеральные жертвы. Наказанию подвергаются не только сами террористы, но и члены их семей, которых если и не арестовывают за соучастие, то по крайней мере лишают права на въезд в Израиль, дома семей террористов часто сносят. Ничего подобного мы, разумеется, не наблюдали ни в случае недавнего линча возле поселения Бейт-Эль, закончившегося смертью 17-летнего палестинца и ранениями взрослого, ни в случае сожжения заживо 16-летнего жителя Восточного Иерусалима Абу Хдейра. Во всех случаях нападений израильтян на палестинцев действует легальная процедура, принятая в демократических странах.

Сравнить суровость наказаний, применяемых к палестинцам и к израильтянам, можно и на примере Ахед Тамими, несовершеннолетней палестинки из деревни Наби Салех, которая была осуждена на несколько месяцев заключения за нападения, в результате которых никто не пострадал; вместе с ней были арестованы и осуждены ее двоюродная сестра и мать, последняя — за ведение съемки, что было расценено как подстрекательство. С другой стороны, во время недавнего сноса форпоста Амона пострадали 23 полицейских, из них один получил ножевое ранение, остальные были ранены камнями, при этом были задержаны только 7 атакующих, причем их отпустили уже через несколько часов.

Можно видеть, что если и существует асимметрия, то никак не в пользу палестинцев. Поскольку, как известно, «камень убивает», палестинца осуждают на несколько месяцев заключения за брошенный камень, даже если он ни в кого не попал, да и не мог, поскольку был брошен с расстояния, заведомо превышающего мировые рекорды по метанию. По поводу Наби Салех можно также отметить тот факт, что за почти десять лет еженедельных демонстраций был легко ранен камнем один израильский солдат, тем не менее многие участники демонстраций, и просто жители деревни во время разгона демонстраций были ранены резиновыми или даже боевыми пулями, пострадали от слезоточивого газа (кассетами с которым забрасывают жилые дома с находящимися в них стариками и младенцами), или арестованы (в том числе по несколько раз), при этом несколько человек погибло. Стоит ли говорить о том, что подобные меры практически не применяются на территории Израиля, даже если речь идет о демонстрациях, сопровождающихся актами вандализма и насилием по отношению к полиции, как это было во время демонстраций харедим против закона о призыве.

Сжигание израильского флага в Меа-Шеарим. Фото: Yonatan Syndel, Flash-90

На территории Иудеи и Самарии палестинцам вообще запрещены любые демонстрации, и против демонстрантов всегда применяются жесткие методы разгона.

Всю эту асимметрию нетрудно объяснить, если вспомнить, что в Иудее и Самарии существуют две параллельные правовые системы.  Израильские граждане пользуются всеми правами и защитами, случаи нарушения прав израильских заключенных быстро попадают в прессу и становятся достоянием общественности, в их защиту устраиваются широкие кампании, иногда привлекается даже административный ресурс, как в случае недавних арестов пятерых подозреваемых в убийстве палестинской женщины. Палестинцы не имеют тех же прав, что и израильтяне, и попадают в гораздо более суровую систему военного судопроизводства, с совсем другими возможностями и процедурами защиты; случаи нарушения их прав обычно не становятся материалом для громких публикаций, общество на них не реагирует, да зачастую и просто о них не знает.

В информационном поле образуется некий замкнутый круг: мы так много слышим о палестинском терроре, что в обществе складывается впечатление, что все палестинцы – террористы, поэтому, когда становится известно об аресте или убийстве палестинца, общество изначально полностью уверено, что речь идет о террористе. Кроме того, о нападениях известно больше, чем о наказаниях (кроме особо резонансных случаев), о них рассказывают и пресса, и очевидцы, и в обществе формируется убежденность о безнаказанности палестинцев. (Кроме того, наказания часто кажутся израильскому обществу недостаточно серьезными). О еврейском терроре пишут намного меньше, и каждый арест становится событием. Поскольку люди мало знают о еврейском терроре, им кажется, что его нет, что евреи ничего плохого никогда не делают и не могут делать. Поэтому каждый арест еврея — гражданского, подозреваемого в терроре, или солдата ЦАХАЛ, нарушившего правила открытия огня — представляется чудовищной несправедливостью и порой из-за недостатка информации ошибочно объясняется пристрастностью правоохранителей.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x