Интервью

Протестная акция в Ашдоде. Фото: Flash-90

Как возмутился Ашдод, и что из этого вышло

"Мы будем продолжать выходить, делать все возможное в рамках закона до тех пор, пока не будем услышаны, либо пока мэр Ашдода сам не подаст в отставку. Или – до выборов. В ближайшую пятницу у нас запланирован автопробег протеста. Мы не собираемся сдаваться".

Вот уже третью неделю Ашдод остается темой израильских новостей. 13 января здесь состоялась крупная акция протеста, собравшая, по разным оценкам, от 4 до 5 тысяч человек при том, что всего в Ашдоде, шестом по величине городе Израиля, живет около 220 тысяч. 27 января прошло второе выступление. Демонстранты поднимали плакаты «Нет религиозному диктату», а выступающие с трибуны говорили о несогласии жителей с политикой муниципальной власти относительно работы в субботу. О том, что же заставило ашдодцев выйти на площадь и как развиваются события сегодня, Ольга Черномыс расспросила одного из организаторов,  члена инициативной группы акции «Протест против религиозного диктата»  Олега Молдавского.

Олег Молдавский. Фото: семейный архив

— Олег, прежде всего, что происходит в Ашдоде сейчас, какова реакция на протесты?

— Сегодня ситуация никак не изменилась, руководство города на нас не реагирует. В прессе появилась какая-то размытая реакция мэра Иехиэля Ласри, где он заявил, что да, нарушен статус-кво, но не уточнил, в чью пользу. Эта реакция была совершенно не понятна – по сравнению с чем нарушен? С тем, что было месяц назад или десять лет назад, когда он пришел к власти в городе?

— То есть, не было предложений инициативной группе встретиться, провести переговоры?

— Нет. Ни одного.

Олег Молдавский (слева), кадр видео

— Расскажите, с чего начался этот протест? Почему люди вышли на улицу, хотя тема для ашдодцев не нова?

— Сначала мы объединились в группе в фейсбуке – не знакомые между собой люди, которым надоел этот религиозный диктат, или диктат мэра в пользу религиозного сектора. Мы поняли, что надо что-то делать. Мэрия города хочет полностью закрыть по субботам все бизнесы. Хотя даже в законе местного совета от 1976 года речь шла обо всем, включая кафе и развлекательные мероприятия, но не о театре. А у нас по велению мэра даже наш Центр сценических искусств — и тот закрыт по субботам.

Вы же понимаете, что закон на государственном уровне принят, представители ортодоксальной общины будут стоять на своем. В чем вы видите компромисс?

— В том, что каждый должен проводить свою субботу так, как он считает нужным. Наш протест вообще не против религиозных, он против законов, которые нам не позволяют вести себя свободно и вольно, самим принимать решения, как проводить свой досуг.  На последней из наших демонстраций мы дали слово человеку религиозному, и он сказал: «Дай Б-г, чтобы весь Израиль соблюдал шаббат. Но нельзя заставлять делать это насильно. Поэтому я призываю прекратить это принуждение исполнять заповеди».

Мы не просим открывать рестораны и магазины в религиозных районах. Они, кстати незаконно, перекрывают дороги – и мы туда не ездим. Но в смешанных районах, где большинство населения светское, в центре – почему нам запрещают жить так, как мы находим нужным?  Компромисс, который мы предлагаем и есть «статус-кво». Существует постановление суда от 2015 года, где оговорено, что в шаббат имеют право работать три зоны культурного досуга – Star Center, Big Fashion и набережная — Таелет. И вот теперь они уже получили предупредительные штрафы, за которыми могут последовать повестки в суд и закрытие этих центров.

— Там действительно много людей бывает по субботам?

— Ну, если в Star Center в шаббат приходит порядка пяти тысяч человек, наверное, можно сказать – оживленно.

— Связывались ли с вами представители политических партий, члены Кнессета?

— Прежде всего, я хочу сказать вот что. Мы — не политическое движение, никто из 18 руководителей этого протеста не состоит ни в одной партии или политической организации. Когда у нас была самая многочисленная акция, приезжали Яир Лапид с Константином Развозовым, представители партии «Авода», был у нас и министр обороны господин Либерман. Они предлагали встретиться, но мы не согласились. Никто в Кнессете не сделал, на наш взгляд, достаточно для того, чтобы этот закон не прошел, чтобы мы спокойно отдыхали в шаббат.

Яир Лапид и Константин Развозов на акции протеста в Ашдоде, Flash-90

— Координируете ли вы свои выступления с полицией?

— Конечно. Все в рамках закона, на все есть разрешения полиции в письменном виде. Они патрулируют, наблюдают, в случае надобности перекрывают дороги. Мы все время четко и ясно говорим – мы против насилия, не призываем ни к каким акциям возмездия.

— Что вы планируете делать дальше, учитывая отсутствие реакции на ваши выступления?

— Мы будем продолжать выходить, делать все возможное в рамках закона до тех пор, пока не будем услышаны, либо пока мэр сам не подаст в отставку. Или – до выборов. В ближайшую пятницу у нас запланирован автопробег протеста. Мы не собираемся сдаваться.

— В прессе ваши акции часто подаются как «русский протест». Так ли это?

— Это ложная информация, и она только разделяет людей. В нашей группе есть люди из всех диаспор – и марокканцы, и грузины, и тунисцы, и эфиопы. Я живу в Ашдоде 23 года, некоторые родились здесь, некоторые приехали позже. Мы представляем город, а не какую-то одну диаспору.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x