Гражданин мира

С кем спит Азия?

«В Азии спят в одной кровати, но видят разные сны» — говорит президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Красивая метафора. Сны — это разные образы будущего, которые в свою очередь зависят от того, какие союзы выбираются, какие глобальные схемы победят. Китай и Россия, Запад и исламский мир — предлагают Центральной Азии свои варианты развития. И уже третье столетие идет Большая игра разведслужб...

Выступая в прошлый четверг на пленарной сессии XVI заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Мировое устройство: взгляд с Востока»  президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что напряжение в Азии, которая стала новой ареной для столкновения, является следствием дефицита доверия между глобальными игроками в регионе. По мнению Токаева, сейчас Азия напоминает лоскутное одеяло из различных двусторонних альянсов. «Как говорят в Китае, в Азии спят в одной кровати, но видят разные сны», сказал Токаев.

Какие сны снятся Азии? Какие альянсы ее разрывают на части? Чего добиваются от Азии глобальные игроки, которые усиливают напряжение в регионе, которое по мнению президента Казахстана напоминает возрождение Холодной войны?

Касым-Жомарт Кемелевич Токаев

Где казнили Артура Конолли?

Средняя Азия и Казахстан, впрочем, были ареной глобальных столкновений ещё задолго до начала Холодной войны.

Я вырос в Бухаре —  одном из самых древних городов мира, который и в советские времена привлекал туристов из разных стран. Юношей стал подрабатывать экскурсоводом. Большинство туристов интересовались архитектурными древностями, коих в Бухаре великое множество. Повествовательный нарратив презентации старины было очень легко усвоить. Большинство вопросов любопытных туристов было достаточно однообразным. Если же, что-то было неизвестно, то всегда можно было спросить у более знающих, в крайнем случае проконсультироваться у археологов или преподавателей исторического факультета.

Бухара

Помню, однако, как однажды мы все были поставлены в тупик. Собственно, не имел ответа не только я, но и более опытные гиды, хотя вопрос касался истории сравнительно недавней. Всего лишь 19 век. И касался он целей приезда британского учителя и группы школьников, которые сразу после Бухары направлялись в индийский Бомбей.

— А где здесь убили Артура Конолли? — спросил английский педагог.

Мы не знали, ни кто такой капитан Артур Конолли, ни что он делал в Бухаре, зачем оказался в нашем городе — столь далеком от британских владений. Не было нам известно ни место его казни, ни причина по которой бухарский эмир Насрулла приказал обезглавить его и полковника Чарльза Стоддарта, которого Конолли пытался спасти.

Бухара. Минаре́т Каля́н

Что такое “Большая игра”?

Британский же джентльмен, обнаружив столь поразительное наше невежество, стал объяснять, что это был великий человек, который придумал понятие “Большая игра”, дал название более чем столетнему противостоянию Британской и Российской империй. И фактически определил задачи этих двух сверхдержав относительно среднеазиатского региона. Педагог оказывается много рассказывал школьникам о Большой игре и великом офицере, прежде чем повез их на экскурсию.

Они ходили смотреть портрет Артура Конолли, который занимает достойное место в Национальной портретной галерее в Лондоне (первой в мире портретной галерее) рядом с Трафальгарской площадью. Галерее, которая была основана для того, чтобы увековечить образы выдающихся британцев разных столетий.

Но нам даже понятие “Большая игра” ничего не говорило.

Артур Конолли

Киплинга мы, конечно, читали

— Вы что Киплинга не читали? — ужасался англичанин.

Киплинга мы, конечно, читали. Кто не знает Маугли? Или сказки про Кота, который гулял сам по себе и сказу о том, как слоненок обзавелся большим хоботом. Я вообще мог вспомнить наизусть с десяток его стихотворений, пересказать все сказки и многие рассказы. Но шпионский и плутовской роман “Ким” о мальчике-агенте британской секретной службы, который действует против продвижения России на Восток, в СССР не почитался. Особенно учитывая, что в этом романе русских, продвигающихся на Восток, именуют “самыми бесчестными людьми”.

В Советском Союзе вообще плохо изучался опыт Большой Игры, которая была главной интригой геополитического противостояния в Центральной Азии с конца 18 века до Первой мировой войны. Иначе бы, зная британский опыт, Советский Союз не ринулся бы в Афганистан — капкан, который не только стоил жизни 15 тысячам советских воинов, но и во многом стал фактором способствовавшим падению СССР.

Конолли в костюме мусульманина. Портрет работы Джеймсв Аткинсона — художника, переводчика и врача

Россия против Британии

Выражение “Большая игра” впервые появилось на полях письма, которое было отправлено британским политическим представителем в Кабуле губернатору Бомбея в 1840 году.

За десять лет до этого молодой офицер Ост-Индийской компании решил возвращаться из официального отпуска в Британии не как обычно – морем, а через территорию Российской империи: через Москву в Грузию, а оттуда в Персию. Он видел российскую империю, российскую армию, общался с русскими офицерами в Тифлисе, которые даже дали ему казаков, которые сопровождали его через опасные участки до персидской границы.

Он оценил и боевые качества армии, и стойкость солдат. А ещё он понял, что российские войска невиданными темпами продвигаются на Восток. Затем он уже в качестве разведчика, рискуя жизнью, путешествовал в Средней Азии, изучая обороноспособность ханств и эмиратов. А через несколько лет выпустил книгу «Путешествие в Северную Индию сухопутным путем из Британии через Россию, Персию и Афганистан».

Конолли утверждал, что российское проникновение в Центральную Азию угрожает английскому господству в Индии. И эту угрозу с Севера необходимо остановить.

В России этот же процесс один из царских министров назвал «игрой теней».

«Игра теней»

Так обзавелась собственной теоретической базой большая геополитическая игра теней — противостояние разведок на огромной шахматной доске Азии. Две империи использовали азиатские государства мешая друг другу.

Питер Хопкирк в книге «Большая игра против России: Азиатский синдром» пишет, что по мере того, как две линии фронта сближались, Большая Игра становилась все интенсивнее. Несмотря на опасности, главным образом со стороны враждебных племен и правителей, не было недостатка в бесстрашных молодых офицерах с обеих сторон, готовых рискнуть жизнью, отправляясь в разведывательные миссии.

Полковник Чарльз Стоддарт и капитан Артур Конолли, которые приняли смерть за 4000 миль от дома, были отнюдь не единственными, кто заплатил смертью за свое участие в чрезвычайно опасной игре.

Секретным методам разведки обучали индийских горцев, обладавших недюжинным умом и физическими способностями, и затем их перебрасывали через границу под видом мусульманских проповедников или паломников. Русские, со своей стороны, использовали для проникновения в районы, считавшиеся слишком опасными для европейцев, монгольских буддистов.

«Что бы ни говорили историки сегодня, в то время русская угроза Индии представлялась весьма реальной. В конце концов она казалась очевидной для любого, бросающего взгляд на карту. Четыре столетия подряд Российская империя неуклонно расширялась со скоростью примерно 55 квадратных миль в день или около 20 000 квадратных миль в год. В начале девятнадцатого века Российскую и Британскую империи разделяло в Азии более 2000 миль. К концу столетия это расстояние сократилось до нескольких сотен миль, а в отдельных районах Памира оно не превышало двух десятков. Поэтому ничего удивительного, что многие боялись, что казаки всего лишь сдерживают своих лошадей, пока в Индии делается то же самое» — пишет Питер Хопкирк.

«Спасите меня от моих друзей». Карикатура времён Большой игры. Афганский эмир Шир-Али между Россией (медведь) и Британской империей (лев)

Продолжение игры

Эта игра не завершилась с падением Российской империи. И даже с уходом англичан из Индии. К Британии в противостоянии присоединились Соединенные Штаты. Попытка Советского Союза отобрать у Ирана Южный Азербайджан (где проживает 80% азербайджанцев) чуть не привела в сороковых годах к Третьей мировой войне.

Последним актом Большой игры для Советского Союза была “братская помощь” афганскому. народу. Эта авантюра, во многом предопределила падение СССР. Тогда администрация Рональда Рейгана, опасаясь, что СССР создает плацдарм для рывка к нефтегазовым ресурсам Персидского Залива, оказала помощь исламистским движениям. Вооружила моджахедов, дав им безоткатные орудия, миномёты и противотанковые гранатомёты. Привлекла международные исламские организации. Помогла Усаме Бен Ладену создать «Мактаб-аль-Хидамат» — из которой позже выросла Аль-Каида. Кроме того, в результате договоренности США с перепуганной советским вмешательством Саудовской Аравией, были увеличены квоты на добычу нефти. Это привело к падению цен на нефть и другие энергоносители. Афганская война и низкие цены на нефть — окончательно подорвали советскую экономику.

Не закончилась Большая игра и в постсоветской Азии.

Азия видит разные сны

«В Азии спят в одной кровати, но видят разные сны» — говорит президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Красивая метафора.

Фрагмент картины «Бассейн в гареме», Жана Леона Жерома, 1876 г.

Сны — это разные образы будущего, которые в свою очередь зависят от того, какие союзы выбираются, какие глобальные схемы победят. Китай и Россия, Запад и исламский мир — предлагают Центральной Азии свои варианты развития. Игроков, по идее, много. Уточняя список, можно добавить, что и мусульманский мир не однороден. И турецкий вектор не совпадает с афганским, а проповедники-ваххабиты из Саудовской Аравии не единомышленники проповедникам-шиитам из Ирана. И Запад — это не только Америка, но и Европейский Союз. И их интересы не всегда совпадают. Да и из одной страны, например США, порой доносятся чуть-ли не противоположные требования. Госдеп проводит одну линию, Пентагон — другую. Если Трамп говорит день, то демократы видят, что уже смеркается.

Про Америку стоит отметить, что именно изоляционистский курс Трампа, порождает вакуум, который быстро заполняется другими игроками. Мы это видим и по турецкому наступлению в Турции, и по расширению влияния России на Ближнем Востоке, и по экспансии Китая в Центральной Азии.

Дополнительные игроки

К государственным игрокам добавляются международные корпорации-гиганты, специализирующиеся на выкачивании природных ресурсов. Нефтяные и газовые компании, в отличие от государств, более свободны в выборе средств, нацелены на обогащение, куда менее чураются грязных методов, связанных с подкупом, шантажом, двойной бухгалтерией.

Большую роль в регионе стали играть и международные финансовые авантюристы, которые очень легко нашли общий язык с коррумпированными политиками и местными преступными кланами. Они были очень далеки от инвестиций в долгосрочные проекты, связанные с развитием. В лучшем случае их бизнес работает по схеме “купил-продал-наварился”. А чтоб покупать сырье по бросовым ценам, они не стесняются подкупать чиновников и давать большие откаты. Но идеальным вариантом получения легкой сверхприбыли являются посредничество, получение процента за доступ, когда международный спекулянт становится посредником.

Двусторонние альянсы, заключаемые глобальными игроками в регионе — плохи хотя бы тем, что никак не увеличивают коллективную безопасность в регионе. Никак не способствуют развитию и процветанию Центральной Азии.

PS

Советую посмотреть интервью, которое дал мне американский политолог Ариэль Коэн — колумнист журнала «Форбс», ведущий эксперт «Атлантического совета».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x