Общество

Photo by Yossi Zamir/Flash90

Не шримпсом единым жива армия

Кашрут в армии - вопрос неумозрительный. Там служит полно людей, которым он действительно важен и необходим. И эти ребята, к слову, тоже рискуют жизнью, чтобы вы могли спокойно сидеть и обсуждать в соцсетях, почему это в армии до сих пор соблюдается кашрут.

Никогда такого не было и вот опять. В интернетах снова обсуждают высокие отношения религиозных и светских — и на этот раз темой стало соблюдение кашрута в армии.

Знаю, тема такая, богатая для интернетного возмущения, но есть тут нюансы, о которых большинство обсуждающих просто ничего не знает.

Давайте по порядку.

В армии служит очень много ребят, которым важен кашрут. Это в основном «вязаные кипы», среди которых более 92% мальчиков идут в армию и почти все, у кого профиль подходящий, идут в боевые войска. Но не только — кашрут также соблюдают воспитанные в традиционных семьях выходцы из восточных общин. Статистически, в этих двух секторах гораздо больше детей, чем в «белом нерелигиозном» секторе: у «вязаных» в среднем 4.2 ребенка, у традиционных — примерно 3 в среднем. У нерелигиозных же — 2.1. Добавьте к этому количество мотивированных на службу в армии (в таких городах, где много религиозных сионистов, к примеру Гиват Шмуэль, процент мобилизации — более 90. Наибольший процент мобилизованных в 2018 — в городке Эфрат, где живут почти одни религиозные сионисты. А ведь в среднем по стране мотивация на мобилизацию падает…)

Что получаем? Да то, что процент солдат, которым важен кашрут, растет и будет расти. К этому стоит прибавить «современных харедим» — к примеру, в таком городе, как Эльад (для незнакомых с темой —  там живут немало харедим-«лайт») около 40% юношей мобилизуются в армию.

Борьба светской общественности с кашрутом в армии — это тройной «эпик фейл», фатальная ошибка. И вот почему.

Во-первых, принимать решения в армии стоит все же армейскому командованию, а не возмущенным пользователям Фейсбук. Командование должно руководствоваться в том числе таким понятием, как боевой дух. Какой боевой дух будет у солдат, которые не уверены, можно ли им съесть свой обед? А у нас тут не Финляндия — ребята реально рискуют жизнью. Игры в демократию с кашрутом могут в армии быть просто-напросто опасными.

Во-вторых, когда у одного ребенка в саду есть аллергия на арахис, просят всех детей не приносить в сад даже бутерброд, намазанный ножом, которым до того мазали арахисовую пасту. Да, из-за одного ребенка всей группе диктуют, что есть а что не есть в садике. Где демократия? Ну, нормальные люди считают, что здоровье одного аллергичного ребенка важнее, чем их бутерброд. Примерно то же — с кашрутом в армии. Да, у религиозного солдата не будет аллергической реакции, но он останется голодным, если будет считать, что в его еду могло попасть некошерное. А голодный солдат воюет-то похуже, вам об этом известно, господа? У светских есть полное право не соблюдать ничего, да, конечно, оно у них есть. Но у некошерной еды на кошерной армейской кухне может быть реальное отрицательное влияние на солдат, которым важно есть кошерное. Опять таки — боевое братство, слышали?

В-третьих, исторически, весь смысл израильской народной армии — это мультикультурность, боевое братство людей, которые не встретились бы никогда в «обычной жизни». Из всех секторов израильского общества, религиозных, светских, друзов, бедуинов, новых репатриантов из разных стран и так далее. Нет никаких «мер», которые можно односторонне применить в армии, дабы лишь один сектор почувствовал себя победителем. От этого проиграют абсолютно все. Единственное, от чего может выиграть вся армия — это от того, что люди (не на уровне солдат, а на уровне высшего командования) смогут договориться друг с другом о разумных компромиссах. Так, чтобы все учитывали чувства друг друга и действующие правила поддерживали боевое братство и боевой дух. (Вот бы еще тот же метод жить  перенести «на гражданку», да?) Это касается равно и светских, и религиозных.

Религиозные солдаты не исчезнут, как и вообще не исчезнут отсюда религиозные люди. Ведущаяся сегодня в нашем обществе дискуссия — поляризованная, радикальная — вредит абсолютно всем. Обсуждать нужно не кто кого где ущемил, а как нам ужиться вместе, когда у нас совершенно разные представления о том, что хорошо и что плохо. Потому что ни светские, ни тем более религиозные, с их рождаемостью, отсюда никуда не денутся. Договариваться все равно придется, даже если вы искренне считаете кашрут пережитком прошлого и полным отстоем.

Безусловно, дискуссия на тему религиозного диктата и отделения религии от государства важна и нужна для нашего демократического общества, как и дискуссия на тему неравного распределения ресурсов и бюджетов между секторами, или на тему лишних нововведений-устрожений (от которых наиболее страдают, кстати, умеренно религиозные). Все эти темы легитимны и должны вентилироваться.

Но вот кашрут в армии — это то место, где демократия ни при чем. В армии, знаете ли, вообще демократии мало. Так уж она работает. В том числе — усредняет и стирает индивидуальные различия между людьми, чтобы они могли функционировать как единое целое. И в столовой — тоже.

 

В статье используются данные ЦСБ и ЦАХАЛ, с сайтов Кипа и Мискар

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x