Арт-политика

Одна из иллюстрация романа - художник Давид Поланский

Анна Франк - языком комикса

В графическом романе Фольмана и Полонского радикализм Анны Франк - главный, формообразующий элемент: выплескивающаяся женственность, острота мышления, постоянное стремление с самообразованию, самодисциплина, необузданное чувство юмора и, разумеется, ее вербальная несдержанность. Фольман и Полонский вдохнули душу в образ Анны Франк, превратив ее в яркую экзистенциальную личность, непонятого гения, бунтарки вне времени и вне эпох.

Всякий раз, когда создается графическая (“комиксовая”) версия канонического произведения, мы прежде всего (так принято) немного возмущаемся, оплакиваем оригинальный текст и подозреваем создателей в меркантильных интересах. Однако при всей важности соблюдения принципа верной передачи оригинального текста, интереснее всего то, какова вообще художественная ценность графической версии произведения. “Анна Франк: графический роман” Ари Фольмана и Давида Полонского – серьезная интеллектуальная работа – с точки зрения сохранения памяти, доступности интерпретации исторических событий. Их работа имеет и художественную ценность.

Оригинальный текст, разумеется, сокращен и отредактирован (есть некоторое количество комментирующих вставок, в основном, что касается диалогов).  Дневник Анны Франк, как известно, в большей степени важен, как архивный биографический материал, чем художественный текст.  И создатели новой книги талантливо отобрали наиболее важные части оригинального текста. В предисловии авторов графической версии дневника говорится: “Если бы мы захотели весь текст перевести в графическую форму… то нам бы пришлось создать  книгу в 3500 страниц – эта задача на двадцать лет”. Заметно, что авторы создавали свою книгу с прицелом на будущий фильм (работа над ним уже ведется). Стоит напомнить, что Ари Фольман, известный режиссер, и художник-мультипликатор Давид Полонский создали вместе знаменитую анимационную ленту “Вальс с Баширом”. И книга, и фильм были заказаны Фондом Анны Франк. Несмотря на все это, получилось  самостоятельное, талантливое, аутентичное произведение — на уровне хорошей детской литературы.

И действительно: невозможно не испытывать особый подъем при соприкосновении с этой книгой. Каким образом Анна Франк, в своем юном возрасте, пришла к столь зрелому и глубокому пониманию человеческой природы, женственности, сексуальности, любви и семейственнности? Согласно оригинальному дневнику, мать Анны была сторонницей “прогрессивной системы обучения”. Но при этом дочь была разочарована матерью в других аспектах. Со стороны отца, старшей сестры и других жителей тайного убежища Анна вряд ли могла получить зрелое воспитание. Это никак не просматривается из описанной ею истории. Хотя Анна много читала (в оригинальном дневнике имеется подробный список литературы), в своих записях она не упоминает, что чтение оказало на нее существенное влияние.

Обложка ивритской версии романа, издательство Кинерет

Анна упоминает лишь одну книгу, оказавшую на нее влияние. Это книга американского микробиолога и писателя Поля Де Крюи о смерти женщин во время родов “The Fight for Life”.  “В целом, лишь в результате родов, женщины испытывают больше боли, страдают от большего числа болезней, чем любой герой войны. И чем за это вознаграждается женщина? Ее задвигают в угол… Ее красота быстротечна.  Женщины… Они намного более храбрые и дерзкие солдаты, чем многие знаменитые борцы за свободу, умеющие произносить высокопарные речи!” (последняя фраза получила в книге Фольмана и Полонского особенно сильное  графическое воплощение). И еще: “Почему в прошлом, да и в наши дни, женщина занимает намного более низкую ступень в обществе, чем мужчина… Я бы очень хотела знать, в чем причина столь ужасной несправедливости! Можно предположить, что мужчина, обладая большей физической силой, изначально навязал женщине свое господство… Мужчина, приносящий заработок… Мужчина, которому позволено все. Это было довольно глупо со стороны женщин позволить существование подобного положения дел столь долгое время… Ведь чем дольше этот порядок существует, тем он более укореняется.”

Всему этому в книге можно найти лишь частичное объяснение. Например, когда Анна пишет, что война заставила ее “повзрослеть”. На первый взгляд, само собой разумеющееся развитие личности, которое, задним числом, встраивается в интересный исторический контекст.  Но так ли все просто? Анна была настолько прогрессивна для своего времени, что даже в наши дни это кажется удивительным (несколько лет после ее гибели была опубликована феминистская книга Симоны де Бовуар “Второй пол”).  Анна заявляет, что не желает выходить замуж — “Никогда, никогда я не захочу быть домохозяйкой… Я не могу даже представить себе, что буду такой, как мама… и все прочие женщины. Про Петера, с которым у нее бурный роман, включающий “зажимания”, она пишет в своем дневнике: “Анна, будь честной с собой! Ты не могла бы выйти за него замуж. Он хочет лишь одного: покоя и счастья”. О своей подруге детства она беспечно пишет: “Я просила ее, в знак доказательства нашей дружбы, дотронуться до груди друг друга… Во мне происходит водоворот чувств  всякий раз, когда я представляю образ обнаженной женщины… Ах если б у меня была подруга”.

Поланский и Фольман.
Photo (c) Anne Frank Fonds Basel

Возможно, радикализм Анны получил бы больший вес, если бы речь шла о стандартном дневнике молодой девушки, если бы не то символическое место, которое занимает ее судьба в истории Холокоста, если бы не отведенная ей роль – девочки, ребенка (“Символ еврейских детей, уничтоженных в Катастрофе” — указывается на сайте института Яд ва-Шем). Дневник Анны Франк изучается  в школах, как “искренняя”, “вызывающее волнение” книга, с которой дети могут солидаризироваться. В википедии дневник описывается, как “символ юности”. Есть и другие посылы, которые повторяются во всех школьных программах: “символ страдания”, “еврейская Катастрофа глазами девочки”, “детская наивность, уничтоженная злыми силами”.

И вот в графическом романе Фольмана и Полонского радикализм Анны  — главный, формообразующий элемент: выплескивающаяся женственность, острота мышления, постоянное стремление с самообразованию, самодисциплина, необузданное чувство юмора и, разумеется, ее вербальная несдержанность. Фольман и Полонский вдохнули душу в образ Анны Франк, превратив ее в яркую экзистенциальную личность, непонятого гения, бунтарки вне времени и вне эпох.

Заметно восхищение, испытываемое авторами к своей героине. Это делает более живой и чувственной читательскую драму на фоне всем известного трагического, рвущего сердце, финала. Это редкий взгляд на мифологию, сформировавшуюся вокруг образа Анны Франк. Читателю все известно заранее – в то время, как рассказчица открывается ему во всей полноте. И это, возможно, объясняет, каким образом сформировалось обманное впечатление о “простодушной” девочке.  Однако книга Фольмана и Полонского не дает читателю никаких шансов на иллюзию: в их версии Анна требует прекратить относиться к ней, как к наивному ребенку.  Это то, что она пыталась объяснить в письме к своему отцу: “ У тебя нет права видеть во мне 14-летнего ребенка; я намного более взрослая из-за всего, что мне пришлось пережить”. Или еще один фрагмент дневника: “Я уже не младенец, не поздний ребенок, над которым можно смеяться. У меня есть идеалы, воззрения и собственные планы”. Или это: “Я еще покажу им, что Анна Франк родилась не вчера”.

Одним из наиболее сильных эффектов графической версии является напряжение между  знанием читателя о том, что ждет героиню, и повседневной жизнью с ее тайнами и сложностями. Отразить это напряжение авторам удается особенно хорошо не только благодаря исторической отдаленности сюжета, но и благодаря кинематографическим-анимационным художественным средствам. Это ощущение абсурда (“рутинная жизнь посреди ада”) достигает особой силы в наиболее прозаических сценах. Анна и сама обладала особым чутьем на абсурдные ситуации. Ее героическое преодоление абсурдной реальности, в которой она существует, становится одним из важных аспектов графического произведения Фольмана и Полонского.

Стоит отметить также, что не только особый подход к исторической памяти важен в книге двух авторов, но и подход к юным читателям. Это оказывает влияние на то, каким образом Фольман и Полонский заново переосмысливают образ Анны Франк, уделяя особое внимание ее интеллекту, мировоззрению и бунтарству.

 

 

Полностью статья опубликована на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x