Арт-политика

Фото: Hadas Parush/Flash90

И все-таки Евровидение

После того, как выборы в Кнессет были назначены на начало апреля, до проведения песенного состязания, интерес Нетаниягу, Мири Регев и других министров к Евровидению резко сошел на нет.  Кому нужно такое Евровидение – ведь его даже невозможно использовать в ходе избирательной кампании. “Кан” пришлось нелегко, было совершено немало ошибок. И все-таки Евровидение - состоялось.

Если финальное шоу Евровидения 2019 в тель-авивском выставочном центре “Экспо” пройдет без сучка без задоринки (а генеральные репетиции концерта, состоявшиеся накануне и два идеально организованных полуфинала – во вторник и четверг — говорят в пользу этого предположения), если наши соседи из сектора Газа не преподнесут неприятный сюрприз (а израильские силы безопасности осторожно гарантируют позитивный сценарий), можно будет смело сказать, что общественная вещательная корпорация “Кан”, существующая всего два года, и муниципалитет Тель-Авива, оказавший организаторам неоценимую помощь, совершили невозможное. Израильского правительства среди триумфаторов не будет. Оно на протяжение года, с тех пор, как Нетта Барзилай победила в Лиссабоне с песней “Игрушка”, если не мешало проведению грандиозного зрелища, за которым в прямом эфире следит почти миллиард человек, то демонстративно игнорировало потребности организаторов, их мольбы о помощи.

Странно. Казалось бы, именно правительство Нетаниягу, сделавшее коньком своей внешнеполитической деятельности идеологическую борьбу против BDS и других пропалестинских, антиизраильских сил, поспешивших начать кампанию бойкота против проведения конкурса в Израиле, должно было бы взять под свою полную финансовую опеку проведение международного состязания, равного которому, по масштабу и охвату аудитории, в стране еще не было. Израиль дважды принимал Евровидение в 1979 и 1999 гг. Однако нынешние мегаломанские евросмотры песенных усилий стран разъединенной Европы не идут ни в какое сравнение с теми, почти камерными, концертами, каковыми они были в первые десятилетия своего существования.

Так что же произошло? После того, как министрам (в первую очередь главе правительства и министру культуры) стало окончательно ясно, что Европейский вещательный союз, хозяин телешоу, не позволит политикам, в соответствии со строгим уставом этой организации, даже приближаться ко 2-му павильону выставочного центра…После того, как в качестве города, принимающего конкурс, был избран Тель-Авив, а не Иерусалим, неспокойная израильская столица со сложной политической репутацией… И тем более после того, как выборы в Кнессет были назначены на начало апреля, до проведения песенного состязания, интерес Нетаниягу, Мири Регев и других министров к Евровидению резко сошел на нет.  Кому нужно такое Евровидение – ведь его даже невозможно использовать в ходе избирательной кампании.

Молодая вещательная корпорация “Кан”, созданию которой Нетаниягу всячески препятствовал, фактически осталась без серьезной финансовой поддержки со стороны государства. 130 миллионов шекелей (таковы, по предварительной оценке, затраты организаторов) – колоссальная сумма, значительно превышающая бюджетные возможности общественного вещания. Правительство предложило “Кан” взять ссуду и отказаться от большого числа оригинальных проектов. После завершения конкурса вещательной корпорации, возникшей на обломках Гостелерадио, придется долго зализывать финансовые раны. Все это происходит на фоне новых угроз переизбранного премьера сократить до минимума бюджет ненавидимой им телекомпании. Чтоб загнулась окончательно.

“Кан” пришлось нелегко, было совершено немало ошибок, основная из которых — высокие, на несколько порядков большие, чем в прошлые годы, цены на билеты. Руководство корпорации не могло не думать о необходимости покрыть хотя бы часть расходов. В итоге многие билеты  (на генеральные репетиции и полуфиналы) оказались нераспроданными. И это несмотря на довольно небольшой зал в выставочном центре “Ганей Тааруха”. Высокая стоимость входа на концерты отпугнула многих зарубежных поклонников конкурса, отказавшихся от идеи поездки в и без того недешевый Тель-Авив. Позднее возникли сложности с обеспечением безопасности, точнее, вновь, с финансированием этой, весьма затратной в Израиле, части организационных расходов. О неожиданной двухдневной войне на юге страны, вспыхнувшей за две недели до конкурса, можно даже не упоминать.

И все-таки, и все-таки. Общественная вещательная корпорация “Кан” заслуживает самых добрых слов. После двух невероятно успешных полуфинальных шоу — все в один голос утверждают, что тель-авивское Евровидение вырисовывается, как одно из наиболее успешных. Создатели дизайна сцены и спецэффектов задали новую планку для своих преемников.  Тель-авивский муниципалитет, с вострогом воспринявший идею проведения Евровидения в городе, также инвестировал в этот проект немало средств и усилий. Город превратился в один сплошной евровизионный фестиваль. Мэрия построила на берегу моря самую большую в истории конкурса “Евродеревню”.  Тельавивское Евровидение, по-видимому, побьет рекорд и по числу почетных гостей: начиная с множества победителей и звезд конкурса прошлых лет и заканчивая главной сенсацией субботнего шоу, американской поп-иконой Мадонной.  К счастью, ни BDS, ни правительству Нетаниягу, ни ХАМАСу не удалось общими  усилиями сорвать проведение этого грандиозного музыкального праздника.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x