Арт-политика

Амос Оз. Фото: Flash-90

Амос Оз – совесть Израиля

"Если на самом деле плодородной почвой, взращивающей фанатиков, являются порыв к «хождению по борозде» и принадлежность к массам, то с явным успехом взращиванию фанатиков способствуют и всевозможные культы личности, обожествление религиозных лидеров и лидеров политических…"

На 80-м году жизни скончался классик израильской литературы, автор 30 романов (10 из них переведены на русский), гуманист и философ, лауреат многих международных премий Амос Оз. Среди самых известных его романов — автобиографический роман «Повесть о любви и тьме», «Черный Ящик» и «Мой Михаэль», включенный в список ста лучших романов прошлого века Международной ассоциации издателей.

Амос Оз (Клаузнер) — выходец из семьи эмигрантов-сионистов из Восточной Европы. Отец изучал историю и литературу в Вильно, в Иерусалиме работал библиотекарем и писал. Дед со стороны матери родом из Ровно, эмигрировал в Хайфу в 1934 году.

Первые рассказы Оз опубликовал в 20 лет.  Двадцать пять лет он преподавал в школе кибуца и писал прозу. В 1986 году покинул кибуц, перебрался в город Арад и преподавал в университете имени Бен-Гуриона в Беэр-Шеве. Последние годы жил в Тель-Авиве и Араде.  Преподавал в Оксфордском университете, Еврейском университете в Иерусалиме и в Колледже Колорадо.

Принимал участие в Шестидневной войне в составе танковых войск на Синайском полуострове и в войне Судного дня на Голанских высотах.  Оз опубликовал множество статей и эссе об арабо-израильском конфликте.

Оз – не только писатель, но и публицист. Он — один из основателей движения «Шалом ахшав»,  убежденный сторонник  идеи двух государств для двух народов. Он был признанным авторитетом, обладал четкой политической позицией, чем очень раздражал приверженцев правых идей в Израиле и часто вызывал огонь на себя.

Недавно он получил свою последнюю премию « Ясная поляна» в России. Он также был награжден премией Израиля по литературе, орденом Почетного легиона и неоднократно попадал в список вероятных претендентов на Нобелевскую премию по литературе. Недавно  издательство «Кетер» выпустило на русском языке сборник его эссе «Привет, фанатики». Книга вышла на иврите и на английском.

Приводим несколько цитат из его литературного и публицистического наследия.

«Как уже было сказано, возможно, одна из причин нарастающих волн фанатизма — это жажда простых, сокрушительных решений «один удар» — и вот оно, Избавление.

Еще одна причина кроется в том, что мы постепенно удаляемся от тех ужасов которые происходили в первой половине 20 века: Сталин и Гитлер непреднамеренно, снабдили, по-видимому, два или три поколения, пришедшие после них, мерой глубокого опасения по поводу всякого экстремизма и мерой обуздания всякой склонности к фанатизму.

На протяжении нескольких десятилетий после исчезновения величайших убийц, каких знал двадцатый век, расисты несколько стеснялись своего расизма, а те, кого переполняла злоба, немного сдерживали свою ненависть, и фанатики- исправители мира -проявляли определенную осторожность в своей революционности. Возможно не везде, но в тех или иных местах это чувствовалось. В последнее время заметно, что, по-видимому, у этого наследия Сталина, Гитлера и японских милитаристов постепенно истекает «срок годности».

Утрачивается действие той частичной прививки, которая была нам сделана. Ненависть, фанатизм, изуверство, тотальное неприятие другого, несходного, революционная жестокость, неукротимое рвение «сокрушить раз и навсегда всех злодеев , утопив их в крови», — все эти явления, вновь пробудившись к жизни, приходят в движение.»

«Уж если у тебя больше не осталось слез, чтобы плакать, так не плачь. Смейся».

«Когда я был маленьким, я хотел вырасти и стать книгой. Не писателем, а книгой. Людей можно убивать, как муравьев. И писателей не так уж трудно убить. Но книга!.. Даже если её будут систематически уничтожать, есть шанс, что какой-нибудь один экземпляр уцелеет и, забытый, будет жить вечно и неслышно на полках какой-нибудь отдаленной библиотеки в Рейкьявике, в Вальядолиде, в Ванкувере.»

«Но что есть ад? Что есть рай? Ведь все это только внутри нас. В нашем доме. И ад, и рай можно найти в каждой комнате. За любой дверью. Под каждым семейным одеялом. Это так: чуть-чуть злости — и человек человеку ад. Немного милости, немного щедрости — и человеку человеку рай…»

«Правда в том, что никакая сила в мире не может превратить ненавидящего в любящего. Можно превратить ненавидящего в порабощенного, но не в любящего. Всей силой на свете вы не сможете превратить человека фанатичного в человека терпимого. И всей силой на свете вы не сможете превратить жаждущего мести в друга».

«Вот если только в один прекрасный день исчезнут из мира все религии и все революции, говорю тебе, все до единой, без всякого исключения, будет в этом мире намного меньше войн.»

«Жизнь — это тень преходящая. И смерть — лишь тень преходящая. Только боль не проходит. Длится и длится. Всегда.»

«Никто, никто ничего не знает про другого. Даже про близкого соседа. Даже про своего мужа или жену. Ни про родителей своих, ни про детей. Ничего. И никто не знает ничего о себе самом. Ничего не знает. А если порой на мгновение кажется, что знаем, то это ещё хуже, потому что лучше уж вообще ничего не знать, чем жить, заблуждаясь. Впрочем, кто знает? И всё-таки, если хорошенько подумать, может быть, немного легче жить, заблуждаясь, чем пребывать во тьме?»

«Если на самом деле плодородной почвой, взращивающей фанатиков, являются порыв к «хождению по борозде» и принадлежность к массам, то с явным успехом взращиванию фанатиков способствуют и всевозможные культы личности, обожествление религиозных лидеров и лидеров политических…»

«Когда я слышу слово «предатель», я каждый раз подбираю этот плевок и прикрепляю его рядом с орденом Почетного легиона, которым меня наградила Франция. Знаете, почему? Потому что я разделяю звание «предателя» с лучшими людьми, которых я знаю из истории моего народа и всего мира».

Одно из последних интервью Амоса Оза Владимиру Познеру.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x