Конфликт

Демонтаж Амоны в начале января 2019. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Дом дому рознь

В Израиле не слишком стараются скрывать, что массовые сносы палестинских домов на Западном Берегу и Восточном Иерусалиме объясняются именно политикой, направленной на усиление еврейского присутствия путем «создания фактов на местности», для которого необходимо постепенное выдавливание палестинцев из зоны С. Поселенческие круги оказывают очень сильное давление на правительство, требуя строительства новых поселений, легализации старых и увеличения бюджетов на новые дороги, которые были бы недоступны для палестинцев, и усиления охраны.

Очередной снос форпоста Амона был воспринят многими израильтянами с гневом и обидой. Раздавалось много голосов, утверждающих, что «правительство сносит еврейские дома, но не трогает нелегальную арабскую застройку», в частности сравнивали Амону с бедуинским поселком Хан аль-Ахмар, который был предназначен к сносу, но не был снесен из-за активного вмешательства мировой общественности.

Обратимся к фактам, чтобы понять, как обстоят дела на самом деле.

По данным Израильского Комитета против разрушения домов, начиная с 1967-го года израильские власти по разным причинам разрушили 48 488 палестинских домов. Иногда армия объясняет эти действия политикой сдерживания, ведущей к снижению палестинского террора, хотя существуют исследования, ставящие эффективность этой меры под сомнение. В качестве карательной меры в 2018-ом году было снесено 9 домов семей террористов, без крыши над головой осталось 30 человек, из них 9 детей. В 2017-ом – 7 домов, 36 бездомных, 19 детей. В 2016-ом – 23 дома, 118 человек, 47 детей.

Часто дома сносятся решением властей из-за того, что были построены без соответствующих разрешений. Таким образом в период с 2006-го по 2018-ый годы был снесен 1 401 палестинский дом на Западном Берегу, из них выселено 6 207 человек, по крайней мере половина из них дети. В Восточном Иерусалиме в период с 2004-го по 2018-ой год было снесено 803 дома, без крова остались 2 812 человек, из них 1 513 детей.

Сносятся не только дома, но и элементы инфраструктуры. Так, в деревне Джубат ад-Диб (зона С) были уничтожены солнечные батареи — единственный источник электроэнергии, кроме старых генераторов, работающих на солярке, самого популярного источника энергии в палестинских деревнях. 500 000 евро на установку генераторов были пожертвованы деревне правительством Нидерландов. Батареи были уничтожены из-за того, что на них не было получено разрешение. Государство не ремонтирует дороги, ведущие в палестинские деревни, а армия мешает это делать добровольцам. Хан аль-Ахмар, помимо всего прочего, прославился своей «шинной школой», построенной из покрышек европейцами – до этого многие годы ученики младших классов вынуждены были добираться в школу далеко от дома. Известны случаи разрушения Израилем палестинских школ или отдельных классов.

 А как обстоят дела с получением разрешений на строительство? Например, в период между 2000-м и 2012-м годами палестинцам в зоне С было выдано только 211 разрешений на строительство, из них между 2009-м и 2012-м — 27 разрешений. В 2014-м не было выдано ни одного. В отчете Всемирного Банка 2013-го года говорится, что между 2000-м и 2007-м годами в зоне С было удовлетворено менее 6% просьб палестинцев о разрешении на строительство.  В Восточном Иерусалиме из полученных разрешений только 7% приходится на арабов, при том, что их доля в населении составляет 40%.

В качестве иллюстрации слабой заинтересованности правительства в улучшении жизни палестинского населения оккупированных территорий и давления, оказываемого на правительство крайне правыми силами, можно, например, вспомнить события, развернувшиеся недавно вокруг проекта развития Калькилии. Летом 2016-го года кабинет министров утвердил проект строительства в Калькилии 14 000 единиц жилья. В середине лета 2017-го министр экологии Зеэв Элькин направил Биньямину Нетаниягу и министру обороны Авигдору Либерману письмо, где утверждал, что он не помнит, чтобы проект жилищного строительства в Калькилии детально обсуждался на заседании правительства. В частности, письмо гласило: «На мой взгляд, высокие чины в ЦАХАЛе пытаются изменить реалиии за спиной у политического руководства, и я не могу с этим согласиться». В результате проект был заморожен, а уже построенные дома так и не были легализованы.

По данным Гаарец, сократилось и количество разрешений на занятие сельских хозяйством, выданных государством палестинцам. Если в 2014-м году количество отказов составляло 24%, то в 2018-м оно достигло 72%. По Османскому закону, действующему на территориях, земля, находящаяся в частном владении и не используемая в течение определенного времени, может быть конфискована государством (и в качестве государственной использована для строительства поселений).  Заметим, что вся земля на территории Западного Берега, кроме частной земли палестинцев, является национализированной Израилем. Если земля под каким-то предлогом была национализирована, в частное владение она уже не возвращается. При этом на участках, национализированных под предлогом военной необходимости, нередко вырастают новые поселения.

Естественно, что в этих условиях на территории Западного Берега и Восточного Иерусалима много домов строится без разрешений и находится поэтому под постоянной угрозой сноса. Нередко снос осуществляют с целью расширить еврейское строительство. Так, ради расширения Маале-Адумим под угрозой оказался бедуинский поселок Хан аль-Ахмар, который, несмотря на то, что был основан еще при Британском мандате и отвоеван во время Шестидневной войны, так никогда и не был легализован. Заметим, что точно так же дела обстоят и со многими бедуинскими поселками в Негеве, которые также всю историю существования Израиля находятся под постоянной угрозой сноса, а их жители лишены элементарных современных удобств, в том числе электричества, водопровода и подъездных дорог. Добраться до школы, университета, до работы вне поселка или до отдела госучреждения превращается в логистический кошмар для их жителей. Неудивительно, что в этих деревнях высокая безработица и низкий уровень образования и интеграции в общество, особенно среди женщин, многие из которых даже не знают иврит. Это ведет к ситуации полной зависимости женщин от их мужей, росту преступности, наркомании, социальной запущенности. Жители в основном заняты в сельском хозяйстве и ведут традиционный образ жизни. Многие арабские дома на севере Израиля также десятилетиями стоят нелегализованными несмотря на то, что находятся на частной земле их владельцев. Именно невозможность получить разрешение на строительство нового дома приводит к пресловутой многоэтажной застройке в арабских деревнях, которая часто так поражает тех, кто проезжает мимо арабских деревень. В действительности это не роскошные дворцы, свидетельствующие о богатстве их владельцев, а что-то вроде семейного многоквартирного дома – для каждого подросшего и заведшего свою семью сына возводится новый этаж. В Восточном Иерусалиме из-за отсутствия планов строительства арабские дома лепятся друг к другу, муниципалитет не выделяет участки для торговых или офисных центров, или для детских площадок.

На Западном Берегу расположено более 120 официально признанных Израилем поселений и около ста непризнанных форпостов. С точки зрения международного права все еврейские поселения на Западном Берегу незаконны, поскольку нарушают Четвертую Женевскую Конвенцию. Напомним, что эта Конвенция в числе прочего оговаривает статус населения оккупированных территорий. Несмотря на то, что в Израиле не любят название «оккупированные территории», именно из этого статуса исходит в своих решениях БАГАЦ и даже правительство Израиля. Именно формальной необходимостью ее соблюдения и объясняются многие действия израильских правительств, иначе кажущиеся загадочными и непоследовательными. Так, например, объявление участка закрытой военной зоной для его национализации объясняется тем, что, согласно Конвенции, военная необходимость — единственная допустимая причина для изъятия или разрушения частной собственности (статья 147). Именно поэтому поселения на таких участках вырастают как бы без участия государства. Именно поэтому национализацию земель стараются обосновать военной необходимостью. Именно поэтому многие еврейские поселения не легализованы – их легализация означала бы признание того факта, что они возводятся при активной поддержке государства, что запрещено. В целом дух Конвенции обязывает оккупирующее государство по возможности оказывать заботу населению оккупированных территорий вплоть до дальнейшего урегулирования. Разумеется, она запрещает и принудительное перемещение населения.

Тем не менее, несмотря на проблемы с международным правом, в отличие от арабских, большинство незаконных еврейских поселений (то есть не признанных Израилем) подключены и к водопроводу, и к электричеству, к ним строят специальные дороги, которыми не могут пользоваться палестинцы, что вынуждает их пользоваться объездами, что существенно удлиняет время поездки. Многие поселения строятся вплотную к палестинскими городам, тем самым не давая им развиваться и затрудняя его жителям транспортное сообщение с другими населенными пунктами, так, например, происходит со Шхемом. Поселения  часто легализуют задним числом, но даже нелегализованные не существуют в состоянии постоянной угрозы — их сносят лишь в исключительных случаях, то есть, когда удается доказать в суде, что они построены на частной палестинской земле, после многолетних апелляций и выплаты значительных компенсаций. (Так, например, в декабре 2016-ого года ради выплаты компенсаций за снос Амоны были урезаны бюджеты всех министерств и 190 местных советов, что привело к угрозе забастовки муниципалитетов. Общая сумма выплат достигла 310 миллионов шекелей, из них 250 миллионов лишились муниципалитеты и местные советы.  Эти деньги предназначались для строительство новых домов, на выплаты компенсаций жителям Амоны и на улучшения в Офре, которая поначалу должна была принять выселенных. Стоимость самого сноса в эту сумму не включена.)  О сносе предупреждают заранее и помогают поселенцам найти альтернативные возможности заселения. Самое большое внимание привлекает снос Амоны, который происходит уже в третий раз, сопровождается серьезным сопротивлением поселенцев и вызывает широкий общественный резонанс. Сравним с нашумевшим сносом бедуинского поселка Умм аль Хиран в Негеве, который произошел внезапно, на исходе ночи, всего через несколько часов после завершения очередного тура переговоров бедуинских представителей с властями об урегулировании, при этом один житель деревни погиб.

Всего на Западном Берегу, по данным израильской неправительственной организации «Регавим», ставящей себе целью расширение еврейских поселений, на частных землях палестинцев (то есть, тех, относительно которых существует соответствующее решение суда) расположено около 2026 домов в 25 поселениях, причем они подключены к коммуникациям и охраняются армией. Специально для легализации таких строений и был принят Закон о регуляции (хок ха-хасдара), позволяющий выкуп частных палестинских земель, если на них построено поселение при поддержке государства.

В упомянутом выше отчете Всемирного Банка отмечается, что из-за непрерывного роста числа поселений на Западном Берегу постоянно сокращаются территории, доступные для развития палестинской экономики. С 2000-го по 2011-ый год площадь, занятая поселенцами, выросла на 35%. Всего же территория, контролируемая Израилем и недоступная палестинцам, то есть военные и гражданские инфраструктуры, закрытые военные зоны, участки, предназначенные для дальнейшей застройки и развития и природные заповедники, составляет около 68% зоны С. Согласно докладу Министерства обороны Израиля 2012-го года, под поселения планируется занять еще 10% зоны С. Всемирный Банк отмечает, что территория, доступная для дальнейшей палестинской застройки, составляет 1% зоны С.

Возвращаясь к Хан аль-Ахмару, вспомним, что причина его сноса – желание расширить Маале-Адумим на восток, к Кфар-Адумим. (Это тоже противоречит Четвертой Женевской Конвенции, регулирующей статус населения оккупированных территорий – Конвенция запрещает притеснение, в том числе выселение, населения ради удобства граждан оккупирующего государства.) Возможно, есть и другая причина – Хан аль-Ахмар обеспечивает территориальную целостность Западного Берега, соединяя его южную часть с северной. Без этой территориальной целостности решение о двух государствах для двух народов можно будет окончательно похоронить. Именно по этой причине мировая общественность так активно вмешалась, чтобы помешать сносу. Возможно, Хан аль-Ахмар все же уцелеет, в отличие от тысяч палестинских домов в Иудее и Самарии.

В Израиле не слишком стараются скрывать, что массовые сносы палестинских домов на Западном Берегу и Восточном Иерусалиме объясняются именно политикой, направленной на усиление еврейского присутствия путем «создания фактов на местности», для которого необходимо постепенное выдавливание палестинцев из зоны С. В частности, о приоритете еврейского строительства говорится и в недавно принятом Законе о национальном характере государства (хок ха-Леом), вызвавшем серьезные разногласия в израильском обществе в том числе этой явно дискриминирующей формулировкой. Поселенческие круги оказывают очень сильное давление на правительство, требуя строительства новых поселений, легализации старых и увеличения бюджетов на новые дороги, которые были бы недоступны для палестинцев, и усиления охраны. В особенности это давление усиливается после терактов, в которых гибнут люди. В кампаниях давления на правительство принимают участие даже семьи жертв терактов. Так, например, Яэль Шелах, вдова трагически погибшего в январе прошлого года рава Разиэля Шелаха, жителя форпоста Хават Гилад, лично посещала премьер-министра с просьбой о дальнейшем расширении строительства и легализации форпоста (просьба была удовлетворена – ранее неоднократно сносимый форпост был легализован в феврале 2018-го). В свою очередь Хават Гилад был основан в 2002-м году в память о жертве теракта — трагически погибшем жителе Итамара Гиладе Заре (сыне Моше Зара, участника Еврейского подполья, спланировавшего и осуществившего ряд антиарабских терактов в начале 80-ых) его братом, Итаем. В память о Гиладе Заре основан также форпост Рамат Гилад.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x