Еврейский мир

Фото: Aaron Kelly

Ты волна моя, волна...алии

Фото: Aaron Kelly

Фото: Aaron Kelly

В последнее время участились жалобы новых репатриантов в русскоязычных СМИ на отношение к ним репатриантов 90х. В связи с этим мне вспомнилась притча из Талмуда про рабби Зеира. Рабби Зеира жил в Вавилоне, но был ярым «сионистом», и очень любил Эрец Исраэль, хоть и издалека. Но когда его мечта свершилась и он, наконец-то, совершил алию, то столкнулся с суровой израильской действительностью.

После приезда рабби Зеира прошел кровопускание в лечебных целях, и пошел к мяснику за мясом, подкрепиться. Мясник сказал, что цена мяса – 50 монет и один удар железным прутом. Рабби Зеира попробовал поторговаться, но мясник – ни в какую. Пришлось рабби Зеира согласиться на побои.

Вечером рабби Зеира пошел узнать у местных мудрецов, что же это за странная особенность национальных рыночных отношений — побои. Мудрецы послали за мясником, но когда посланцы прибыли в его дом, им сказали, что тот только что умер. Мудрецы предположили, что гнев рабби Зеира привёл к смерти мясника, но рабби Зеира поклялся, что совсем не разгневался, так как просто посчитал это местным обычаем[1].

Думаю, каждый репатриант, и новый и старый, отлично помнит такого мясника, даже по прошествии многих лет. Но в чём причина такого отношения к новоприбывшим? Об этом рассказывает другая притча про рабби Зеира.

Рабби Зеира пошел на рынок, и попросил продавца «хорошенько взвесить». В ответ продавец послал его подальше, и обозвал его вавилонянином, праотцы которого разрушили Храм. Рабби Зеира не понял причины столь агрессивного настроения продавца, и уж совсем не понял, о каких праотцах речь: раз и он и продавец евреи, разве праотцы у них не одни и те же?!

И на этот раз Рабби Зеира получил свой ответ у мудрецов: многие из них считали, что если бы все евреи Вавилона приехали в Эрец Исраэль помогать строить Второй Храм, то Храм не был бы впоследствии разрушен.

В общем, всё ясно: евреи Вавилона не помогали осушать болота, не страдали от голода, не воевали с местным населением, а пили кофе в стильных вавилонских кафешках и ходили на выставки на лабутенах. И не важно, что и строительство и разрушение Храма произошли несколько столетий до рождения рабби Зеира, и что ни он, ни его собеседники не принимали в этих событиях деятельного участия. Нет, раз приехали – значит, отомстим им за противогазы и бомбоубежища, за годы унизительного низкооплачиваемого труда, за каждое «вонючая русская» и «русская проститутка». А то ишь ты, понаехали – и сразу в князи.

Нормальный человек, столкнувшись с таким напором абсурдной агрессии, просто запаковал бы обратно чемоданы и уехал восвояси. Только такой терпеливый и тонко чувствующий чужую боль человек, как рабби Зеира, мог вместо этого сказать, без капли цинизма: «Хороший урок преподал мне простолюдин». Рабби Зеира искренне обрадовался возможности понять загадочную душу израильтянина, остался в Эрец Исраэль, и ушел в мир иной в весьма преклонном возрасте, оставив после себя богатое духовное наследие. Но он – редкость даже среди великих мудрецов. Сколько же светлых голов и золотых рук потеряла Эрец Исраэль из-за беспричинной вражды? Неужели нам суждено повторять всё те же ошибки, из века в век?

В нашей недельной главе, Бехукотай, содержится проклятие: «А вас Я рассею между народами и обнажу меч вслед вам; ваша страна станет пустошью, а ваши города – руинами». По традиции евреев Йемена, афтара[2] к этой недельной главе это пророчество Йехезкеля[3]: «…горе пастырям Израиля, которые были пастырями самим себе! Разве не овец следует пасти пастырям?!  Жирное едите вы, в шерсть облачаетесь, откормленное закалываете, но овец не пасете. Ослабевших не подкрепляли, и больную не врачевали, и раненую не перевязывали, и угнанную не возвращали, и потерянную не искали, а правили ими силою и изнурением… Так сказал Господь Бог: вот Я – против этих пастырей, и взыщу Я овец Моих из рук их, и отстраню их, (чтобы) не пасли овец, и не будут пасти впредь эти пастыри самих себя, и спасу Я овец Моих от рта их, и не будут они им пищей… Разыщу Я овец Моих и спасу их из всех мест, где были рассеяны они в день облачный и туманный. И Я выведу их из народов, и соберу их из стран тех, и приведу их в землю их, и буду пасти их на горах Израиля, при потоках… На пастбище добром буду пасти их, и в горах высоких Израиля будет выгон их; там возлягут они на выгоне добром, и на пастбище тучном будут пастись в горах Израиля».   

Пастухи Израиля — это правители стран диаспоры. Думаю, что современное толкование напрашивается само, и не нужно добавлять ничего лишнего. Посему пожелаю только моим соотечественникам-старожилам радоваться, что на их глазах сбывается пророчество, и по возможности протянуть руку помощи новым братьям и сёстрам. А новым репатриантам скажу на иврите вечные, и тоже немного пророческие слова: САВЛАНУТ, ЛЕАТ-ЛЕАТ.

*автор — член совета общины  прогрессивного иудаизма Шират Ха-ям Кармель, Хайфа, и член правления израильского реформистского движения

 

[1]  Иерусалимский Талмуд, трактат Брахот, 2:8

[2] Отрывок из книг пророков, завершающий субботнее чтение недельной главы Торы.

[3] Йехезкель 34:1-27

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x