Арт-политика

Фото: Олег Юнаков, Flash-90

Акунин-Чхартишвили покинул Россию, но не читателей

Когда Чхартишвили, подобно своему герою, оставившему государственную службу, покинул путинскую Россию, осознавая бесполезность сегодняшних попыток направить ход российской истории в более демократическое русло, это ни в коем случае не убавило его веса в моих глазах. На мой взгляд, это более достойный поступок, чем, оставаясь на родине, поддерживать ее новые имперские тоталитарные завихрения.

В эти дни в Израиль приехал с редким визитом писатель Григорий Чхартишвили, более известный как Борис Акунин. Он прибыл в наши края как гость фестиваля детективной литературы «Детектив в городе», который проводился в Тель-Авиве. Также визит был связан с выходом перевода на иврит сборника «Нефритовые четки» — двенадцатой книги фандоринской серии. В Израиле до сих пор переведенные на иврит десять книги серии (все, кроме пьесы «Инь и Ян») пользуются большим успехом среди ценителей жанра, благодаря не только таланту Акунина, а также прекрасной работе переводчикя Игаля Ливеранта, который кроме перевода добавляет и примечания к тексту, необходимые не русскоязычным читателям, незнакомым с российским историческим антуражем книг серии.

Я давний поклонник книг Акунина. Примерно в 2000 году я прочел в газете интервью с автором неизвестной мне до того времени серии книг, который объяснял, почему он решил писать интеллектуальные детективы, таким образом, противопоставив себя потоку бесконечных строгальщиков чернушных приключений киллеров и бандитов. Интервью побудило меня пойти в «русский» книжный магазин, купить все имевшиеся в нем книги фандоринской серии, и с тех пор я пропал. Я прочел все, что вышло из под акунинского пера, а пишет он много и разнообразно. Количество освоенных им жанров — поражает. Но всегда самыми любимыми  были книги об Эрасте Петровиче Фандорине — благородном сыщике, который разрывается между желанием послужить родине, «улучшить» ее, и невозможностью это делать из-за всяких дурных людей, обуреваемых эгоистичными устремлениями разного толка. Ныне цикл о Фандорине завершен, всего в нем имеется 16 книг, каждая из которых написана в определенном детективном жанре, как в своем роде подражание практически каждому классику жанра, а также многим хорошим писателям мировой литературы. Одним из секретов успеха Акунина была его игра с закопанными в текст литературными намеками, аллюзиями и тайнами, и их выслеживание всегда доставляло особое удовольствие для истинных акунистов.

На акции » За честные выборы», 26 февраля 2012

Я всегда следил за общественной деятельностью Чхартишвили, за его публичными выступлениями, и они только поддерживали мою любовь к его книгам. Такое ведь не всегда бывает. Возьмем, например, Эдуарда Лимонова. Большой оригинальный писатель, но как общественный деятель и идеолог — мрак и ужас. Чхартишвили в моих глазах всегда был примером истинного интеллигента, в русском значении этого слова. Спокойный и уравновешенный человек, по-рыцарски отстаивающий принципы демократии, благородства, культуры, морали, протестующий против ксенофобии, стремящийся сделать общество лучше, как и его главный герой Фандорин. Настоящий образец достойного мужа, остающегося таковым в любых обстоятельствах.

И даже когда Чхартишвили, подобно своему герою, оставившему государственную службу, покинул путинскую Россию, осознавая бесполезность сегодняшних попыток направить ход российской истории в более демократическое русло, это ни в коем случае не убавило его веса в моих глазах. На мой взгляд, это более достойный поступок, чем, оставаясь на родине, поддерживать ее новые имперские тоталитарные завихрения. За границей Чхартишвили занялся грандиозным историческим проектом, призванным донести историю российской государственности до широких масс, и эта цель ставит Акунина в один ряд c другими российскими  писателями — классиками. А писатель в России, как известно, больше, чем писатель, а поэт  больше, чем поэт. Они еще и просветители, и это в полной мере можно отнести к Акунину.

И вот на этой неделе мне посчастливилось лично встретиться с Акуниным и своими глазами убедиться, соответствует ли действительности нарисованный мною его образ.  Издательство организовало эту встречу для узкого круга лиц — читателей, я увидел и поговорил с ним, и  от всего сердца и с радостью могу рапортовать, что мое личное впечатление от встречи вполне соответствует созданному годами образу Чхартишвили/Акунина . Спокойный и терпеливый человек, без всякого ропота отвечающий на вопросы почитателей, причем явно некоторые вопросы он слышал далеко не в первый раз. Готовый фотографироваться со всеми желающими без малейшего признака недовольства. Не проявляющий ни малейшего признака снобизма, нередко свойственного и намного менее популярным личностям. Просто приятный человек, с которым хочется общаться… В наши времена это совсем не тривиальное впечатление. И, наверное, к признакам настоящего интеллигента, стоит отнести и свойство Григория Чхартишвили не заниматься конструированием фейк-имиджа, и усиленной продажей его внешнему миру, а просто быть достойным человеком, делающим любимую работу, несущую радость множеству людей во всем мире.

Я  спросил его, до какого периода в истории России он собирается дойти в своих книгах. Он сказал — до 1917. «Все, что случилось в стране потом, мне еще самому не совсем понятно».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x