Интервью

Протест социальных работников

"Агрессия - лишь часть проблемы"

"Проблема существует лет двадцать, если не всегда.  Условия работы социальных работников в государственном секторе становятся все хуже и хуже. Но, кроме самих условий работы, прибавилось насилие – и словесное, и подстрекательство в сетях, шейминг, и физическое насилие тоже. Последней каплей стал случай в социальной службе в Петах-Тикве, когда мужчина атаковал охранника. Удар был таким сильным, что охранник упал и у него оторвался искусственный клапан в сердце"...

В середине ноября на улицы израильских городов вышли социальные работники. 11 ноября они объявили забастовку, заявив, что до решения их проблем не будут принимать посетителей в знак протеста против насилия и агрессии, которым они подвергаются на рабочих местах.

«Акция протеста против агрессивного поведения клиентов – это лишь часть более широкой борьбы за будущее социальных служб в Израиле, которые находятся в глубоком кризисе…» — написано в заявлении главы профсоюза социальных работников Инбаль Хермони и всех социальных работников Израиля.

О том, что происходит в одной из самых мирных государственных служб, мы спросили социального работника  Анну Бизен.

Что случилось, что заставило социальных работников выйти на улицу и объявить забастовку?

— Проблема существует лет двадцать, если не всегда.  Условия работы социальных работников в государственном секторе становятся все хуже и хуже. Но, кроме самих условий работы, прибавилось насилие – и словесное, и подстрекательство в сетях, шейминг, и физическое насилие тоже.

Последней каплей стал случай в социальной службе в Петах-Тикве, когда мужчина атаковал охранника. Удар был таким сильным, что охранник упал и у него оторвался искусственный клапан в сердце.

Был ли человек этот психически нормальный, трезвый, что могло вызвать его агрессию?

— Я не знаю всех подробностей, но посетитель был трезв.  В нашем отделении мы чуть ли не каждый день вызываем полицию. Наша сотрудница пострадала от физического насилия. А такие вещи, как грубость и крики вообще никто не считает. Мне недавно мужчина пожелал сгореть в концлагере, например.

Что могло стать причиной такой агрессии? Он был чем-то недоволен?

— Человек получил все и немного больше. Но решил, что нужно просить еще. Я попросила его подождать, пока я найду кого-то, кто сможет разобраться, он начал кричать и пожелал то, что пожелал. Другой посетитель швырялся стульями, обзывал нас всех. И это происходят, к сожалению, практически во всех отделениях.

— А что же охрана?

—  Во многих отделениях охраны нет вообще, а там, где она есть, ей запрещено физически прикасаться к тем, кто нарушает порядок.  То есть, человек швырялся стульями и кричал на нас 15 минут, возле него стояла наша охранница, которая не имеет права его трогать. Чудо, что пока никого не убили, ведь полиция тоже не может приехать мгновенно. Совсем недавно в одном из отделений женщина напала на социального работника в момент, когда та сидела в машине – разбила молотком все стекла автомобиля, чудо, что не ранила. В Ришон ле Ционе был случай – посетительница побила все машины, стоявшие на стоянке социальной службы.

Но это же наказуемые вещи, есть камеры, можно доказать, засудить.

— Если честно, большая часть таких дел закрывается, даже если мы жалуемся. «За отсутствием общественного интереса», как они говорят. В принципе, в Израиле к таким поступкам правосудие относится относительно мягко  —  это касается не только социальных работников. Посмотрите, что творится иногда в больницах, в поликлиниках. Возле обычной школы, где учатся мои дети, я постоянно вижу машину полиции.

Вы эмоциональный терапевт по образованию, чем вы объясняете такое поведение?

— Многие считают, что  криком и угрозами они добьются большего. Не знаю, почему люди в какой-то момент так решили.

Ну, надо сказать, эта идея активно пропагандируется. Я живу в Израиле три года, и только ленивый не объяснил мне: пока не покричишь, ничего не получишь.

— Это, кстати, абсолютная неправда. Я это могу точно сказать — человек с таким поведением не получит ничего. Большей частью его будут перекидывать, как картошку, из рук в руки. Кроме того, все больше и больше людей начинает заявлять в полицию в ответ на такое обращение, поэтому я бы не советовала применять это метод.

«Загруженность и количество ставок, внешнее состояние и физические условия содержания

рабочих мест, условия оплаты труда социальных работников — все это взаимосвязано и влияет одно на другое. Акты агрессии по отношению к нам не случаются просто так, они являются частью более широкой картины». Из заявлении главы профсоюза социальных работников Инбаль Хермони и всех социальных работников Израиля.

А что с зарплатой соцработников?

—   Представьте себе – с 1992 года, несмотря на инфляцию, не менялась таблица зарплат!   Начинающий социальный работник получает примерно 7 тысяч «брутто». Люди, проработавшие больше 10 лет, могут получать около 10 тысяч, минус налоги. В наших зарплатных ведомостях есть пункт – базовая ставка ниже прожиточного минимума. А ведь большую часть карьеры мы учимся. Для того, чтобы стать социальным работником, необходима первая степень университета. Многие получают и вторую степень, проходят курсы психотерапии. Я училась после школы еще 13 лет.  Это же унизительно, когда человек со второй степенью по психотерапии получает ниже минимума.

Мы очень любим свою работу, мы хотим помогать людям достойно. Но из-за низкой зарплаты и насилия сегодня никто не соглашается идти на эту работу. А на тех, кто все же работает, сваливается такое количество подопечных, что мы просто не успеваем уделять каждому достаточно внимания. Людям приходится подолгу ждать в очередях, их это раздражает, они злятся – замкнутый круг. Мы же хотим, чтобы профессия стала престижной, чтобы открывались новые вакансии. Ведь социальные работники помогают не только самым слабым. Они работают в больницах, школах, детских садах, с пожилыми, детьми на специальном образовании, в Битуах Леуми. Мало кто не столкнется рано или поздно с социальным работником.  Поэтому мы решили, что должны защитить себя – чтобы защитить в конечном итоге наших клиентов.

— С чего начался ваш протест, кто был инициатором?

— В ноябре наш профсоюз объявил производственный конфликт, по всем правилам, сейчас ведутся переговоры с Министерством финансов. На данный момент они ни к чему не привели. Это самое большое объединение социальных работников за последние 10 лет. Мы требуем обеспечения безопасности, повышения зарплат и в конце концов реабилитацию социальных служб в государстве Израиль. Необходимо увеличить количество рабочих мест. Сейчас, например, у нас с моей коллегой по 1000 человек на каждую. То есть, я одна отвечаю за эту тысячу человек.

Вы выходили на многотысячные демонстрации несколько раз, и в Тель-Авиве, и в других городах. Какова была реакция?

—  От чиновников мы реакции не получили, да и не ждем пока. Но нужен общественный резонанс. Пресса относится к нам положительно. И обычные люди, которые сидели в машинах, в пробках, образовавшихся из-за наших демонстраций – сигналили нам, говорили слова поддержки. Потому что многие понимают суть этого конфликта. Если выиграем мы, выиграет и государство в целом.

Да, предположим, что зарплаты повысятся, но как быть с тем, с чего мы начали – с агрессивным поведением посетителей?

— Для людей, которые так себя ведут – а их все же меньшинство – и нужны новые правила. Мы не можем исправить всех. Есть люди, которым нужны четкие границы. И если у нас появится для таких людей охранник, который сможет их вывести и после этого они не получат обслуживание, то в следующий раз они подумают. Ведь многие ведут себя не потому, что имеют что-то против нас, не потому, что они в отчаянии, а потому, что в их картине мира дела решаются именно таких способом. Это способ манипуляции, и вот этих манипуляторов нужно ограничивать.

Но, конечно, мы не смогли бы работать столько времени, если бы не получали положительный отклик от многих наших клиентов, слова благодарности, письма. Да и просто —  когда видишь, что можешь помочь, даже если это не сопровождается словами – это приятно.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x