Блогосфера

Окрестности Дженина вчера - поимка террористов превратилась в бой. Photo by Nasser Ishtayeh/FLASH90

Интифада имени Трампа?

На территориях и на границе с Газой - регулярные дни гнева, несколько жителей Израиля были убиты в терактах, операция по поимке террористов в Дженине превратилась в самую настоящую войну. Политики с надеждой говорят о скором конце Абу Мазена, хотя не говорят, чего именно они ожидают от этого конца. Уж во всяком случае, на смену Абу Мазену не придет более сговорчивый и гибкий партнер: 10 лет бесплодных попыток добиться от Израиля возобновления переговоров не увенчались успехом, ПА усвоила урок "израильтяне понимают только силу, пора возвращаться к методам Арафата". На этот раз все похоже на начало чего-то серьезного... Но зато Трамп признал Иерусалим!

Два с половиной месяца назад Израиль ликовал по поводу «иерусалимской» декларации Трампа. «Трамп признал Иерусалим столицей Израиля!» Что, собственно, означает для Израиля факт, что президент иностранной державы признал нашу столицей нашей столицей, было не вполне ясно, но чертовски приятно. «Трамп наш друг!» В декларации были и другие слова, в целом смысл ее и последствия представлялись весьма неопределенными, но главное — «Трамп держит обещания, урря, Трампнаш!». В те дни я выражала скептицизм и озабоченность, переходящие в гнев. Главные вопросы — что мы выигрываем? что мы теряем? Мы приобрели слова, которые почти ничего не значат. Слова, которые были осуждены в ООН как противоречащие существующим директивам Совета Безопасности. Все понимают, как взрывоопасны любые заявления, относящиеся к статусу Палестинской автономии, а особенно к статусу такой для всех болевой точки, как Иерусалим. Для палестинцев это заявление предсказуемо стало знаком того, что Штаты и Израиль отказываются от планов мирного урегулирования, и Рамалла среагировала соответственно. Было сказано много горьких слов об отмене Осло, об отмене признания ООП Израиля, об отказе от посредничества Трампа в мирном процессе. Не только политики, но и само палестинское общество резко радикализировалось. Плохие новости, цена оказалась слишком выской? Не для всех. Правый лагерь испытывает плохо скрытое трожество. Теперь у нас есть прекрасный повод похоронить мирный процесс и вернуться к планам аннексии. На самом деле правый лагерь, который постоянно лицемерно жалуется на отсутствие партнера, получил прекрасный подарок. Разумеется, тема мирных переговоров сошла с повестки дня. «Вы так говорите, как будто это что-то плохое». Так ведь правительство Нетаниягу-Беннета-Либермана никогда и не стремилось к нормализации.

Заметим в скобках, что в вопросе отношения к мирным переговорам нет, не было и не может быть никакой симметрии. Это от нас что-то хотят. Это мы можем что-то дать, а можем и не дать. Это Израиль держит палестинцев за интимные места и сжимает покрепче, когда те начинают дергаться. Кризис обходится нам гораздо дешевле, чем противникам: мы располагаем силами армии, полиции и жандармерии, а главное — война, как правило, не приходит к нам в дом. Да, это мы всей страной оплакиваем погибших, но это не нам усиливают пограничный режим, не к нам врываются с ночными обысками, не в наши населенные пункты заходит вооруженная до зубов армия. Во всех отношениях от кризиса мы страдаем намного меньше и поэтому гораздо легче идем на обострения. Зачастую мы их даже не замечаем — подумаешь, где-то там кто-то вышел с протестами, сообщают о раненых и арестованных. Это где-то там, у дикарей. При всем трагизме для Израиля 2-ой интифады, палестинской стороне она обошлась во всех отношениях намного дороже. Судить о том, кому кризис выгоден и кто сознательно идет на обострение и только и ищет повод, желательно с учетом этих соображений. За любое обострение (как и за сохранение статус-кво), Палестинская автономия платит гораздо более высокую цену, чем Израиль. На этом мы заканчиваем лирическое отступление на тему, кто на самом деле не хочет мирных переговоров и не слишком боится эскалации. Кому выгодно затягивать ситуацию. Кто ею пользуется, чтобы в одностороннем порядке, пользуясь своим преимуществом, захватывать новые участки земли и источники воды, а потом закрепить этот захват новыми законами.

Итак, вернемся к декларации Трампа и к ее последствиям. На территориях и на границе с Газой начались регулярные дни гнева, сотни людей, в том числе подростков, арестованы, есть убитые и раненые. Несколько жителей Израиля были убиты в терактах, операция по поимке террористов в Дженине превратилась в самую настоящую войну. Плохие новости? Смотря для кого.

Похороны раввина Итамара Бен-Галя, убитого в теракте в Ариэле. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Оплакав погибших, правый лагерь втайне торжествует: есть очередной повод заявить, что Палестина не готова к миру, и что с этими зверями можно говорить только языком силы. Политики с надеждой говорят о скором конце Абу Мазена, хотя не говорят, чего именно они ожидают от этого конца. Кризиса в ПА, который станет поводом ввести туда войска? Новой интифады, только на этот раз не девочки с ножницами, а серьезно спланированные и организованные террористические атаки, направленные из Рамаллы? Уж во всяком случае, на смену Абу Мазену не придет более сговорчивый и гибкий партнер, на это рассчитывать не приходится. 10 лет бесплодных попыток добиться от Израиля возобновления переговоров не увенчались успехом, ПА усвоила урок «израильтяне понимают только силу, пора возвращаться к методам Арафата». На этот раз все похоже на начало чего-то серьезного. Судя по некоторым признакам и по угрозам Абу Мазена, палестинские силы безопасности на этот раз прекратили многолетнее успешное сотрудничество с израильскими. Именно это сотрудничество помогало все эти годы бороться с организованным террором, и именно его господин Нетаниягу должен благодарить за звание господина Безопасность. Все эти годы Абу Мазен держал под контролем многочисленные доставшиеся ему в наследство от Арафата террористические группировки. Вполне вероятно, что сегодня Рамалла может слегка ослабить этот контроль. Зато есть и поводы для радости — не забываем, ведь Трамп признал Иерусалим столицей!

Правительство Израиля готово к войне, к интифаде? Пусть тогда честно заявит о своих намерениях, и перестанет лицемерно заламывать руки, жалуясь на то, как нас все хотят уничтожить, и как у нас нет партнера. У нас был партнер. 10 лет. Был и партнер, и посредники, и реальные проекты. Мы сделали все от себя зависящее, чтобы его действительно не было. Мы выбрали путь эскалации. Как и в случае с «иерусалимской» декларацией Трампа, у меня все те же вопросы: что мы выигрываем? что мы можем потерять? И, как и в случае с декларацией Трампа, ответы мне не нравятся. Есть ли у вас план, мистер Нетаниягу? Или вы плывете по течению? Может быть, вы надеетесь, что самое страшное случится не в вашу каденцию и все будут вспоминать благословенные времена правления господина Безопасность? А если нет, то всегда можно будет обвинить Сороса всемогущего?

Особенно обидно, что это произошло как раз в тот момент, когда примирение ФАТХа с ХАМАСом давало надежду на нормализацию. Благодаря ему и общему ослаблению ХАМАСа у нас наконец-то появлялся один оппонент вместо двух.

Но Израиль, как обычно, не упускает возможности упустить возможность.

Блог автора в ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x