Гражданин мира

Марш протеста в Нью-Йорке. Фото: flickr.com

О "Сент-Луисе" и аэропорте Кеннеди

«В 1939 году мы отвернулись от беженцев — они погибли в Освенциме. Никогда больше». Такие напоминания можно было увидеть на плакатах протестующих в аэропорте Сан-Франциско и других аэропортах и портах страны. В эти дни сравнения напрашиваются сами собой. Америка, вступившая в зону турбулентности, увидела, что происходит, когда предвыборные обещания нового президента начинают претворяться в жизнь.

Бывает так, что в новейшей истории совпадают некоторые даты и события. Эти совпадения можно, конечно, игнорировать, можно объяснять, что общего в этих событиях нет ничего, но люди, которым дан разум и память, имеют право сравнивать и делать выводы.

В эти дни сравнения напрашиваются сами собой. Америка, вступившая в зону турбулентности, увидела, что происходит, когда предвыборные обещания нового президента начинают претворяться в жизнь. Запретив указом выдачу въездных виз в США для жителей семи мусульманских стран — Ирака, Сирии, Ирана, Ливии, Йемена, Судана и Сомали, он привел к полной путанице в аэропортах и портах, где людей, у которых уже были визы, начали задерживать и снимать с рейсов по «указу Трампа». Для некоторых — это непредвиденные неприятности, для сотен других — трагедии. Кстати, Саудовская Аравия, Египет, Турция и Объединенные Арабские Эмираты  и, заметим, ПА — в список не вошли. Трамп руководствовался некими собственными соображениями, интересами и понятиями об угрозах — но, в общем, чем он руководствовался, нам неизвестно. Отказ от программ беженцев произошел именно тогда, когда мир вспоминает жертв Катастрофы.

Отказывать во въезде стали иногда и обладателям грин-карт — стало известно, что профессора в университетах советуют студентам не покидать США, так как нет никаких гарантий, что они смогут въехать обратно.

Одна из судей, а именно судья федерального окружного суда в Бруклине Энн Доннели, своим решением остановила действие указа Трампа о запрете на въезд группы иностранцев, которые получили въездные визы до его подписания. Это и беженцы, и просто туристы. Демократия в действии, что внушает некий оптимизм.

В аэропортах крупных городов — беспорядки, демонстрации, акции протеста. Американцы (во всяком случае, огромная часть граждан страны) не желают быть страной, закрытой от беженцев: вся история США — страны иммигрантов — не очень согласуется с этой доктриной. Американцы не могут не видеть и действий соседей: премьер-министр Канады Джастин Трюдо объявил, что его страна  готова принять людей, убегающих от войны, террора и преследований.»Канадцы приветствуют вас, независимо от вашей веры. Добро пожаловать в Канаду!» — написал он в своем твиттере. И это не значит пожертвовать строгими правилами безопасности, ими  никто не собирается поступаться.

«В 1939 году мы отвернулись от беженцев — они погибли в Освенциме. Никогда больше». Эти и другие напоминания можно было увидеть на плакатах протестующих в аэропорту Сан-Франциско и других аэропортах и портах страны.

Пассажиры корабля "Сент-Луис". Фото: архив

Пассажиры корабля «Сент-Луис». Фото: архив

История, о которой многие вспоминают в эти дни памяти жертв Катастрофы, как вы помните, случилась у берегов Кубы, куда прибыл корабль «Сент-Луис» с 930 еврейскими беженцами на борту. У них были разрешения на временное проживание, купленные за 150 долларов, и они думали, что на Кубе смогут дождаться виз в США – стоять на очереди надо было годами. Билет на этот корабль стоил дорого, попасть на него было большой удачей, и иногда евреи посылали лишь одного из семьи, чтобы тот потом мог вызвать остальных.  Некоторые уже прошли концлагерь, но семьям изредка удавалось выкупать родных. Каждому разрешено было взять с собой десять рейхсмарок наличных денег (четыре доллара).

Нужно ли говорить, что пережили эти люди? Полная потеря статуса, «Хрустальная ночь», смерть близких. Мир, как мы знаем, был равнодушен к этим страданиям, хотя все прекрасно понимали, что ждет этих людей в Германии. Но кубинцы неожиданно приняли закон, запрещающий въезд, за неделю до отплытия корабля. Однако не сообщили об этом ни капитану, ни пассажирам.

…Вы помните, им не разрешили сойти на берег даже за чемодан денег Джойнта. Капитан Шредер понадеялся, что США примут корабль, но президент Рузвельт не ответил беженцам. Куба отказала, несмотря на предложенные деньги.

В немецких газетах, которые следили за судьбой корабля, с «юмором» писали: «мы позаботимся о них сами».

В конце долгих переговоров, пассажиров разобрали Англия, Франция, Бельгия и Голландия. Две трети пассажиров выжили, треть – не пережили войну, погибли в Катастрофе. Вот эта семья полностью погибла в Освенциме.

Семья Даблон, погибшая в Освенциме. Фото: архив

Семья Даблон, погибшая в Освенциме. Фото: архив

Я понимаю, что параллели некоторым кажутся условными. Но попробуйте объяснить это тем, кто стоит сейчас в аэропортах США с лозунгами «Нет запрету, нет стене!», «Впустите их!», «Добро пожаловать, беженцы!». И тем обычным людям, стариками и детям, кто сегодня спасается от войны, крови, бедствий и разрушений?И внезапно потерял надежду?

Какими бы ни были соображения нового президента США, его действия не учитывают ни  исторической памяти, ни мнения миллионов американцев, потомков беженцев, которые сейчас испытывают стыд за свою страну.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x