Социальные вопросы

Фото: страница Абигейл Битон в ФБ

То, что в наших силах изменить

Абигейл Битон дала интервью для портала "Самое жаркое место в аду" пять лет назад, когда она боролась за государственное жилье для себя и детей. С тех пор она стала репортером "Жаркого места", и ее статьи помогли десяткам людей в их борьбе против несправедливости в сфере распределения государственного жилья. "Мы по-прежнему будем голосом всех, кому закрывают рот и кого подвергают дискриминации. Всех, кто столкнулся с жестокой несправедливостью государства", - обещает она.

Я Абигейл Битон. Да, Абигейл, а не Авигаль. Мое имя написано с ошибкой в удостоверении личности, потому что когда я записывала его для служащей в министерстве внутренних дел, я еще не умела писать на иврите. Обо всем, что я пережила, можно написать ни одну книгу, но я начну с конца. Я учительница. В этом году я закончу учебу на вторую степень по специальности «Образовательная политика», и большинство оценок в дипломе будут высокими. Кроме того, я работаю в сфере корректирующего, творческого и активного обучения. Я мать трех дочерей: 21-летней Шай, 16-летней Хилы и 11-летней Лиан. В этом году я получила премию имени Яфы Лондон-Яари, которая вручается активисткам, занимающимся проектами на благо женщин. И я пишу статьи для «Самого жаркого места в аду».

В родительском доме меня считали бунтаркой, потому что я выступала против любого насилия или несправедливости, даже если она не были направлены ​​против меня. В школе мне тоже часто затыкали рот. Идея всегда заключалась в том, чтобы избегать споров и молчать, чтобы избежать неприятностей. Обычно я не молчала, что обходилось мне очень дорого. В семье меня называли адвокатом дьявола, потому что я всегда защищала сестер во время споров с родителями. В школе большинство учителей говорили, что из меня ничего не выйдет, и я почти верила им.

Я чувствовала, что какой бы несправедливости не подвергалась, меня всегда просят замолчать и не требовать лучшего отношения

 В 24 года я репатриировалась из Франции в Израиль как «возвращающаяся несовершеннолетняя» (та, чьи родители покинули страну, пока я была ребенком). Без знания иврита, без диплома и без профессии. Я часто протестовала против происходившего со мной в процессе репатриации и вообще против бюрократии в Израиле, и окружающие всегда реагировали на мои жалобы одинаково. «Такого не может быть во всех государственных учреждениях. Тебе стоит посмотреть на себя. Может, в тебе что-то не так». Я чувствовала, что какой бы несправедливости не подвергалась, меня всегда просят замолчать и не требовать лучшего отношения.

В 2014 году мне позвонила Эйнат Фишбейн, создавшая за несколько месяцев до этого совместно с Ирит Долев портал «Самое жаркое место в аду». Эйнат взяла у меня интервью для статьи под названием «Отсутствие перспективы», в которой описала мой непростой жизненный путь и описала создание группы, борющейся за государственное жилье для бездомных в Димоне.

Мой голос — это голос других людей

Портал «Самое горячее место в аду» не ограничился рассказом о моей борьбе. Они продолжали следить за мной в социальных сетях и однажды обратились ко мне с просьбой, которая противоречила всему, что я слышала в своей жизни. «Ваш голос уникален, и мы хотели бы, чтобы он звучал на нашем сайте». Я ответила с большими опасениями, что иврит не является моим родным языком, и что я не знаю, умею ли я писать.

Они не отступились. Мне объяснили, что они читали мои тексты. Что они знают, как я пишу, и что мои тексты будут редактироваться, как и статьи других авторов. Сайт «Самое горячее место в аду» — это первое место, где я получила шанс не только выразить свои мысли, но и говорить от имени многих других людей. И это первое место, где мне дали шанс развить навыки письма на иврите.

Сайт «Самое горячее место в аду» — это первое место, где я получила шанс не только выразить свои мысли, но и говорить от имени многих других людей.

Я написала колонку, потом еще одну, а потом писала статью за статьей при поддержке, наставничестве и сотрудничестве таких отличных журналистов, как Нив Хахлили. И я стала журналисткой и научилась сама связываться с официальными лицами и просить у них комментарии для прессы в связи с какими-либо событиями. Я помнила, как портал «Самое горячее место в аду» не бросил меня после публикации статьи, поэтому тоже следила за судьбой людей, о которых писала. С некоторыми из них мы вместе боролись за справедливое распределение государственного жилья, и сочетание гражданской активности и борьбы в СМИ позволило нам быть услышанными и оказать влияние на происходящее в обществе.

Фото: страница Абигейл Битон в ФБ

Настоящие герои

Весь год мы пишем о несправедливости и нарушениях прав граждан, чтобы привлечь внимание и исправить ситуацию. В преддверии Йом-Кипур я решила, что стоит рассказать некоторые истории с успешным исходом, которые стали возможными благодаря статьям и огласке. Рассказать, как изменилась жизнь людей, чьим голосом я стала, получив шанс высказываться и платформу для этого.

Например, история Рахели Хирик, о которой мы рассказали в июне прошлого года. Она жила в запущенной квартире, непригодной для жилья, и терпела презрительное отношение со стороны компании «Амидар». После статьи и нашего обращения к руководству «Амидара» Хирик полностью отремонтировали жилье. «Если бы не средства массовой информации, «Амидар» продолжал бы игнорировать мои просьбы, как они это делали в течение многих лет», — сказала Хирик, когда позвонила, чтобы рассказать о ремонте. «Я счастлива благодаря статье. Ко мне приходят гости, и мне не стыдно отмечать здесь дни рождения и приглашать подруг для выполнения заповеди по отделению халы. Мне вас послал Господь».

Или история Тали, опубликованная в 2018 году. Женщина страдает посттравматическим синдромом после пережитого в детстве и подростковом возрасте многолетнего сексуального насилия со стороны брата. Министерство здравоохранения и ведомство национального страхования признало ее состояние полной инвалидностью, значительно ухудшающей ее возможности нормально функционировать, но министерство жилищного строительство решило не предоставлять ей право на получение государственного жилья, потому что у нее только один ребенок, и она не соответствует критерию «приемлемого размера семьи». Мы связали Тали с Ассоциацией по защите гражданских прав, которая обратилась в Службу социального обеспечения, и Тали предоставили право на получение государственного жилья.

Тали: «Мне не нужно выходить на улицу и искать мужчину, который подкинет мне несколько шекелей для субботы, на оплату электричества или жилья, потому что у меня больше нет высокой арендной платы, как раньше.

«Без этой статьи я бы не попала к адвокату по гражданским правам, которая боролась со мной за право на жилье», — говорит Тали. «Раньше весь мой заработок уходил на оплату квартиры, а теперь этой статьи расхода нет. Это отличный подарок. Мне больше не нужно продавать свое тело. Я начала работать на предприятии, трудоустраивающем инвалидов, и у меня уже второй год работа с начальницей, которая умеет справляться со мной. Моя жизнь очень изменилась. Я оставила прошлое позади, выбросила телефон и начала с чистого листа. Мне не нужно выходить на улицу и искать мужчину, который подкинет мне несколько шекелей для субботы, на оплату электричества или жилья, потому что у меня больше нет высокой арендной платы, как раньше».

Шарону Охайон с двумя дочерьми выселили посреди дождливой зимы из амидаровской квартиры, в которую она незаконно вселилась за пять недель до этого. У Шароны болезнь Крона, и она признана частично недееспособной. Комиссия Ведомства национального страхования периодически пересматривает процент ее инвалидности, но пособия женщине не выделяет. Она не в состоянии работать и живет на алименты в размере 3000 шекелей в месяц. Министерство жилищного строительство признало ее не имеющей права на государственное жилье, поскольку ее семья не соответствовала абсурдному критерию для семей, живущих за чертой бедности. В семье должно быть минимум трое детей.

После статьи, опубликованной нами в январе 2017 года, компания «Амидар» выделила квартиру для Шароны и ее дочерей. «Без прессы у меня бы никогда не было квартиры, — сказала мне Шарона. «Постоянное жилье благотворно сказывается на мне. Мне не нужно ежегодно переезжать с квартиры на квартиру, снова и снова платя за аренду, и я чувствую себя лучше физически и морально. Если бы вы не подержали меня тогда, никто бы не выделил мне жилье».

Эти: «Благодаря людям, показавшим мне силу СМИ и общественного давления на неправильно функционирующую систему, я смогла получить то, что полагается нам с детьми».

В канун нового года я также вспомню об Ирине (имя вымышленное) и Анастасии, чью историю мы рассказали, и чью просьбу рассмотрели в министерстве жилищного строительства только после нашего обращения к ним. Или о Белиз, матери-одиночке с двумя взрослыми сыновьями, чье психическое состояние ухудшилось, когда она жила в государственной квартире в аварийном состоянии, опасном для жизни. Новый год она встречает в государственной квартире, приобретенной специально для нее в соответствии с ее потребностями.

«К моему большому сожалению, когда я одна боролась с системой, я раз за разом терпела неудачу, но когда ко мне присоединились хорошие люди, и мы стали большой группой, наши силы умножились. Благодаря людям, показавшим мне силу СМИ и общественного давления на неправильно функционирующую систему, я смогла получить то, что полагается нам с детьми. СМИ всегда побеждают. Печально, что именно так работает система в этой стране, но благодаря вам у нас есть крыша над головой. Сила СМИ — это сила перемен». Эти грустные и трогательные слова написала мне Эти Миллер, чью историю я рассказала полтора года назад.

Хотя речь идет в основном о частных случаях, о семьях и отдельных людях, публикация статей и наши высказывания вслух, являются голосом протеста против политики и системы. Мы не смогли исправить ее до конца, но мы пытались, и мы, конечно, не согласились молчать. Мы по-прежнему будем голосом всех, кому закрывают рот и кого подвергают дискриминации. Всех, кто столкнулся с жестокой несправедливостью государства.

Для меня быть журналисткой на сайте «Самое жаркое место в аду», в первом месте в моей жизни, где захотели услышать мой голос, а не заставить меня замолчать, — это значит быть активисткой с самым демократическим инструментом, свободой слова. И не только моей. И вопреки тому, что мои учителя говорили обо мне, мне всегда говорят: «Где отсутствие перспективы (вспомните название статьи обо мне) — и где ты?»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x