Интервью

Иллюстрация. Photo by Flash90

911 для репатриантов

"У всех ведомств есть сайты, и даже во многих случаях на русском языке. Но эти сайты никак не связаны между собой, и понять, что положено человеку или семье в комплексе, особенно если ситуация нестандартная, в принципе невозможно. Это приводит к тому, что недавно приехавшие люди чувствуют себя потерянными, не могут реализоваться, и или возвращаются или живут, чувствуя себя никому не нужными. Особенно это касается семей с детьми с особыми потребностями, которые не знают своих прав, не умеют за них бороться и не понимают, к кому обращаться за помощью".

Лана Айзенштадт много лет работала с новыми репатриантами — в мэрии Тель-Авива и других организациях. Много консультировала семьи с детьми с особенностями развития в рамках работы в соответствующих организациях: Кешер и кидум Ноар. Опыта в работе с новыми репатриантами накопилось немало, и постепенно пришло ощущение, что нужно что-то менять. Тогда-то Лана и зарегистрировала общественную организацию «Коль Оле».

— Для блага новых репатриантов работает множество огромных организаций, как формальных, так и не очень. Среди них такие монстры как Битуах Леуми и Министерство абсорбции. Что ваша организация сможет добавить?

За время работы с новыми репатриантами, как мне кажется, я смогла определить, чего главным образом не хватает для более успешной абсорбции. Как ни странно, адекватного информационного ресурса на родном языке и сопровождения — живого человеческого участия, помощи, объяснения. Мы хотим сделать сайт, рабочее название которого «Олим Инфо». Там мы соберем максимум информации, которая необходима при абсорбции: переведенные статьи и законы, принципы и результаты действия различных комиссий. Особенно большим мы планируем сделать раздел для инвалидов и семей с детьми с особыми потребностями. Потому что часто последствия недостатка информации для таких репатриантов оказываются особенно тяжелыми. Ну вот возьмём для примера семью с ребёнком-аутистом. По приезде им нужно подтвердить диагноз у израильских врачей. На это уходит несколько месяцев. Ребёнку с аутизмом нужно заключение и от врача (психиатра/невролога) и от психолога с соответствующей квалификацией. Зачастую родители никак не могут узнать, где и как им эти заключения получить, и не найдя решения в системе, обращаются частным образом. При этом нередко, по незнанию, они обращаются к специалистам, заключения которых не признаются соответствующими инстанциями, и тогда тратится ещё много лишних денег и времени.

Но вот заключения получены, и с ними они могут обращаться в Битуах Леуми за пособием по инвалидности и в распределительную комиссию (ваадат асама), которая определит подходящую школу. Со времени их приезда и до того момента, когда ребёнок пошёл в школу, проходит много месяцев, иногда целый год. Весь этот год уходит на бюрократию и на уход за ребёнком, который вместо школы или сада всё время находится дома. Родители не могли ходить в ульпан, и к моменту, когда ребёнок ходит в школу, у них заканчивается корзина и они вынуждены идти на любую работу. Иврит они не выучили, шансы на то, что они его выучат в дальнейшем и смогут развиваться профессионально и материально сильно снижаются. Их абсорбция оказывается буквально проваленной. При этом если бы они с самого начала знали точно – что и в каком порядке нужно делать, к кому обращаться в тех или иных случаях и что им положено получить, и от какой инстанции – всё происходило бы значительно быстрее и проще. Таким образом, именно недостаток достоверной и полной информации зачастую определяет успех или неудачу  абсорбции. И разумеется, это проблема всех новых репатриантов, не только с особыми потребностями. Недостаток информации значительно ухудшает перспективы развития – профессионального или личного – абсолютно всех новых репатриантов. Я хочу просто дать им возможность максимально реализоваться.

Лана Айзенштадт

— Думаете, им негде искать достоверную и полную информацию? 

Вы не замечали, как много в фейсбуке групп для новых репатриантов, на которых недавно приехавшие или планирующие переезд люди задают вопросы и получают ответы, зачастую не особо точные и не особо квалифицированные. Прочему так происходит? Думаю, потому, что сами они на сайтах министерств найти информацию не могут. Хотя у всех ведомств есть сайты, и даже во многих случаях на русском языке. 

— Да, как минимум такие сайты есть у Битуах Леуми и Министерства абсорбции. Чем они плохи?

Дело в том, что сайты министерств и ведомств дают информацию, касающуюся только этих министерств и ведомств, и найти там что-то, особенно когда ты и сам толком не знаешь. что ищешь, достаточно сложно. Это называется «непонятный интерфейс». Кроме того, сайты никак не связаны между собой, и понять, что положено человеку или семье в комплексе, особенно если ситуация нестандартная, в принципе невозможно. Это приводит к тому, что недавно приехавшие люди чувствуют себя потерянными, не могут реализоваться, и или возвращаются или живут, чувствуя себя никому не нужными. Особенно это касается семей с детьми с особыми потребностями, которые не знают своих прав, не умеют за них бороться и не понимают, к кому обращаться за помощью.

— Согласна насчет невнятных сайтов. Я сама с этим много раз сталкивалась. Когда была «свежей» новой репатрианткой, и потом, когда стала мамой ребенка с особыми потребностями. Даже сейчас, когда у большинства министерств появились разделы на русском языке, сложно получить четкую и ясную информацию. Кроме того, часть информации и почти все бланки так и остаются на иврите. Кстати, а не воспримут ли министерства ваш проект как посягательство на свою уникальность?

Думаю, будут и такие. Но это не очень грамотное поведение в современном мире, где преимущества у того, кто может соединять и интегрировать, а не разделять и властвовать.

— Как же вы решите проблему понятности и доступности вашего будущего сайта?

Мы работаем над созданием сайта с интуитивно понятным интерфейсом, который аккумулирует информацию со многих ресурсов, и в нем будет чат бот, которому можно будет задать вопросы. Это будет похоже на телефон 911 в Америке, который одновременно и полиция, и скорая, и срочная помощь. Потенциальный репатриант сможет на нем пошагово понять, что ему делать и куда и к кому обращаться. Кроме того, с репатриантами будут работать наши сотрудники и волонтеры, в задачу которых войдет сопровождение семей и информационная поддержка в период абсорбции.

— Вот тут мы подходим к самым животрепещущим вопросам: кто будет финансировать ваш проект и когда он может начать работать?

Мы сейчас на этапе поиска финансирования, обращаемся ко множеству потенциальных спонсоров и параллельно работаем над пилотной версией сайта. Думаю, в ближайшее время можно будет все это увидеть и протестировать.

 — На каких языках будет работать ваш ресурс?

Для начала на русском, а со временем можно будет перевести его на другие языки, с соответствующей адаптацией к конкретным потребностям и ментальности репатриантов из других стран. Но на сегодняшний день моя главная забота – это русскоязычные новые репатрианты.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x