Гражданин мира

Фото: Дмитрий Рожков, википедия

Девять грамм и сломанная жизнь

Российская «правоохранительная» система ненавидит выпускать из своих зубов добычу. Для нее совершенно не важно, сколько жертве лет, какого она пола, служила ли она в ЦАХАЛе и имела ли когда-либо ранее дело с наркотиками. Если перед следователем стоит задача посадить Нааму, она будет сидеть. Будет чудом, если адвокатам удастся отбиться от состава по «контрабанде» – тогда у девушки появятся шансы.

На минувшей неделе российский суд в очередной раз продлил срок содержания под стражей 25-летней израильтянке Нааме Иссахар, задержанной четыре месяца назад в московском аэропорту Шереметьево. В багаже Наамы, которая летела через Москву транзитом из Индии в Тель-Авив, было обнаружено 9 г каннабиса. Девушка утверждает, что не знает, как в ее багаж попал наркотик, тем не менее, ей было предъявлено обвинение по одной из самых тяжелых статей Уголовного кодекса РФ.

Статья 228 ч.1. УК РФ – это, если следовать букве закона, «незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в значительном размере». А проще говоря, приобретение и хранение без цели сбыта. И это было бы, в принципе, еще не так страшно – максимальное наказание по этой статье предусматривает до трех лет лишения свободы, а при хорошем адвокате можно было бы отделаться штрафом или обязательными работами. Но месяц спустя на девушку навесили еще одну, гораздо более тяжкую статью – ст.229.1 ч.2 пункт «в» – контрабанда «в значительном размере», и это тот камень, который может утянуть Нааму на дно, потому что эта статья предусматривает лишение свободы уже на срок от пяти до десяти лет.

За последние несколько дней в израильских соцсетях пришлось прочесть массу возмущенных комментариев по поводу того, что 9 г травы – это фигня, это всего лишь для личного употребления, и совершенно не стоило из-за этого огород городить. Но проблема в том, что девушку взяли не в Израиле, не в Дании и не в Нидерландах – ее взяли в России, где, применительно к каннабису, 6 г вещества считаются тем самым «значительным размером», которого достаточно для того, чтобы получить уголовную статью и поехать в длительную экскурсию по следственным изоляторам и тюрьмам. Так что этих 9 г более чем достаточно для того, чтобы сломать человеку жизнь.

Я не берусь обвинять девушку в том, что она по глупости или по неведению повезла из Индии в Израиль наркотик, который, как утверждают знатоки, легко могла купить здесь. Не берусь не потому, что не знаю, как все обстояло на самом деле, а потому что прекрасно представляю себе, что такое российская таможня. К сожалению, в большинстве случаев цели ее деятельности имеют мало общего с предотвращением преступлений. Этот государственный орган давно прославился как один из самых коррумпированных, а целый ряд его начальников и рядовых сотрудников стал фигурантами различных уголовных дел. Да и мой личный опыт общения с российскими таможенниками подсказывает, что здравого смысла от них ждать не стоит и что к израильтянам они испытывают какую-то особую трепетную любовь. Каждый раз, когда по прилету из Израиля мне приходится проходить в московском аэропорту через зеленый коридор, я вижу, как таможенники зорким взглядом выцепляют из толпы прибывших израильским рейсом и упорно требуют сообщить, сколько наличных денег те везут. В представлении этих людей, застрявших, видимо, где-то в 16 веке, евреи до сих пор возят деньги сундуками и чемоданами.

Наама Иссахар photo credit: сourtesy

Но главное, почему я не берусь судить Нааму Иссахар – в России совсем не нужна причина для того, чтобы в один прекрасный день оказаться в заключении. Это может произойти в любой момент, с любым и без всякой причины. Вы можете выйти из дома за хлебом и к вечеру обнаружить себя в следственном изоляторе подозреваемым по делу о распространении наркотиков. Вы можете вообще не выходить из дома – к вам придут сами, потому что в посте, который вы 5 лет назад разместили в соцсетях, кто-то нашел невиданные доселе признаки экстремизма. Ваш бизнес может кому-то понравиться, и вы не успеете глазом моргнуть, как ваши сделки объявят недействительными, ваше имущество перейдет к другому собственнику, а сами вы окажетесь под следствием по делу о мошенничестве. В соцсетях и комментариях в русскоязычных израильских СМИ часто пишут: «Какое нам дело до России и российских новостей? Мы давно уехали оттуда, вычеркнули эту страну из своей жизни и не хотим знать, что там происходит. У нас – свои проблемы и своя повестка». И напрасно. Потому что это очень недальновидно. Потому что у каждого из нас там остались родные или друзья, или просто знакомые, и каждый день это может случиться с любым из них. Это может случиться с вами или вашими близкими, когда вы поедете в отпуск или навестить родных, с любым из ваших израильских друзей и знакомых, когда они решат сделать пересадку в российском аэропорту, как это случилось с Наамой Иссахар, которая совершенно не ставила себе задачи совершить отпускной вояж по российским СИЗО и тюрьмам. Потому что русская пословица, как известно, гласит: «От тюрьмы да от сумы не зарекайся».

Это может произойти с кем угодно

228 статью УК в России называют «народной» – по данным судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый седьмой приговор в РФ выносится по этой статье. Только в 2018 году по ст. 228 (по всем ее составам) в России были осуждены 88 420 человек, основная часть осужденных (42,5%) – в возрасте от 18 до 29 лет. В целом же по наркотическим статьям осуждена четверть всех заключенных, находящихся в российских тюрьмах. Это огромная цифра. И дело не только в том, что проблема наркомании в России действительно стоит очень остро, особенно для депрессивных, отсталых регионов, где люди сидят без работы. Реальная проблема наркомании российские власти совсем не интересует (это подтверждает тот факт, что по 228-й статье «закрывают» не наркодилеров и организаторов наркотрафика, а простых наркозависимых). Но это самая удобная статья для сотрудников полиции. Ведь, если кто не знает, у российских полицейских есть план по раскрываемости. А выполнение плана – это премии, звездочки, благодарности начальства, повышения по службе. Но зачем кого-то искать и ловить, если можно делать план без риска для жизни? Достаточно подкинуть выбранной жертве 6 г марихуаны или 2 г гашиша – и готова статья 228.1, а за «найденные» 2,5 г героина или 1 г амфетамина можно уехать в места, не столь отдаленные, лет на 15-20. Так что это еще и самая удобная статья для вымогательства и расправы с неугодными. Поэтому любое обвинение по 228-й статье, если речь идет об обычном человеке, а не опустившемся наркомане, прежде всего вызывает подозрение.

Те, кто следит за происходящим в России, помнят совсем недавний скандал вокруг дела журналиста издания «Медуза» Ивана Голунова, которому инкриминировали ст. 228.1 УК РФ (производство, сбыт или пересылка наркотических средств). Все доказательства по этому делу были полностью сфабрикованы следователями, но неизвестно, чем бы оно закончилось, если бы на защиту Голунова не встало все журналистское сообщество, и дело не вызвало такой сильный общественный резонанс (а причиной этого резонанса было то, что все знают, как полиция использует 228-ю статью, и понимают, что на месте Ивана может оказаться любой). Если учитывать, что, согласно статистике Верховного суда, только 0,3% осужденных по 228-й статье освобождаются от наказания, шансы журналиста на освобождение стремились к нулю. Но звезды сошлись так, что скандал вокруг «дела Голунова» полностью затмил в сообщениях СМИ и новостных агентств выступление президента Владимира Путина на Санкт-Петербургском экономическом форуме, и бестолковые фальсификаторы дела в итоге за это поплатились.

Ошибка Наамы в том, что, покупая билет, она воспринимала Россию, как цивилизованную страну, в которой действует закон (и в этом есть доля вины израильских СМИ, которые вслед за Биби восхищаются Путиным и его политикой), ведь вряд ли ей пришло бы в голову купить билет с пересадкой в Сомали. Но в последнее время, читая новости из России, где иностранные граждане все чаще становятся жертвами так называемого «правосудия», я вспоминаю старый советский анекдот про иностранца, который посреди московской улицы провалился в открытый канализационный люк. Выбравшись из канализации, несчастный начал во весь голос возмущаться по поводу того, что в цивилизованной стране люк не оставили бы открытым, а если бы и оставили, то огородили бы опасное место красными флажками. На что прохожий ему резонно заметил: «Ты, когда границу СССР пересекал, большой красный флаг видел?»

К сожалению, Наама флага не заметила, и, я думаю, ее еще впереди ждут большие испытания. Российская «правоохранительная» система ненавидит выпускать из своих зубов добычу, пока не перемолотит ее стальными челюстями. Для нее совершенно не важно, сколько жертве лет, какого она пола, служила ли она в ЦАХАЛе и имела ли когда-либо ранее дело с наркотиками. Если перед следователем стоит задача посадить Нааму, она будет сидеть. Будет чудом, если адвокатам удастся отбиться от состава по «контрабанде» – тогда у девушки появятся шансы. Но сам факт появления в деле этой статьи уже говорит о том, что следователи решили раскрутить ее по полной. И совершенно не имеет смысла сравнивать дело Наамы Иссахар с делом «кипрских мальчиков» – слишком разные преступления, а главное – разные страны.

Пока вселяет надежду только одно – то, что ей разрешили целых четыре (а не всего четыре, как кажется ее близким) свидания с родственниками. В российских СИЗО свидание является способом давления на арестанта, и, независимо от того, сколько свиданий заключенному положено по закону, их предоставление зависит только от воли и желания следователя. В этом контексте четыре свидания означают, что на девушку, скорее всего, не давят. Или, что мнение израильской стороны хоть как-то учитывается. И то, и другое уже хорошо. Хотя, конечно, для девушки, не имеющей «генетического» тюремного опыта и представления о правилах поведения «на зоне», которые рядовой российский человек незаметно для себя получает из кино, из литературы, из рассказов тех, кто уже прошел через это, происходящее наверняка кажется адом. Но самое лучшее, что ей стоит сейчас сделать – учить русский. Даже если израильскому МИДу удастся добиться передачи Наамы Иссахар на родину для отбытия наказания, до приговора ей нужно будет как-то жить, ведь следствие в России может вестись годы. А без языка в российской тюрьме — слишком затруднительно.

От редакции РеЛевант: Мы очень надеемся на то, что официальный Израиль вспомнит о своей гражданке и начнет активно действовать, чтобы обеспечить ей должную защиту и скорое освобождение.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x