Общество

Эфиопские юноши зажигают поминальные свечи в память Соломона Така z"l. Photo by David Cohen/Flash90

8 фактов об эфиопской общине

Начинали мы очень по-патерналистски, в восьмидесятых первой волне наклеивали на лоб новые имена. И делали ещё всякие ужасы типа повторных обрезаний, навязывание контрацептивов, без понимания тех, кто их принимает, в общем, даже поверить трудно, что ещё совсем недавно люди так себя вели. Я не придумываю, так делали. Селили всех скученно в центры абсорбции и держали там годами. Проблема более-менее решена была очень субсидированными машкантами от государства. Конечно, со временем отношение очень изменилось, и то, что я вижу сегодня, выглядит абсолютно по-другому. Что не отменяет многочисленных весьма плохо решаемых проблем. И самое главное, полного отсутствия доверия к самой системе. 

Сочла нужным подытожить свой, небольшой, надо сказать, опыт работы с эфиопской общиной. Не на эмоциях. А просто суммировать то, что я вижу.

Во-первых, начну с того, что я считаю, что в социальной работе не зря действует системный подход и все процессы связаны между собой, личные и общественные.

Второй постулат, которым, я считаю, мы обязаны руководствоваться в работе с любыми общинами, это мультикультурный подход «регишут тарбутит». То есть как минимум с культурой знакомиться и брать её в расчёт при любых действиях.

Далее, набор банальных фактов. Есть вещи в которых я и сама «плаваю» ещё, типа разницы между разными волнами алии, надо будет погрузиться глубже. Итак, грубо обобщая и ни в коем случае не забывая что смотреть нужно всегда на индивидуумов, а не на стереотипы:

Первое, эфиопы прибыли сюда из очень иной, не западной культуры, это не плохо и не хорошо, не продвинуто и не отстало, она просто сильно другая. У эфиопов иное чем у большинства западных людей отношение со временем — поэтому те, кто так и не перестроился, бывает, приходят на встречу совсем в другое время, чем назначено. С языком — из того что я поняла в эфиопской культуре принято говорить иносказательно, а не прямо в лоб, как например из уважения не принято смотреть в глаза старшего по рангу собеседника.. Поэтому я например не всегда понимаю до конца своих, мною очень любимых и уважаемых, коллег. Не принято отказываться напрямую, поэтому «да» мало о чем говорит, оно может быть «да» , а может быть и вежливое «нет» .

Второе, взращивание детей в Эфиопии кардинально отличалось от того как это выглядит в западном мире. Традиционный вид родительства основывался на беспрекословном авторитете старших ( в общине это были старейшины, кейсы), и подчинении ребёнка взрослым, у ребёнка нет особого права голоса и учится он находясь в постоянном контакте с более старшими братьями и взрослыми. Надо ли говорить что это сделало вкупе с тяжело работающими на самых простых работах родителями? Не знающим и иврита? Вот и выросло поколение детей, у которых практически не было родительского авторитета и поколение родителей, отчаявшихся повлиять на детей. В дополнение к этому, с детьми не было принято играть в наших смыслах этого слова, развивать их как либо кроме вовлечения во взрослую жизнь. Отсюда поколение детей росших в достаточно «бедной» во всех отношениях атмосфере. Добавим сюда тот факт, что часто поколение родителей не выучило иврит как сделает потому что работа захватила, а дети не выучили амахрский, из за стигм, того что с ними не занимались, и иврит у них остался слабенький потому что дома его нет. Вот она картина маслом.

Добавим третье, жутчайшую травму переселения сюда. Как тех кто шёл сюда через Судан, это своего рода Катастрофа эфиопского еврейства, с безумным и страшными потерями и драмами — убийства, рабство, изнасилования, дети оставшиеся одни в чужой враждебной стране и прочие радости (если вы никогда не бывали на встречах проекта Сипурей аль-адерех, я более чем рекомендую поучаствовать) . Так и тех, кто годами жил в лагере ожидая репатриации.

Четвёртое — это приобретена здесь культура «мне положено» . Каким-то образом, к моему огромному сожалению, очень большая часть общины поражена этим синдромом, и как с этим справляться, точного ответа у меня, как и у большинства профессионалов, нет. Мы пока ничего лучшего, чем вовлечение общины в активную деятельность для самой себя, ещё не придумали.

Пятое — это общинная традиционная жизнь, у эфиопов принято что вся община участвует в праздниках и поминках. Это им очень важно. Поэтому они везде добиваются получения своих культурных центров.

Шестое — это разрыв между поколениями и отрыв молодёжи и её незнание своей же культуры и языка. И, кстати, того, как именно их родители и деды сюда приехали.

Седьмое — это отношение истеблишмента. Начинали мы очень по-патерналистски, в восьмидесятых первой волне наклеивали на лоб новые имена. И делали ещё всякие ужасы типа повторных обрезаний, навязывание контрацептивов, без понимания тех, кто их принимает, в общем даже поверить трудно, что ещё совсем недавно люди так себя вели. Я не придумываю, так делали. Селили всех скученно в центры абсорбции и держали там годами. Проблема более ни менее решена была очень субсидированными машкантами от государства. Конечно, со временем отношение очень изменилось и то что я вижу сегодня выглядит абсолютно по-другому. Что не отменяет многочисленных весьма плохо решаемых проблем. И самое главное, полного отсутствия доверия к самой системе.

Восьмое — это отношения с полицией. Дискриминация подтверждена, и имеет место быть, это даже полиция подтверждает. Созданы структуры внутри полиции, пытающиеся наладить работу с общиной, этому надо дать время.

Девятое — дискриминация и расизм это очень больная тема у эфиопов, и да, я замечала, что часто ими прикрываются как фиговым листом, когда работать не охота, к примеру. Что не отменяет существующей дискриминации, просто не все ею надо обьяснять.

 

*По профессиональным причинам, автор предпочла чтобы публикация была под вымышленным именем

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x