Социальные вопросы

Все фотографии в статье сняты в одном из сельскохозяйственных поселений Иорданской долины. Фотограф Шираз Гринбаум, Activestills

"Я умоляла отвезти меня к врачу - хозяин не согласился"

Все фотографии в статье сняты в одном из сельскохозяйственных поселений Иорданской долины. Фотограф Шираз Гринбаум, Activestills

Все фотографии в статье сняты в одном из сельскохозяйственных поселений Иорданской долины. Фотограф Шираз Гринбаум, Activestills

В жаркий летний день, в иорданской долине, в уголке вагончика без окон, заполненного трудовыми мигрантами из Таиланда, сидит Т. Среди разговаривающих и смеющихся мужчин эта миниатюрная женщина почти все время молчит.

Ей 35 лет, она единственная женщина в этом караване, где проживают около 20 мужчин, таиландцев, занятых в сельском хозяйстве, у окрестных фермеров. Верно, у нее есть своя комнатка с дверью, запирающейся на замок, но туалет и душевую, которая отгорожена лишь легкой занавеской, она делит с остальными жильцами. Подобные жилищные условия, с минимумом удобств и отсутствием безопасности, характерны для существования многих работниц из Таиланда, работающих по найму в маленьких населенных пунктах на севере и юге страны.

Все трудовые мигранты, занятые в сельском хозяйстве, периодически страдают от нарушения полагающихся им прав. Двустороннее соглашение между Израилем и Таиландом, подписанное в 2010 г., привело к упорядочению процедуры найма, устранило платные услуги посредников и уменьшило нарушения трудового законодательства. И все же, согласно имеющимся свидетельствам, многие работодатели не платят работникам причитающуюся им по закону зарплату, не предоставляют им выходных и отпуска по болезни, пренебрегают санитарными мерами, например, прививками или защитой от распыляемых химикалий. Многие рабочие живут в неприемлемых условиях, в тесноте, без обогрева или кондиционирования воздуха.

Сравнительно небольшая группа работниц-таиландок, числом 665 (это 10 – 15% от общего количества трудовых мигрантов из Таиланда), находятся в особо трудном положении. Когда Т. спрашивают, чувствует ли он себя в безопасности, она смущается, но отвечает утвердительно: «У меня есть друг, который обычно спит со мной, так что ко мне не пристают». Она, однако, добавляет, что иногда по ночам мужчины, напившись, пугают ее, особенно когда она бывает в туалете или принимает душ.

Другие работницы рассказывают, что они полагаются на своих партнеров, которые защищают их. С., 39 лет, мать двоих детей, которые живут в Таиланде с ее родителями, работает на фабрике по упаковке баклажанов. «Я живу в фургоне, — рассказывает она. – Там нас 30 мужчин и три женщины. Мы втроем спим в одной комнате. Мужчины, живущие рядом, не пристают к нам, потому что у каждой из нас есть парень».

Жилищные вагончики и времянки для тайландских рабочих

Жилищные вагончики и времянки для тайландских рабочих

Н., 34 лет, работает в сельскохозяйственном поселении в центре страны, и в ее группе она единственная женщина. «Раньше мы жили в караване, и у меня была отдельная комната, — говорит она. – А сейчас мы живем в убежище, потому что нам сейчас строят новый караван». По ее словам, она не страдает от домогательств, хотя у нее нет друга. Она отмечает, что туалет и душ у них общие, и это неудобно, «но хозяин, в общем, добр ко мне, и я не жалуюсь на проблемы, чтобы он меня не уволил».

Хозяин требует, чтобы Д. подстригала ему ногти.

Другая проблема работниц-таиландок – физическая тяжесть сельскохозяйственных работ. «Когда в Таиланде читаешь рекламу о работе в Израиле, все выглядит ярким и красивым, и пишут, что хорошо платят. А на деле все не совсем так», — рассказывает Н., которая думала, что будет работать на упаковочной фабрике, а на самом деле ее послали на сельхозработы. По ее словам, она недостаточно сильна для такого труда.

«Часть моих обязанностей – втыкать в землю тяжелые железяки. В сезон поспевания арбузов я поднимаю тяжеленные арбузы наравне с мужчинами, — рассказывает она. – Я хотела бы заниматься работой менее тяжелой физически, но выбора у меня нет. Я боюсь переходить на другое место работы, где хозяин может оказаться хуже». По словам Т., занятой выращиванием перцев, она жаловалась своему нанимателю, но он ответил ей, что между мужчинами и женщинами нет разницы.

Отсутствие тщательного контроля за работниками и условиями их труда приводит к случаям жестокой эксплуатации. Р. приехала в Израиль в возрасте 29 лет. Она работала в сельском хозяйстве и поменяла четырех нанимателей. Последний решил использовать ее как домработницу для себя и своих родственников, хотя у нее есть разрешение только на сельскохозяйственные работы.

«Его жена заставляла меня поднимать и передвигать тяжелые предметы и чистить под ними, — говорит она. – Из-за этого у меня появились проблемы со спиной, мне понадобилась срочная медицинская помощь. Но хозяин, хотя я умоляла его, не согласился отвезти меня к врачу».

Р. описывает тяжелые условия, в которых ей приходится работать: она обязана убирать в домах родственников хозяина, и от нее требуется даже стричь ему ногти. Во время операции «Цук Эйтан» хозяин не разрешал ей заходить в убежище для членов семьи, когда звучала сирена.

Она пожаловалась в организацию «Кав ле-Овед» («Горячая линия для трудящихся»), там на работодателя подали в суд, а ее направили в убежище для жертв торговли людьми, хотя ее случай не подходил под это определение. В убежище она получила защиту и медицинскую помощь – еще до окончания судебного процесса против работодателя.

Обычно тайландцы заняты в сельском хозяйстве, это работа на 40 градусной жаре все лето, а в теплицах - около 50 градусов.

Обычно тайландцы заняты в сельском хозяйстве, это работа на 40 градусной жаре все лето, а в теплицах — около 50 градусов.

Каким образом можно улучшить положение работниц-таиландок? «Они приезжают в Израиль в поисках работы, поэтому запрещать им въезд или ограничивать их число – не решение», — говорит Ноа Шауэр, координатор работы с трудовыми мигрантами в сельскохозяйственной отрасли в амуте «Кав ле-Овед». По ее словам, правила, регулирующие занятость трудовых мигрантов, игнорируют «женский» фактор. «Женщины сталкиваются с большими трудностями, но им не к кому обратиться – из-за языкового барьера, из-за сложностей общения с работодателями, из-за страха увольнения.

Нужны жесткие инструкции, которые обязывали бы работодателей предоставлять женщинам отдельное жилье, в особенности отдельные туалеты и душевые – недостаток гигиены грозит женщинам болезнями. Работники часто не получают необходимого медицинского обслуживания из-за отсутствия поблизости поликлиник или отсутствия медицинских страховок – тем более это относится к специфическим нуждам женщин. К кому обращаться работнице, которой потребовался гинеколог?», — добавляет Шауэр.

В экстренных случаях рабочие обычно обращаются за помощью по «горячей линии» TIC – Thai Israeli Cooperation, в рамках проекта сотрудничества между Таиландом и Израилем, который задействовали несколько местных организаций. С этой линии жалобы должны поступать в соответствующие службы, однако во многих случаях работники так и не получают ответов.

Сообщения о серьезных случаях сексуальных домогательств

Депутат Кнессета Михаль Розин (Мерец), в прошлом председательница специальной комиссии по проблемам иностранных рабочих, инициировала в 2014 г. законопроект об упорядочении жилищных условий работниц. В преамбуле к законопроекту говорится: «Трудовые мигрантки уязвимы вдвойне – и как работницы-иностранки, и как женщины. Поступают жалобы иностранных работниц на то, что их поселяют совместно с мужчинами. По их свидетельствам, в таких случаях имеют место частые и серьезные сексуальные домогательства.

Кроме того, гигиенические условия при подобном проживании находятся на очень низком уровне. Закон об иностранных рабочих гласит, что  министр экономики вправе устанавливать критерии надлежащих жилищных условий, включая условия безопасности и санитарные нормы, однако на практике эти инструкции не обеспечивают решения указанных проблем». Законопроект, который предложила Розин, не был принят.

Из Службы населения и иммиграции в ответ сообщили: «Служба населения и иммиграции несет ответственность за жилищные условия мигрантов и осуществляет надзорные проверки этих условий. Против работодателей, заставлявших работников жить в неприемлемых условиях, подавались жалобы и обвинительные акты. Все случаи, о которых нам становится известно, проверяются и по ним принимаются меры. Иностранные рабочие, которые хотят пожаловаться на условия труда и проживания, могут связаться с нами по предназначенной для этого «горячей линии»».

В ответ на обращение журналиста Служба иммиграции сообщает: «У нас нет полномочий разбираться в конкретных обстоятельствах ночлега и пр. Мы являемся правительственным учреждением. Если у работниц возникают неудобства – они должны обращаться к своим работодателям».

В Министерстве экономики отреагировали: «Соблюдение надлежащих условий проживания находится в совместной компетенции Министерства труда и Службы иммиграции. Проверки жилищных условий производятся в соответствии с требованиями закона. Закон не запрещает совместного проживания работников и работниц. Проблема сексуальных домогательств в среде работников из Таиланда не находится в компетенции управления по соблюдению трудового законодательства. Мы будем рады получить любую информацию относительно предполагаемых нарушений трудового законодательства. Данные о подающих жалобы хранятся в министерстве, можно также подавать анонимные жалобы».

Оригинал публикации на сайте TheMarker

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x