Конфликт

фото: википедия

Когда закончится интифада ножей?

Серию терактов, которые вот уже более шести месяцев потрясают Израиль, называют и молодой интифадой, и интифадой ножей и децентрализованной интифадой. В любом случае, данное обострение палестино-израильского конфликта идет в какой-то новой форме, и не понятно, что послужило спусковым крючком для его начала и когда оно может закончиться.

Обозреватели винят во всем этом палестинскую пропаганду, которая работает через арабские средства массовой информации и социальные сети. Но можно ли одной пропагандой заставить человека встать утром, собраться на работу, сесть в машину и, вместо работы, направить машину на первую попавшуюся остановку с торопящимися на работу людьми? Не все так просто.

Пропаганда, конечно, может повлиять на обострение конфликта, но она не будет решающим фактором, особенно когда человек принимает решение касающееся своей собственной судьбы. Я длительное время не мог понять, где тот мостик, который соединяет наше отношение к предмету и действия. Где тот философский камень, который превращает цифры удовлетворенности клиентов в реальные продажи. Маркетинговые отчеты показывают, что 97% клиентов довольны и будут рекомендовать данный продукт своим друзьям, а продажи говорят об обратном.

Я очень внимательно наблюдал за развитием событий на востоке Украины и той массовой истерией, которую нагнетали российские СМИ. Я лично видел, как часть моих друзей под влиянием пропаганды и общественного мнения поменяли свою изначальную позицию — начали поддерживать российскую сторону конфликта. При этом, никто из моих знакомых и палец о палец не ударил в поддержку своей позиции, своих убеждений. Хотя нет, пропаганда привела к «конкретным действиям»: люди стали писать много постов и комментариев в социальных сетях в поддержку своей позиции.

Из людей, которые выбрали действительно действовать, я наблюдал только одного соседа, который купил списанный банковский броневик, обклеил его наклейками «на Донбасс» и загрузил каким-то хламом. Когда мы вызвали полицию, подозревая, что у него может оказаться полная машина оружия, то полиция приехала практически одновременно с санитарами. Оказалось, что человек стоит на психоневрологическом учете и это его не первая выходка.

Так как тема эта мне была интересна, то я внимательно просматривал попадающиеся журналистские расследования про истории добровольцев, которые уехали воевать. Так или иначе у всех у них наблюдался какой-то дополнительный мотив. У кого-то собралась куча долгов и нужно было найти денег, у кого-то криминальное прошлое и попытка таким образом «выслужится», кто-то просто в отчаянии. Так или иначе, но одной пропаганды явно не достаточно для того, чтобы пройти этот барьер между словами и делами.

Палестинцы могут ненавидеть евреев десятилетиями, но без какого-то второго, дополнительного, рационального мотива это так и останется словами. Очень хорошую теорию, которая объясняет этот разрыв между словами и делами предлагает Даниель Канеман в книге «Думай медленно — решай быстро». Канеман, израильско-американский ученый, который в 2002 году получил нобелевскую премию за исследования формирования суждений и приятий решений в условиях неопределенности, утверждает, что мы готовы действовать тогда, когда обе системы нашего мозга работают согласованно.

Он называет это Системой 1 и Системой 2. Для простоты назовем это подсознанием и нашим рациональным мышлением. Получается, что наши культурные традиции, эмоции, длительное воздействие пропаганды могут воздействовать на подсознание и мы можем почувствовать какой-то импульсивный позыв к каким-то действиям. Но в нормальном режиме этот импульсивный позыв попадает в Систему 2, наше рациональное мышление, в наше сознание, то, что определяет наше осознанное поведение и если это согласуется, то «проверка пройдена» и мы готовы к действиям.

Да, иногда мы можем действовать не отдавая отчета своим действиям, в состоянии аффекта, под воздействием алкоголя или других веществ изменяющих сознание. От длительного стресса, под воздействием депрессии или других психиатрических заболеваний, когнитивные способности могут снизиться и мозг перестанет делать проверку на разумность наших действий, и тогда наши действия будут неосознанными. Возвращаясь к теме терроризма — вторым мотивом, помимо пропаганды, может быть или какой-то рациональный мотив или нахождение человека в состоянии измененного сознания.

Для того, чтобы снять палец со спускового крючка, для того, чтобы прекратить текущую вспышку напряженности, нужно найти этот второй рациональный мотив и работать с ним. Я не сильно знаком с палестинскими реалиями, но могу предположить, что таким мотивом может быть и последующая «героизация» террориста, которая позволит его родственникам получить какую-то дополнительную выгоду, или это может быть акт отчаяния, как с добровольцами на Донбасе: «лучше на войну, чем в петлю», а может быть и какой-то другой мне не известный мотив.

В любом случае, для каждого террориста это решение было самое логичное и самое правильное, в рамках его системы координат, а скорее это будет единственно возможный выход. Найдя эти рациональные причины и устранив их можно прекратить данную интифаду, но, конечно, это не решит самой проблемы. Так как проблема намного глубже, а именно в убеждениях, которые вбили себе в головы обе стороны конфликта.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x