Политика

Островки благополучия в море ненависти

Фото: James Emery

Фото: James Emery

В начале 20 века отцы-основатели сионизма, в большинстве своем, не задумывались о живущих в Палестине арабах. Не потому, что их тут не было, а потому, что тогда белые образованные люди вообще не задумывались о каком-то отсталом местном населении. Просто не принято было — ни о арабах, ни об африканцах, ни об индейцах. К Палестине сионистские лидеры относились как к свободному от населения пространству, огромному непаханому полю.

Отцы-основатели поселенческого движения примерно так же мало задумывались о палестинцах-жителях территорий, когда в 1967 году, опьяненные победой в Шестидневной войне и грядущим приходом Мессии, предсказанным раввином Куком, поставили первые палатки там, где сегодня находятся Офра, Кдумим и Элькана. Об этом прекрасно пишет в своей книге «Поселение на бумаге» житель Офры, бывший член еврейского подполья, редактор газеты «Макор Ришон» Хагай Сегаль.

Оливковые рощи в Самарии. Отцы основатели первых поселений игнорировали вопрос палестинцев. Фото: Derek Winterburn

Оливковые рощи в Самарии. Отцы основатели первых поселений игнорировали вопрос палестинцев. Фото: Derek Winterburn

Они не задумывались об этом в основном потому, что верили в Геулу-Избавление и потому, что искренне не понимали, как какие-то гои могут ей помешать. Они не хотели зла палестинцам, многие их них не хотят им зла и сегодня – чтобы понять это, достаточно прочесть то, что говорит Шиви Фруман из Ткоа. Его жену вчера серьезно ранил ножом 16-летний палестинец, который, по ее собственному свидетельству в радиоинтервью Ниву Раскину, «больше хотел умереть, чем убить». Многие из поселенцев стремились и стремятся к мирному сосуществованию с арабами. Проблема, что зачастую речь идет о мирном сосуществовании такого типа, при котором палестинец, не имеющий никакого гражданства, работает в еврейском поселке на черных работах, в основном на стройке, получает относительно сносные деньги, на которые он может прокормить семью, при этом всем доволен и не имеет больше никаких чаяний: ни национальных, ни личных, ни религиозных.

Вообще многие израильтяне тоскуют по тем временам, когда не было никаких интифад, все жили мирно, по-соседски, покупали фрукты на рынках Газы и чинили машины в Рамалле. Конечно, тогда всем было лучше. Мы забываем лишь о том, что и тогда палестинцы были бесправными людьми второго сорта, живущими в условиях военного режима – и это один из факторов, которые привели нас в ту точку, в которой мы находимся сейчас.

Как бы то ни было, сегодня 400 тысяч поселенцев в Иудее и Самарии не имеют той возможности, которая была у пионеров сионистского движения в 1927-ом и у пионеров поселенческого движения в 1977-ом. Они не могут игнорировать присутствие палестинцев Иудеи и Самарии — в основном из-за огромного количества преступлений на почве ненависти, с которыми они сталкиваются ежедневно. Два дня назад страну потрясло убийство, совершенное пятнадцатилетним палестинским подростком – была убита Дафна Меир z»l,  38-летняя медсестра из Отниэля, мать 6 сдетей, которая была очень известна и любима всеми – правыми, левыми, религиозными и нет, евреями и арабами. Нет в стране человека, который не почувствовал бы боли, услышав о том, как она погибла, защищая детей.

Дафна Меир, да будет благословенна память ее. Фото: семейный архив

Дафна Меир, да будет благословенна память ее. Фото: семейный архив

Можно ненавидеть палестинцев. Можно пытаться найти способ жить с ними в мире, как делают некоторые из поселенцев. Можно развивать план по присоединению территорий С к Израилю, как делает Нафтали Беннет. Но игнорировать уже не получится. Уже давно не получается, и никакие военные меры, никакие заборы и блокпосты, никакие новые ядерные подлодки в этом не преуспели. Нет никаких причин считать, что и в будущем нам помогут военные меры — это мы уже пробовали.

Мы далеки от того, чтобы обвинять поселенцев в существующей ситуации в Иудее и Самарии. Более того – такие обвинения подлы и преступны, так как речь идет о гражданах страны, которые поступают в соответствии с ее законами и живут там, где им позволено правительством. Мы верим, что «Таг мехир» и экстремистское меньшинство не представляют общину поселенцев.

Мы можем лишь показать картину, в которой 400 тысяч человек, граждан государства Израиль, живут в огражденных и укрепленных, отнюдь небедных, тщательно защищаемых островках-поселках, в море из 1.5 миллионов нищих, бесправных и озлобленных сыновей другого народа, которые ненавидят их всеми фибрами души. Мы можем и должны назвать виновных – а виновные есть с обоих сторон. С той стороны есть и подстрекательство, и религиозный фанатизм, но наша способность повлиять на это ничтожна. Зато мы можем повлиять на нашу стороную А с нашей стороны — виновны все последние правительства, которые не делают ничего для того, чтобы изменить эту ситуацию в какую-либо сторону, и привыкли убеждать нас, что с ней можно жить «как с осколком в ягодице». Они привыкли рассказывать нам с ложной скорбью о том, что мы и наши дети будем вечно жить в ситуации перманентной войны.

Мы призываем всех израильтян посмотреть на убийство в Отниэле, на 15-летнего подростка (по возрасту он мог бы пойти в 9 класс израильской школы), который зарезал прекрасную, всеми обожаемую женщину, медсестру, мать, на глазах у ее детей. Неужели вы еще не поняли, что с этим «осколком» жить нельзя и что-то должно измениться? Сколько людей должно погибнуть, чтобы народ Израиля сказал своему правительству «Хватит»?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x