Политика

Неизвестное лицо ИГИЛ - часть 1

Некоторые уезжают, чтобы жить в мусульманском окружении, в точности, как религиозные иудеи едут в Израиль. Фото: Marines

Некоторые уезжают, чтобы жить в мусульманском окружении, в точности, как религиозные иудеи едут в Израиль. Фото: Marines

Недавно я встретил старого знакомого мусульманина-афроамериканца Селима (имя изменено по его просьбе). Селим — старший медбрат очень дорогой и престижной онкологической клиники в районе Нью-Йорка. Он рассказал, что ездил на полгода в Сирию и помогал в налаживании медицинской помощи повстанцам.

Селим имел дело с разными повстанцами, со светскими, с несалафистскими джихадистами, с Исламским государством.  Он рассказал немало интересного про тех мусульман, которые уже два года едут  в Сирию, потому, что чувствуют, что их гражданский и религиозный долг обязывает их помочь  страдающим братьям. Многие едут не воевать, а работать в госпиталях, в лагерях беженцев. Некоторые уезжают, чтобы жить в мусульманском окружении, в точности, как религиозные иудеи едут в Израиль.

Еще до того, как все американцы узнали про Исламское государство, ближневосточный корреспондент Американского общественного радио Дина Темль-Растон сравнивала это явление с тем, как американцы ехали помогать и воевать в гражданской войне в Испании. Я спросил Селима об этом, но он нашел вдохновение в другой, самом неожиданной книге. В детстве в Гарлеме он читал сионистский соцреализм, вроде «Эксодуса» Леона Юриса, и с тех пор всегда мечтал помочь своим единоверцам-мусульманам, страдающим от угнетения.

Американские СМИ пугают сейчас сотнями террористов, которые вернутся, чтобы развернуть террор. Селим встречал молодых ребят и девушек, прошедших мясорубку войны. Они часто страдают посттравматическим стрессом (для сравнения, каждый четвертый американский военнослужащий в Ираке вернулся домой с пост-травмой или другим психическим заболевание связанным с войной, а американцы находились в куда лучших условиях, чем повстанцы в Сирии или Ираке). Такие мальчики и девушки плохо годятся на роль матерых резидентов, но это мало кому приходило в голову.

Согласно недавнему опросу CNN, 71% американцев уверено, что Исламское государство уже имеет ячейки и террористов в США. Более 90% американцев считает, что ИГИЛ представляет угрозу для США, хотя лишь полтора месяца назад подавляющее большинство ничего не слыхало про 10-15.000 бойцов новой организации. Еще недавно казалось, что «глобальная война с террором» уходит на задний план, а тут опять — проценты поддержки военных действий среди населения вполне сравнимы с российским «Крымнаш». Америка реагирует на ИГИЛ аналогично тому, как Россия реагировала на Майдан.

Ведь террор – это страх, и война с террором, по сути, должно бы означать войну с собственным страхом. Забыт и провал прошлого витка войны в Ираке, самой длинной в истории США и вероятно, самой дорогой. Война стоила 3 триллиона долларов, и еще столько же предстоит потратить на последствия этой войны.

«Государство» страшнее, чем собственно «ислам»

Я уже полтора года отслеживаю деятельность пропагандистов Исламского государства, еще с тех времен, когда никто не придавал им серьезного значения. И я не заблуждаюсь в их страшном и смертоносном характере, в том, что они убивают людей и совершают страшные преступления. Об этом говорится много, и нет смысла повторять то, что сегодня пишут везде. Мне же хотелось бы осветить аспекты, о которых говорят меньше, либо вообще не желают говорить.  Да и до сих пор они не совершили ничего такого, чего бы не многократно больше совершали их противники из сил режима Асада или шиитской диктатуры в Багдаде – нарушение прав человека, массовые убийства, этнические чистки, казнь пленных и многое другое, что квалифицируется, как преступления перед человечеством.

Исламскому государству удалось напугать и спровоцировать США, НАТО, Арабскую Лигу, Иран и многие другие влиятельные силы. Казалось бы – они отличные тактики, но ужасные стратеги, однако их война ведется за сердца и души миллиарда мусульман в мире,  а враждебное отношение  лишь повышает их весомость и приводит в их стан все больше людей. Стоит отметить также новаторские тактики  пиара в твиттере и социальных сетях, а также профессиональное использование  телевидения.

Талантливый пиар присутствует уже в выборе имени «Исламское государство». Любопытно наблюдать теперь, как различные политики, эксперты и журналисты пускаются на всяческие ухищрения, лишь бы не сказать два «страшных слова».

И «государство» здесь, похоже, еще больше пугает, чем «исламское». Факт, что всего за пару месяцев безвестная организация стала узнаваемым мировым брендом, и ней заговорили, как об угрозе мировому порядку, сравнимому чуть ли не с коммунизмом времен Холодной войны. Исламское государство провозглашено главной угрозой для мировых держав и международных организаций, призванных защищать неолиберальную модель корпоративного капиталистического мирового порядка, сложившегося после краха СССР. И в этом его необычайный успех.

(часть 2)

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x