Политика

Чем закончилось шоу Нетаниягу

Карикатура: Lea Landa

Карикатура: Lea Landa

Биньямин Нетаниягу изменил своему обычаю ездить накануне выборов в Москву, чтобы повысить поддержку у русскоязычного избирателя. Похоже, что русскоязычный избиратель все больше голосует, как и все остальные, так что Нетаниягу решил поехать в Вашингтон. Израильское ТВ не дало прямой трансляции, из-за местных законов о выборах: вдруг Биби на трибуне начнет снимать пиджак и рубашку, и останется в майке с надписью «Голосуйте за Ликуд».

Нет смысла пересказывать речь израильского главы правительства перед Конгрессом США. Он не сказал ничего такого, чего не говорил уже в течение многих лет. Официально, Нетаниягу приехал изложить свою позицию по поводу намечающегося соглашения по поводу ядерной программы Ирана. Главный вопрос в том, кому больше поверят – израильскому премьеру, утверждающему, что нет иного пути, кроме силовых приемов; либо американскому президенту, который к концу срока проявляет все больше решимости в отстаивании своей предвыборной платформы. Успех или неуспех миссии Нетаниягу будет очевиден через три недели, когда истечет срок, предоставленный Ирану для заключения соглашения.

Однако у успеха есть много других измерений. Американские СМИ и политика – это еще и постоянно действующее шоу, и успех или провал зависит от того, кого спрашивать. Нетаниягу назвали и клоуном, и рок-звездой, сорвавшей больше аплодисментов, чем президент. Специфика американских СМИ такова, что здесь некому делать объективный критический анализ. От журналистов ожидается репортаж о том, кто и что сказал, либо интересная история. В основном приглашают «говорящие головы», которым платят за том, чтобы они озвучивали различные политические, экономические и социальные позиции. И все это для того, чтобы привлечь аудиторию к рекламным платформам, которые и являются истинным смыслом работы СМИ. На медиа-рынке, как и на любом другом, предполагается, что аудитория сама сделает рациональный выбор не на основании объективной информации, на основании различных мнений, которые им впихивают.

Нетаянигу выступил в Конгрессе по приглашению спикера Джона Бейнера. Несмотря на то, что республиканцы получили в 2014 году контроль за обеими палатами Конгресса, эта партия далека от единства. Бейнеру не удается провести важные законопроекты, из-за сопротивления правой части его партии. Появление Нетаниягу в Вашингтоне дало ему, наконец, тему, которая объединяет республиканцев. Бейнер пригласил Нетаниягу вопреки желанию президентской администрации, чем удовлетворил крупную и влиятельную фракцию, избранную на волне антипатии к политике и личности нынешнего президента.

С другой стороны, Нетаниягу удалось оттолкнуть многих влиятельных демократов, поддерживавших Израиль. Невиданное дело, но 57 сенаторов-демократов решило не ходит на его речь. Президент тоже отказался встретиться с израильским премьером. Белый Дом воздерживался от комментариев. Там заявили, что через три недели станет ясная судьба соглашения, и тогда у президента будет, что сказать Конгрессу и публике.

Появление Нетаниягу в Конгрессе проявило еще одну важную черту американской политики, которой, по сути, управляют лоббисты. Лоббисты дают деньги на предвыборные кампании, пишут законы, и они же устраивают политиков на работу в частный сектор или в лоббистской индустрии после выхода в отставку. Американская демократия все больше становится «рыночной демократией» по принципу «один доллар – один голос».

Про-израильское лобби считается то ли вторым, то ли третьим мощным лобби в Америке и определяет американскую политику во всем, что касается Ближнего Востока. Однако успех любого лобби всегда заключается в том, чтобы не превратить свое дело в политическое, и работать с обеими партиями. Иначе, если кто-то «за», то другая сторона будет неизбежно «против».

Накануне выступления в Конгрессе, Нетаниягу выступил на конференции крупнейшей лоббистской организации  AIPAC (American-Israel Public Affairs Committee). Американо-израильский публицист Ларри Дефнер сравнил конференции AIPAC с хасидскими «фарбренген» — собраниями, на которых следует отдать восторженную дань Ребе, являющемуся, по их убеждению, их локальным Мессией и заступником перед Богом. Сионизм заменил Бога на культ военной силы и на конференциях AIPAC восторженно поклоняются израильскому милитаризму и приветствуют его представителя во плоти

Однако в кулуарах, очевидно, царила тревога. По сообщению Питера Бейнарта, самого выходца из кругов про-израильского лоббизма, убедившегося в пагубности усиливающегося правого уклона произраильского истеблишмента, лоббирование Нетаниягу в США подрывает позиции традиционного еврейского руководства в Америке. Огромные деньги магната казино Шелдона Адельсона позволяют Нетаниягу обойти их, и обратиться к куда более крайним и исламофобским христианским евангелистам, симпатизирующим самым правым элементам в Израиле. Там видят Израиль, как осуществление апокалиптических пророчеств, и знаки близящегося пришествия Иисуса Христа, который уничтожит и евреев, и других неверующих, и учредит Царство Божье. Правые в Израиле думают их обхитрить, потому что тоже опираются на теологические, а не рациональные аргументы, а потому ждут своего Мессию, который должен бы уничтожить всех гоев.

Ослабление еврейского истеблишмента в США не сулит Израилю ничего хорошего. Мой добрый знакомый, 30 лет проработавший в еврейский лоббистских организациях придерживается иного мнения. «Американские евреи – это как напуганное стадо, готовое бежать и топтать все, что их выглядит, как угроза. Куда трудней, а то и невозможно добиться поддержки Израиля, который стремится к миру со своими соседями, чем Израиля, крушащего все вокруг, заявляя, что из последних сил борется за свое существование». Да и деньги, очевидно, легче собирать именно с напуганных евреев, которым кажется, что они вкладывают в Израиль, как в страховой полис.

Теперь, когда Нетаниягу отыграл свое представление, остается подождать результатов. Трудно себе представить, что Иран примет условия, выдвинутые израильским главой правительства. Кроме не относящихся к делу требований признать Израиль, и прекратить поддержку различных партий и групп в регионе, там содержатся требования, означающие полную капитуляцию Ирана. Не похоже, что и Белый Дом отступил перед израильским давлением и согласился с аргументами Нетаниягу, что американцы идут на плохую сделку, а это хуже, чем военная конфронтация. Что касается Ирана, то там реальность еще сложней и скрытого куда больше, чем явного. Еще 10 лет назад я написал одно из самых моих читаемых эссе «Мои друзья в Тегеране», где постарался показать эту сложность. Я полагался на мнение специалистов, считавших, что Иран не может позволить себе ядерного оружия, но сама по себе возможность, знание, как быстро собрать бомбу, уже само по себе является фактором силы и пугает их потенциальных противников в регионе. Единственное, что с тех пор жизнь раз за разом доказывает, что отказ от ядерного оружия (в Ираке, Ливии или Украине) подорвало безопасность этих стран, а не укрепило ее.

Оборонный истеблишмент в Израиле опасается не так ядерного оружия в Иране, как гонки ядерного вооружения, которая начнется в регионе. Ядерная бомба в Иране подтолкнет к ядерному вооружению Саудовскую Аравию, чей ядерный арсенал давно лежит готовый и оплаченный на складах в Пакистане. За ней, вероятно, ядерным оружием обзаведутся Египет и Турция. Все это подрывает оборонную доктрину Израиля, которая, подобно американской, строится на культивации абсолютного военного превосходства над всеми своими противниками, вместе взятыми. Позволить себе включиться в гонку ядерного вооружения Израиль не может ни политически, ни экономически. И это верно независимо от того, кто будет главой правительства Израиля.

Размеры материала не позволяют коснуться других аспектов проблемы – слабости иранской экономики, американских экономических и политических интересов, которые диктуют нормализацию с Ираном и много другого. Несомненно, что провал сделки даст иранцам возможность обвинять в срыве соглашения Израиль и евреев. Большинство специалистов сходится на том, что у Израиля нет военной возможности уничтожить иранскую ядерную программу, как это было с иракской.

Трудно оценить долговременные результаты выступления Нетаниягу. Он, несомненно, создал кризис в отношениях с США. Американцы не любят, когда им и их президенту читают наставления. Однако крепкие отношения между Израилем и США переживут и Нетаниягу, и Обаму. Слишком много связывать две страны, слишком сильны про-израильские сантименты у американской публике, и слишком сильно зависим Израиль от Америки практически во всем.

Шоу в Конгрессе окончилось, но СМИ, политическая пропаганда и социальные сети еще бушуют. После речи, рейтинг Обамы подскочил на 5 позиций, чего давно уже не было. Иранский министр иностранных дел Джавад Заири заявил, что очень прискорбно, что Биби исказил не только сегодняшнюю действительность, но и свои собственные священные писания. Из Книги Эсфирь ясно, что евреев спас иранский царь.

Сатирик Джон Стюарт (человек, которому доверяет больше американцев, чем всем программам новостей) сказал, что Нетаниягу приехал в США в еврейский праздник «Suuk-On-It-Mr. President» (фраза, которую условно можно перевести как «отсосите, Мистер Президент»), и Конгресс действительно сделал Нетаниягу самый длинный минет, который когда-либо получал еврейский мужчина.

В основном спор идет вокруг теории, что только два мировых лидера способны противостоять США – Путин и Нетаниягу, и если против Путина ничего не поделаешь, то с Нетаниягу Обама пытается разделаться. Страсти, в любом случае, улягутся еще не скоро.

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x