Политика

Сплетни

Человек отличается от животных умением сплетничать

 

СплетниОбщеизвестно, что вот уже третье столетие Французская академия не принимает к рассмотрению работы, посвященные происхождению языка и созданию вечного двигателя. Поскольку ничего путного в этих исследованиях быть не может, предмет изучения недоступен, а значит, возможны только спекуляции.

Однако спекулировать на неизвестном человечеству и его ученным (они тоже люди!) очень хочется. И попытки объяснить происхождение языка (как и эксперименты с созданием вечного двигателя) продолжаются.

Одна из теорий связывает происхождение языка с желанием человека посплетничать. Серьезно! У разных животных тоже существует набор сигналов, при помощи которых они передают друг другу информацию. Иногда они это делают даже лучше человека. Сигналы однозначны для расшифровки. Киты передают информацию друг другу через расстояние в десятки километров. Их вокальные способности куда более развиты. Попугаи не только могут повторить все, что мы говорим, но и сымитировать звук телефона, звонок в дверь, сирену полиции, скрип колес и т. д.

 

Звери и даже насекомые вполне могут передавать друг другу сведения об опасности, местоположении пищи, сексуальном желании. Что же отличает человека? Человек умеет сплетничать — то есть передавать социальную информацию. Древний человек, в отличие от прочих животных, мог рассказывать другому не только о том, где лежит пища, «осторожно хищник» и прочую необходимую информацию. Он смог рассказать другим о своих чувствах и переживаниях, о том, кто с кем дружит, кто ему нравится или не нравится, кто о ком что сказал… Возможность передавать подобную социальную информацию — отличала древнего человека от самых развитых шимпанзе и бабуинов. Благодаря этому возникли крупные человеческие коллективы и сложные социальные отношения.

Ученные изучающие происхождение, развитие и функционирование языка провели множество социологических исследований, чтобы понять: для чего большинство людей больше всего используют свою способность разговаривать? О чем они больше всего любят поговорить? Что им более всего интересно услышать? Они исходили из предположения, что если выяснить, для чего наиболее естественно и охотно используется язык, то, скорее всего, мы обнаружим именно то, ради чего язык создан. Провели исследование. Проверили мужчин и женщин, бедных и богатых, взрослых и детей, образованных, полуграмотных и неграмотных, умных и не очень, людей побывавших во множестве стран и тех, кто никогда не выезжал из своего местечка… И обнаружили. Результаты везде одинаковы. Более всего люди используют возможность пользоваться языком — для того, чтобы сплетничать.

Даже профессора теоретической физики, общаясь друг с другом, гораздо более травят сплетни о том, кто к кому в их среде как относится, кто у кого, что подглядел, общения с кем лучше избегать, где можно дать слабинку, а в чем следует идти до конца, кого чтит ученый совет, кому благоволят спонсоры, как поссорился ректор с деканом факультета и т.д.

Анекдот: бежит студент по коридору, нечаянно толкнул плечом одного из разговаривающих профессоров, тот ему говорит: «Как вам не стыдно, молодой человек?! Мы же обсуждаем важные теоретические проблемы, которые находятся на новых горизонтах науки». Студент занервничал, а вдруг он нечаянно сбил научное открытие, рассыпался в извинениях и побежал дальше. А профессор повернувшись продолжил прерванный разговор: «Значит кладет он её ноги на плечи, а она ему говорит…».

Интересуют людей другие темы? Конечно, интересуют. Ещё как! Но любой, кто занимается выпуском СМИ знает, что чуть ли не единственная возможность продать газету, сделать популярным телеканал, радиостанцию или новостной сайт — это продавать политику, как сплетни, экономику — как сплетни, общественную жизнь — как сплетни. Разные сплетни, на разные темы, по-разному поданные публике. Ещё Ницше говорил, что каждая сплетня пастух, пасущий свое стадо. У всех разновидностей — своя аудитория.

Досужие слухи и сплетни иногда могут вырасти до размеров политической проблемы, приобрести чуть ли не государственный масштаб. И точно затмить проблему, на фоне которой они возникли.

Вы уже много лет смотрите, слушаете и читаете о иранской ядерной проблеме. Много вас утруждают техническими характеристиками, сопоставлением сведений об объектах, подробными требованиями, выдвинутыми на переговорах в Женеве? Нет. Вам рассказывают, что сказал этот, что на это ответил тот. Вам рассказывают, кто с кем отказался фотографироваться, и какая страна повернулась спиной. Вам сообщают почему Обама не отвечает Биби на телефонные звонки. Вам говорят о том, что Керри, судя по всему, хочет получить Нобелевскую премию мира, а Нафтали Беннет ходит по Капитолийскому холму убеждая конгрессменов-демократов не слушать ихнего президента….

Современное телевидение недаром изобилует программами, которые предлагают заглянуть в чужую жизнь. Это могут быть реалити-шоу с героями, посаженными за стекло, или программы, предлагающие на вынос какие-либо пикантные подробности из жизни бомонда. Знаменитости подогревают интерес публики скандалами, но иногда заигрываются… Людям предлагается обсуждать других людей, выносить строгий (или не очень – в зависимости от проступка) вердикт героям, выставленным напоказ.

Сплетня является не только медиаметодом, но и критерием оценки. Тетушка, посмотрев актуальную передачу 9-го канала, сообщает в магазине свое мнение о телеведущей: «Щечки, конечно, дюже розовые, но поговорить с ней не о чем». Хороший телеведущий — это тот, с кем зрителю хотелось бы потрепаться.

Никто не будет покупать газету, где будет только информация: статистика, документы, результаты исследований. Для того, чтобы что-либо читалось, это надо превратить в сплетню. Поэтому у сплетен в чистом виде есть фора. Посмотрите, как захватила общественное мнение утечка о некотором популярном певце (Эяле Голане) и малолетках, с которыми у него был секс.

Новость об уголовном секс-скандале в мире израильского шоу-бизнеса оттеснила на второй план все остальное. СМИ «забыли» про палестинцев, про провалившийся переговорный процесс, про террор, про ухудшение отношений с США, про Иран… Про историю еще никто толком ничего не знает, а она отодвинула все прочие темы. Имя «знаменитого певца» публиковать запрещено, но его и так вся страна знает. Уже в прошлый четверг утром оно стало достоянием широкой интернет-общественности из-за публикации блоггера Омри Хайюна. Блоггера задержали и вызвали на допрос, но задержать всех, кто сослался на него в социальных сетях — нет никакой возможности. Весь Израиль уже знает, о ком идет речь. Сам «знаменитый певец» во всю реагирует на своей странице в Фейсбуке. И только конвенциональные законопослушные СМИ вынуждены делать вид, что им ничего неизвестно. Они просто продолжают публиковать все новые пикантные подробности из материалов «засекреченного» уголовного дела. Это похоже на театр абсурда…

В современном мире никаким судебным запретом нельзя запретить распространение информации, которая интересна общественности. И если это запретить СМИ, то… выясняется, что СМИ — это не единственный способ распространения информации. Известный пиарщик поп-звезд Рани Рахав, который в прямом эфире 2 телеканала требовал от юридического советника правительства разобраться с блоггерами, сажать нарушивших запрет на публикацию, закрыть Фейсбук… сильно напоминал пресс-секретаря НДИ Марка Котлярского, который на телеканале «Итон-ТВ» выступал против «вседозволенности писания» и говорил, что «надо 80% блогов закрыть»… Конечно, в нашей стране достаточно принимающих решения, которые не понимают, что такое интернет-пространство. Есть у нас и те, кто призывают, подобно Рани Рахаву, закрыть рот Интернету. Но для этого страна должна была бы превратиться в Иран или Китай. А мы слишком маленькое и темпераментное государство для таких больших глупостей. И сплетничать очень любим…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x