Гражданин мира

Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: flickr.com

Турция перед выбором

Одной из причин поддержки Эрдогана избирателями до недавнего времени были успехи в экономике – люди готовы были за экономическую стабильность простить президенту многое. Но эти успехи практически сошли на нет. В стране растет безработица, увеличивается отток людей, не готовых терпеть усиливающийся авторитаризм (причем уезжает, преимущественно, образованная молодежь). Увлеченность Эрдогана внешней политикой и глобальные планы по переделу мира привели к тому, что турецкая валюта не выдержала столь серьезной геополитической нагрузки. У западных инвесторов наступил предел терпения, и они стали массово уходить с турецкого рынка.

Сегодня Турция вновь выбирает Эрдогана. По крайней мере, в этом уверен сам действующий президент. Но предвыборная кампания неожиданно развернулась не совсем так, как он это планировал. Политик, который 16 лет стоял у власти, подавил попытку переворота в 2016 году, задавил оппозицию, уничтожил независимую прессу и, казалось бы, закрутил гайки настолько, что сомнений в победе у него быть не должно, накануне выборов увидел, что его рейтинг в опасности. Похоже, одним туром дело закончить не удастся. Но как бы там ни было, результат досрочных президентских и парламентских выборов, которые состоятся сегодня, может серьезным образом повлиять на геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке, ведь Турция по-прежнему остается одним из сильнейших игроков в регионе.

Соперниками Реджепа Тайипа Эрдогана, который идет на выборы от правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в борьбе за пост президента станут Мухаррем Индже (он представляет главную оппозиционную Народно-республиканскую партию, НРП), Селахаттин Демирташ (прокурдская Партия демократии народов), Мераль Акшенер (Хорошая партия), Темель Карамоллаоглу (Партия счастья) и Догу Перинчек («Родина»). Одновременно с президентскими проходят и парламентские выборы. Согласно внесенным в конституцию страны изменениям, после 24 июня Турция из парламентской республики превратится в президентскую, а полномочия президента станут практически неограниченными: он возьмет на себя также функции премьер-министра, сосредоточив в своих руках всю полноту исполнительной власти.

Безусловно, Эрдоган – лидер предвыборной гонки, на него работает административный ресурс, популистские лозунги, привлекательная для многих идея панисламизма и возрождения былого величия Османской империи. Однако, если судить по последним замерам общественного мнения, риторика Эрдогана уже несколько поднадоела публике. Его рейтинг снизился и колеблется в районе 47-48%, а этого недостаточно для победы в первом туре. Зато повысился рейтинг Мухаррема Индже, главного конкурента и самого яростного критика Эрдогана. Если верить данным опросов, он может получить до 30% голосов избирателей. Третий кандидат в президенты, Мераль Акшенер от Хорошей партии, имеет сегодня рейтинг около 11%, а Селяхаттин Демирташ (который участвует в предвыборной гонке, находясь в тюрьме по обвинению в терроризме) – около 10%. Чтобы укрепить свои позиции, Эрдоган даже пообещал после победы на выборах рассмотреть, наконец, вопрос об отмене чрезвычайного положения, введенного после путча 2016 года.

Одной из причин поддержки Эрдогана избирателями до недавнего времени были успехи в экономике – как и в России, люди готовы были за экономическую стабильность простить президенту многое. Но эти успехи практически сошли на нет. В стране растет безработица, увеличивается отток людей, не готовых терпеть усиливающийся авторитаризм (причем уезжает, преимущественно, образованная молодежь). Увлеченность Эрдогана внешней политикой и глобальные планы по переделу мира привели к тому, что турецкая валюта не выдержала столь серьезной геополитической нагрузки. У западных инвесторов наступил предел терпения, и они стали массово уходить с турецкого рынка. По оценкам экспертов, за последние три года объем выведенного капитала составил порядка 148 млрд долларов. Попытки правительства Эрдогана вмешаться в экономику и «отрегулировать» ситуацию лишь усугубили ее. В итоге заложницей политики Эрдогана стала турецкая лира: в мае ее курс по отношению к доллару снизился на 18%, а в целом за пять месяцев 2018 года темпы девальвации турецкой валюты составили более 25%. Это падение стало одним из крупнейших среди валют быстро развивающихся экономик. Причем, по оценкам экономистов, после выборов оно лишь ускорится. Так что, кто бы ни пришел к власти, Турции предстоят серьезные финансовые и банковские реформы.

Главный оппонент действующего президента, Индже, бьет как раз по самому больному месту – по экономике. Он утверждает, что вместо того, чтобы бороться с экономическим кризисом, Эрдоган «предпочитает вести войну со всем миром». Уровень инфляции, падение курса турецкой лиры, рост государственного долга – эти проблемы страны являются главным оружием оппозиции против Эрдогана, и она умело использовала его в предвыборной борьбе. Тогда как сам Эрдоган педалировал две основные темы – прекрасное будущее, которое ожидает страну под его чутким руководством, и противопоставление Турции Западу. «Запад ждет выборов 24 июня. Что они хотят увидеть? Поражение Эрдогана. Вы готовы дать урок Западу? Я верю, что вы этот урок дадите», — призывал он своих избирателей на предвыборном митинге в Стамбуле. Много ли найдется желающих назло маме отморозить уши, мы узнаем совсем скоро.

Турецкая оппозиция учла прошлые ошибки и, опасаясь установления в стране единоличной власти в случае победы действующего президента на выборах, объединила свои усилия в рамках «Альянса наций» для противостояния «Альянсу народа» (в который входят эрдогановская ПСР и ультраправая Партия националистического движения). Каждая из четырех партий, входящих в «Альянс наций», выдвинула своего кандидата на президентских выборах, чтобы оттянуть голоса у Эрдогана в первом туре. Того из четверых, кто наберет больше всех голосов (а это, вероятнее всего, будет Индже), во втором туре поддержат и Акшенер, и Карамоллаоглу, а возможно, и прокурдская партия. И тогда позиции кандидатов практически сравняются.

Что же касается парламентских выборов, то на них у оппозиции значительно более высокие шансы переиграть правящую партию, которая давно уже теряет свою популярность. Получит ли оппозиция большинство, будет зависеть от того, удастся ли прокурдской партии пройти 10-процентный барьер. Однако, даже если предположить, что оппозиционным партиям удастся сформировать коалицию, формирование правительства от парламента уже зависеть не будет. Теперь эта функция полностью в руках президента. У парламента, правда, еще остается в руках такой рычаг давления, как объявление импичмента, но для этого необходима поддержка 361 из 600 депутатов. Именно поэтому Эрдогану так важна победа «Альянса народа». И именно поэтому оппозиционные партии сплотились в борьбе против общего врага.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x