Экономика

Рано хоронить сионизм - часть 2

1 часть

Марка, посвященная организации Ха-Шомер. Фото: Википедия

Марка, посвященная организации Ха-Шомер. Фото: Википедия

Сионизм — движение освобождения еврея от угнетения. Так ли это?

Когда-то израильских детей в школе учили, что было несколько этапов сионизма, — поселенческий, сельскохозяйственный, индустриальный. В 1990-х премьер министр Эхуд Барак предлагал лозунг, гласящий, что четвертым этапом сионизма станет хайтек, который, как паровоз, вывезет Израиль к светлому будущему. Израильтяне еще гордятся своим хайтеком, хотя на большинство израильтян он никак не повлиял, а вывез лишь некоторых на  биржу в Нью-Йорке. Так или иначе, но пятым этапом сионизма, очевидно, стала особая смесь всепроникающей пропаганды, пиара и лоббизма, называемая ивритским словом асбара. Многие израильтяне уверены, что «асбара – это наша главная проблема» и, не доверяя профессиональным пиарщикам и лоббистам, сами ринулись в бой. Помню, и мне как-то в международном аэропорту им Бен-Гуриона вручили буклет «Стань солдатом Цахала». Правда, имелась в виду не Армия обороны Израиля, а придуманная в министерстве пропаганды (асбары) ЦвА (Х)асбара Ле Исраэль – Армия пропаганды Израиля. Ее бойцы троллят теперь повсюду. Совсем недавно моя хорошая подруга искала в интернете что-то для собак, и на сайте, посвященном братьям нашим меньшим, нашла запись «А у нас братьями нашими меньшими называют арабов».

 

Сионизм не задумывался его основателями как еще один ближневосточный национализм. Тем более не как асбара,  хотя рекламы и пиара в сиониме всегда хватало, еще с тех времен, когда там тщательно подражали советскому соцреализму. Сионизм был детищем Великой русской революции, провозгласившей идеи освобождения труда, освобождения женщины, национального освобождения, освобождения человечества от эксплуатации. Сионизм боролся за освобождение еврейства от национального, религиозного и социального угнетения. Раввинско-олигархические элиты провалились и не сумели подготовить еврейский народ к вступлению в Новое время капитализма, разрушившее старый местечковый экономический уклад. Как только предоставилась возможность, большинство евреев толпой ринулись прочь из загнивавшего штейтеле: кто в Америку, кто в Европу, кто в большие города СССР, а кто и в Палестину, называемую на иврите Эрец Исраэль. Сионизм не был единственным движением освобождения, но, в конце концов, именно сионизм победил — и теперь ответственен за все.

 

Где-то в 1920-30 гг. лидерам палестинской еврейской колонии (ишув) удалось перевернуть сионизм с ног на голову, и превратить еврейскую колонизацию Палестины из средства в самоцель. Эта риторика оставалась актуальной еще во время, когда я приехал. Первый глава правительства Давид Бен-Гурион заявлял «наше государство не создано уроженцами страны, и не создано для них, а для всего еврейского народа…» Эти слова стали эпиграфом для мемориального альбома «Давид Бен Гурион и армия», выпущенного в 1974 году году в Издательстве Министерства обороны Израиля. Как многие заявления наших политиков, торжественная фраза была словесной данью, в которую сам Бен-Гурион не верил.

 

Когда мир состоял из племен – евреи были племенем, когда мир состоял из каст, евреи были кастой, когда надо было, евреи стали сословием, причем не самым последним. В ХХ веке мировую историю определял национализм, и евреи выработали несколько моделей национализма. Сионизм стал национализмом, причем одним из образцовых и победоносных, добившихся того, что и не снилось другим национально-освободительным движениям.

 

Победный ход национализма по планете сопровождался цепочкой больших и малых геноцидов, депортаций или этнических чисток. Можно бесконечно спорить, было ли это виной национализма, либо же это неизбежное последствие развала отживших свое время империй. Несомненно лишь то, что все страны, где сегодня можно жить безопасно и комфортно, пережили период национального государства. А там, где национальный проект прерывается, получается не Швейцария с кантонами, а Сирия с кровавой и бесконечной гражданской войной.

 

Национализм везде начинался с определения своих врагов, но со временем главным становился вопрос, в каком обществе наш народ хочет жить? И пока израильское общество, подобно нашим соседям, состоит из различных, отнюдь не симпатизирующих друг другу групп, общин и кланов, то именно реальный национализм (а вовсе не абстрактные идеи насчет того, что надо жить дружно) объединяет разноликое, многообщинное израильское общество.

 

Со временем израильский национализм обязательно отбросит пан-еврейский национализм и начнет осторожно включать в себя и израильских арабов, и находящихся под оккупацией палестинцев. Невозможно сегодня ответить на вопрос, есть ли у Израиля столько времени, пока еврейские и арабские общины созреют для этого. Ведь палестинское национально-освободительное движения (как в версии «Фатха», так и в версии «Хамаса») – это тоже «сионизм», тщательно копирующий еврейское национальное движение, и пытающийся следовать по его стопам для создания своего национального дома.

 

Отрицание легитимности палестинского государства подрывает и легитимность израильского государства, заставляет искать легитимность на шаткой теологической основе нью-эйдж-иудаизма. Всякое отрицание, всякое анти — ущербно. Антисемитизм, антисионизм, антикоммунизм, антиамериканизм, анти-теизм и любые другие фобии  ущербны не только тем, что тщательно следуют за своим прототипом, но еще и тем, что отстают от него на несколько шагов. Антикоммунисты все еще сражаются с советской властью, а антисионисты все еще живут в 1970-80х годах, когда сионизм еще мог считаться чем-то особенным.

 

Сегодня вокруг нас полно «сионизмов», а запутавшиеся на Ближнем Востоке США тщательно заимствуют израильские силовые приемчики – от оккупации и блокады до точечных ударов и внесудебных ликвидаций. Окно возможностей решения палестинской проблемы в рамках двух государств, очевидно, закончилась где-то пять лет назад. «Мирный процесс» превратился в бессмысленный дипломатический фарс, который, кстати, стал примером для подражания: вот и иранцы  сумели отвратить международное давление по поводу своей ядерной программы, и превратить решение этого вопроса в процесс, по образцу «израильско-палестинского мирного процесса». Нам предстоит жить вместе с палестинцами, но для этого хорошо бы развести стороны по углам и держать их там, пока не остынут и успокоятся. Это и любящим супругам не мешает порой, не только евреям с арабами.

 

Возможно, что израильско-палестинский конфликт придется решать по южноафриканскому сценарию окончания апартеида. Это не самый желательный сценарий ни для евреев, ни для палестинцев, потому что все понимают, что властью добровольно никто не поделится. Однако, если не получается размежеваться, то «окончание апартеида»  — это неплохой и, самое главное, мирный вариант. Все остальное, в том числе бесконечное продолжение оккупации (как бы ее не пытались переименовать) – куда хуже. Израиль престанет быть демократическим, а потому потеряет все еврейское. Демократия в Израиле не блажь,  а залог, что сами евреи не перебьют здесь друг друга. И как ни парадоксально это звучит, сионизм и сегодня общая основа для всех израильтян, евреев и неевреев, и не стоит отдавать его в руки фундаменталистов, чьи интересы состоят не в том, чтобы сохранить и развивать Израиль, а в лже-мессианской утопии Иудейского государства.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x