Мир в доме

Принять другого или потерять себя

 

демонстрация против бомбежки Газы
фото Шираз Гринбойм ActiveStills

В последние дни я несколько раз сталкивалась с обсуждением того, как же мало нужно среднему израильтянину, чтоб заслужить звание опасного лево-радикала, предателя, врага народа, маргинала, фанатика и антисемита. Для этого достаточно высказать необычную мысль о том, что »палестинец тоже человек». А уж если при этом подвергнуть критике националистическую линию нашего правительства, то можно и по зубам схлопотать в наши дни. И при том не от каких-нибудь жандармов-полицаев, стоящих на страже режима, а от самых, что ни на есть, простых сограждан.

Можно было бы всплеснуть руками и воскликнуть — как же мы до такого докатились? Но ответ очевиден и драма ни к чему. С одной стороны — общество, замешанное на национальной идее, отягощенное памятью о реальной тяжелейшей коллективной трагедии и зачастую предвзятое отношение внешнего мира, не всегда имеющего представление о том, что здесь на самом деле происходит. С другой — власть, изначально питающаяся национализмом, опирающаяся главным образом на него, которая не брезгует поиграть на чувствах и инстинктах населения с целью утвердить свои позиции. И вот гремучая смесь готова! Взрывной потенциал такого коктейля непредсказуем и может легко выйти из под контроля, что мы и наблюдаем в последние дни. Однако ставки уж больно высоки, а стремление любой ценой удержаться у руля, по всей видимости, со временем опьяняет и заставляет идти ва-банк.

Не уверена, что в те непростые дни, предшествовавшие убийству Рабина, когда Биби играл свой бенефис на балконе перед взволнованными каханистами, он желал в итоге видеть разъярённые толпы народных мстителей, мечущихся по Иерусалиму в поисках кандидатов на линчевание. Не думаю, что компания беснующихся псевдо-патриотов под флагами государства Израиль, нападающих на таких же как они, легитимных сограждан лишь за то, что те посмели высказать в слух своё мнение, входила тогда в его планы. Так или иначе, мне кажется, что точка невозврата уже пройдена, и вопрос, который стоит перед нами сегодня это уже не »кто не виноват?», а »что делать?».

Для начала хотелось бы выяснить кое-какие семантические отношения. Во-первых — что же означает само понятие «радикальный». Почему-то это слово сегодня для большинства людей связано с образом разрушения, в то время как происхождение этого термина восходит к латинскому слову «radix«, что в переводе обозначает «корень». Получается, что попытка понять корень проблемы и попытаться изменить что-то именно там, вместо того, чтобы бесконечно подстригать лишь листву сорняков, воспринимается обществом, как нечто опасное и разрушительное. Разве это не внутреннее противоречие?

Второе понятие, которое необъяснимым образом приняло противоположное значение в глазах многих людей, это понятие «крайний». Не в смысле «последний», а в смысле — относящийся к одному из полюсов, не предполагающий никакого плюрализма, считающий правым лишь себя. Исходя из такого понимания, очевидно, что попытка проявить эмпатию, принять «другого» и его правду, не отказываясь в то же время и от своей, чем на самом деле характеризуется позиция абсолютного большинства «левых» израильтян, является «серединным путём». Тогда как сегодняшний израильский «мейнстрим» способен видеть только себя и готов бесконечно доказывать свою правоту. Так что, если уж кого- то и можно причислить к людям крайних взглядов, так это как раз наше патриотическое большинство, но я этого делать не стану, а лишь выведу за рамки данного текста само это понятие, и в особенности его обвиняющую интонацию.

 

Газа, фото Ани Пек ActiveStills

Дело вовсе не в том, чья же правда правдивее. Дело в том, что поиск единственного виноватого даже если и увенчается успехом, то сможет принести лишь минутное удовлетворение самолюбия, но вряд ли разрешит конфликт. Демонизация противника не может быть риторикой стороны, утверждающей, что она желает мира. Нельзя надеяться на установление здоровых, продуктивных отношений с тем, в ком мы не только не видим человека, но даже само его право на существование ставим под сомнение . Для того, чтобы помирились два человека, достаточно каждому посмотреть на другого как на самого себя. Не вижу причины, по которой стратегия, действенная в случае межчеловеческого конфликта, не работала бы на межгосударственном уровне, конечно при условии, что декларируемое стремление к миру является искренним. Причём если вы сами твёрдо решили добиться завершения конфликта, то позиция противоположной стороны в данном случае, хоть и может определить тактику поведения, не станет решающим фактором достижения успеха.

Мне кажется, нам стоит понять, что в израильско- палестинском противостоянии не может быть одного победителя и одного побеждённого, как в обычной войне — уж слишком правдива правда каждой из этих сторон. Либо оба народа продолжат проигрывать, при чём цена будет всё выше и выше с каждым витком, либо они победят вместе . Не думаю, что значение такой победы можно переоценить!

Представьте себе, что на пути долгожданного завершения кровавого раздора стоит не наш воинственный кабинет министров, который мы хотя бы теоретически можем и переизбрать, и даже не Хамас, а всего лишь наш страх потерять себя, принимая другого. Возможно нам кажется, что мы люди маленькие и ничего не решаем. Но посудите сами: ведь это именно за наше сознание, наше общественное мнение, за наши голоса и за наше молчание ведётся такая серьёзная борьба.

Мы ничего не потеряем, а скорее лишь приобретём, если увидим, что »они» не так уж отличаются от нас, что наши надежды и чаяния по сути одни и те же, наши заблуждения удивительно похожи. С этого и начнётся наше освобождение.

Радикально? Видимо да, ведь мы пытаемся докопаться до корней. Опасно? Сомневаюсь.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x