Экономика

Поздравляем вас, гражданин Соврамши

Владимир Идзинский

Нельзя не вспомнить знаменитую фразу из романа «Мастер и Маргарита» Булгакова «Поздравляем вас, гражданин Соврамши» в связи с начавшимися  судебными слушаниями по делу бывшего министра иностранных дел Авигдора Либермана. Из стенограмм допросов создается впечатление, что глава НДИ в этом деле как минимум заврался. А без умения врать трудно сделать успешную карьеру. Еще великий Наполеон говорил, имея ввиду своего знаменитого министра полиции Жозефа Фуше, что только тот, кто умеет врать, достигает высот карьерной лестницы.

Опуб­ли­ко­ван­ные ма­те­ри­а­лы со­дер­жат пер­вые по­ка­за­ния тогдашнего министра иностранных дел от­но­си­тель­но об­сто­я­тельств по­лу­че­ния сек­рет­ных ма­те­ри­а­лов от быв­ше­го посла в Бе­ло­рус­сии Зе­эва Бен-Арье.  В обвинительном заключении по этому делу говорится, что когда Либерман прибыл в Минск с визитом в августе 2008 года, посол в Белоруссии Зеэв Бен-Арье встретился с ним в гостинице и передал секретную информацию о следствии против Либермана. После этого Либерман позаботился о предоставлении Зеэву Бен-Арье важного поста в МИДе, не сообщив ни слова о передаче им секретной информации. Когда в марте 2009 года Либерман стал министром иностранных дел Израиля, он предложил Бен-Арье пост своего политического советника, а затем Бен-Арье получил назначение на пост посла Израиля в Риге. В обвинении говорится, что Либерман знал о серьезном нарушении послом существующих законов.

Мне с самого начала было ясно, что как в основном уголовном деле об отмывании денег, которое было закрыто, так и в деле бывшего посла в Белоруссии, Либерману нельзя верить. Теперь это стало очевидно многим. Например, об­сто­я­тель­ства получе­ния ма­те­ри­а­лов из сво­е­го след­ствен­но­го де­ла, на­прав­лен­ных из­ра­иль­ской полици­ей бе­ло­рус­ским вла­стям с прось­бой о со­дей­ствии в рас­сле­до­ва­нии подозрений про­тив ли­де­ра НДИ, Ли­бер­ман опи­сал следующим образом: «Он дал мне кон­верт, ска­зал — взгля­ни, я по­ня­тия не имел, что внут­ри, от­крыл, уви­дел — и тут же по­шел в туа­лет и вы­бро­сил все в во­ду». Я не верю, что Либерман не знал, что внутри конверта и о чем идет речь. А Вы читатель разве верите Либерману? И Зе­эв Бен-Арье рассказал на допросе, что не про­сто от­дал Ли­бер­ма­ну кон­верт, но и рас­ска­зал ему о по­ли­цей­ском рас­сле­до­ва­нии и даже написал своему патрону на бумажке номер счета и название фирмы, интересуемых израильскую полицию. 

Теперь на суде Зе­эв Бен-Арье вдруг от своих показаний отказывается и утверждает, что ничего не помнит. Если на следствии Бен-Арье утверждал, что просил помощи у Авигдора Либермана в назначении его послом в Белоруссии, то теперь этот факт пропал из его памяти. Когда же он говорил правду, на следствии в 2010 году,  или теперь, когда вдруг его показания стали полностью совпадать с показаниями Либермана? Не сомневаюсь, что кто-то хорошо поработал с этим, по определению Либермана, «клас­си­че­ским рус­ским — об­ра­зо­ван­ным, сла­бо­ха­рак­тер­ным, не динамич­ным». Ну и компания! Что же, судьи не понимают причину внезапного склероза Бен-Арье, и разве его такое «прозрачное» поведение на суде не вызывает еще большее подозрение?

Совсем не случайно все дела Либермана переполнены неувязками и странными фактами. Израильская правоохранительная система оказалась бессильной и действовала в течение длительного времени с преступной халатностью. Уж очень выгодно для Либермана сложились все обстоятельства в момент принятия окончательного решения по основному уголовному делу – и свидетели все исчезли, и министр внутренней безопасности оказался человеком Либермана, и юридический советник попался такой осторожный. Действительно, ведь трудно поверить, что только по случайному стечению обстоятельств это дело тянулось более десяти лет,  пока не пропали все свидетели. Один ключевой свидетель обвинения умер, другой покончил с собой, третий  перенес тяжелый инсульт и выбыл из строя, четвертый сбежал в Молдавию, а пятая свидетельница изменила показания и более не утверждает, что Либерман был владельцем подставных фирм. А теперь вот и Бен-Арье, который давал правдивые показания и сотрудничал со следствием, вдруг потерял память. Не слишком ли много странных совпадений?

На следствии Ли­бер­ман дал по­нять, что быв­ший посол в Белоруссии го­тов на лю­бую под­лость, лишь бы по­лу­чить на­зна­че­ние на же­лан­ный пост посла. У него нет шан­сов по­лу­чить в жиз­ни еще ка­кое-то на­зна­че­ние, по­это­му Бен-Арье на­вер­ня­ка го­тов был ска­зать сле­до­ва­те­лям то, что от него хо­те­ли услы­шать, за­явил бывший глава МИДа. Наверное именно за эти качества Либерман проталкивал Бен-Арье на должность израильского посла в Латвии? Оказывается,  ра­бо­та белорусского посла вы­зы­ва­ла се­рьез­ные на­ре­ка­ния, и ре­ви­зор МИДа Вик­тор Арель в свое вре­мя дал отрицательную характеристику  Зееву Бен-Арье.  На судебных слушаниях Арель сообщил, что Бен-Арье был пло­хим по­слом, «не имел са­мой ба­зо­вой под­го­тов­ки, необ­хо­ди­мой для ру­ко­вод­ства ди­пло­ма­ти­че­ской мис­си­ей».

Боль­шая часть чле­нов ко­мис­сии по на­зна­че­ни­ям  «зна­ли, с кем они име­ют де­ло, и кто та­кой Бен-Арье». Арель подчеркнул, что лич­но до­ло­жил ми­ни­стру Ли­бер­ма­ну о ре­зуль­та­тах ин­спек­ции по­соль­ства в Бе­ло­рус­сии и со­об­щил вы­вод — Бен-Арье мо­жет за­ни­мать пост ат­та­ше по куль­ту­ре, но ни­как не посла, у него полностью отсутствуют способности к руководству посольством. Итак, Ли­бер­ман, как гла­ва МИДа, знал о про­ва­льной ра­бо­те посла в Минске, но, несмотря на это, пы­тал­ся от­пра­вить его по­слом в Латвию. Разве это не подтверждает «особые» отношения бывшего министра и посла?

Вот еще примеры сомнительного поведения Либермана. Сле­до­ва­тель спро­сил, по­че­му Ли­бер­ман, уви­дев со­дер­жи­мое пись­ма, не вер­нул его Бен-Арье. На это Ли­бер­ман от­ве­тил, что будто бы дей­ство­вал ин­стинк­тив­но, не ду­мая, и сде­лал пер­вое, что при­шло ему в го­ло­ву. А на вопрос следователя, осо­зна­вал ли Ли­бер­ман, что его друг со­вер­шил уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние, бывший глава МИДа от­ве­тил, что он «не адво­кат и не сле­до­ва­тель». Од­на­ко поз­же тот же Ли­бер­ман со­об­щил следователям, что ис­то­рия его «взвол­но­ва­ла», и он рас­ска­зал Фа­ине Кир­шен­ба­ум об «иди­о­те, ко­то­рый мо­жет впу­тать ме­ня и се­бя в ис­то­рию». Значит, Либерман очень хорошо знал об уго­лов­ном ас­пекте со­вер­шен­но­го Бен-Арье по­ступ­ка.

Либерман действует по принципу – «не пойман, не вор». Но вот, как показывают нам вы­держ­ки из сте­но­грамм до­проса Либермана,­ кажется его уже поймали, по крайней мере на лжи. Похоже, что глава НДИ врал, причем врал он не в компании подвыпивших друзей, а находясь в кабинете следователя, а это серьезно меняет дело. И если верно, что «не пойман, не вор», то тем более верно, что тот, кто пойман на лжи один раз, уже не заслуживает нашего доверия. Если Либерман врет – именно такое складывается впечатление —  в деле бывшего посла Белоруссии, то трудно не думать, что он также врал и в закрытом главном деле. Как я уже писал раньше, закрытие главного уголовного дела совсем не означает, что  Либерман является невиновным в этом деле. Просто израильская юридическая система оказалась в данном случае бессильной. Подозрения в отношении главы партии «Наш дом Израиль» остаются неразвеянными. Опасность такого человека на вершине власти очевидна. Независимо от того, чем закончится начавшийся  судебный процесс, ясно, что человек, в отношении которого остаются тяжелейшие подозрения, уличенный во лжи никак не может занимать общественные и государственные должности.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x