Экономика

Новый Год - не для Снегурочки

ironya

Кто бы что ни думал, но это весьма нетривиальное занятие —  без нервов отпраздновать Новый Год самой что ни на есть обыкновенной постсоветской феминистке. Ведь любимый всеми нами праздник чудесных ожиданий, возвращения в волшебное детство или юность должен хотя бы как-нибудь выдерживать этот чувствительный «градус». Ему, как ни крути,  должна сопутствовать вера, что «все будет хорошо», как сказала бы Верка Сердючка.

Из года в год мы хотим хотя бы в этот день почувствовать умиротворение, увидеть, как окружающий нас мир преисполняется добротой, состраданием и человеколюбием. Иначе какой же это Новый Год, правда? «Пять минут, пять минут! Помиритесь те, кто в ссоре!» — лукаво подмигивая, задорно подогревает обстановку Людмила Гурченко. Но возможно ли это?

Вы пробовали когда-то помириться с тем, кто ни на  секунду не прекращает высказывать оскорбления в ваш адрес? Задача не для слабонервных. При всем желании, праздничная отрешенность и безмятежность женщинам-феминисткам только снится. Полагаю, что для того, чтобы действительно отрешиться и постараться насладиться праздником, потребуется недюжинная, почти на уровне выживания, способность к тому, что психологи называют диссоциацией. Речь идет об умении абстрагироваться от внушительной части реальности.

Все до одной, из года в год, праздничные передачи русскоязычных телеканалов спошь и рядом густо замешаны на сексистских и гомофобных шуточках. Неважно, о какой развлекательной передаче речь — КВН, Голубой Огонек, да что там — просто любые праздничные шоу, от кулинарного до дизайнерского, от интеллектуального до детского, что ни посмотри — все они основательно базируются на жестких гендерных установках и на таких оскорбительных шутках, которые ни в Израиле ни тем более в Европе и Америке не остались бы без  судебных разбирательств.

Неизгладимое впечатление у меня оставил новогодний конферанс недавних лет с участием Анны Семенович ( а также нескольких квирных артистов). Ее миссия состояла в том, что на ней, как на наглядном примере, второй ведущий оттачивал свой отвратительный мизогинный юмор — про ее грудь, про женскую глупость и меркантильность. Отвратительность ситуации подчеркивалась еще тем, что сама Семенович должна была, посмеиваться над собой — то есть поддерживать шутки ироничного стэндаписта.  В том, что касается отношения к ЛГБТ, ситуация была еще более омерзительной: телеведущий использовал в своем конферерансе агрессивные гомофобные издевки. А выглядящий «по-геевски» тот или иной артист должен был, так же, как и Семенович, подыгрывать шутнику и хихикать над собой, вертясь, как уж на сковородке. В таком ключе проходят большинство современных русскоязычных телешоу. Новый год не только не исключение, а скорее апогей этого «стиля».

А если не о шутках и приколах речь, а о задушевной части праздника, то и здесь без жестких гендерных установок, без прессинга на тему, какой  «правильной», т.е. зависимой, соответствующей определенной эстетике, должна быть женщина, и каким «правильным» альфа-самцом должен быть мужчина, не найдется ни одной новогодней передачи или культового новогоднего фильма. Ото всех до единого традиционных новогодних фильмов, как старых, так и новых, разит патриархальным домостроем, как водкой от приглашенного Деда Мороза. Словно время не только не властно над постсоветскими людьми, но и разворачивается вспять.

«Мне нравится, что вы больны не мной, мне нравится, что я больна не вами, что никогда тяжелый шар земной не уплывет под нашими ногами», — так пела Наденька из «Иронии судьбы» в то время, как Новый Год считается одним из самых опасных для женщин праздников. Праздник, который традиционно «славится» сексуальным насилием в состоянии алкогольного опьянения.   Истории, в которых используется алкоголь как причина и объяснение сексуального насилия по отношению к женщинам, уже давно стали притчей во языцех. Что должно произойти, чтобы этот, раскрашенный в новогодние краски, удручающий круг насилия прервался? Кто может ответить?

Можно, конечно, предпринять душевные усилия и отойти как можно дальше от советского праздника из прошлого, чтобы не сталкиваться из года в год с теми же новогодними хамством, пошлостью и сексимзом. Людям, одновременно принадлежащим к разным культурам,  важно сочетать в себе обе, а не отгораживаться от одной из них.  Порой это это является важной частью нашей самооценки, уважения к себе.  К тому же чудо Нового Года в том, что этот праздник невероятно притягателен для очень многих из тех, кто родом из советского детства, и терять его совершенно не хочется. Особенно тем, кому важно сохранять свою «русскую» идентичность наравне со второй, израильской, или еще какой-либо.

В новогоднюю ночь я хочу пожелать нам, чтобы как можно больше людей задумывались о том, не обижают ли, не ранят ли они кого-то ради красного словца — «чисто поржать». Смешно любой ценой — это не смешно. Да, кстати, юмористы, я желаю вам в новом году научиться шутить без «костылей» — без расизма, гомофобии и унижения женщин. Если вы по-настоящему умеете шутить, то у вас обязательно получится. Если это возможно на других языках и в других культурах, можно так шутить и по-русски.

Я желаю, чтобы женщины встретили Новый Год без домогательств и насилия, чтобы мужчины обнаружили, что считаться с женскими потребностями, забота о женщинах, а не охота — это не «ботанство» и недостаток мужественности, а как раз наоборот — человечно, сексуально и волшебно по-новогоднему.

Я желаю, чтобы наш Новый Год, как в наших детских мечтах, оставался праздником для всех, кто его любит — вне зависимости от национальности, гендерной принадлежности м сексуальной ориентации. Вот такое мое феминисткое желание.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x