Социальные вопросы

Школа нищеты

Фото: Rusty Stewart

Фото: Rusty Stewart

Знаете историю про лошадь, которую хозяин уже почти приучил обходиться без еды, а она взяла да и сдохла?  Кажется, нынешняя ситуация израильского общества очень напоминает ту самую лошадь. Около четверти израильтян живут за чертой бедности. По последнему отчету ЮНИСЕФ (детского фонда ООН), около 35% детей в Израиле живут в бедности. Израиль — рекордсмен Западного мира по всем возможным параметрам, которые указывают на обнищание наиболее слабых слоев общества.

Особенно тревожат выводы, которые можно сделать, углубясь в подробности статистики: выбраться из нищеты не представляется возможным и в будующих поколениях. Все начинается с огромного количества детей, живущих за чертой бедности, но основная проблема состоит как раз в том, что должно было бы дать надежду для следующего поколения: в образовании. Том самом образовании, которое могло бы позволить молодым людям вырваться из порочного круга бедности.

Школы должны были бы стать лучшим параметром для социального равенства. Если все дети получают образования в рамках государственной системы, то, теоретически, по окончанию школы у них должны быть все знания и навыки (в соответствии с их способностями), необходимые для того, чтобы найти свое место в социально-экономической градации общества. И все, проблема решена.

Так ли это на самом деле? Начнем с того, что около половины израильских детей учится в различных внегосударственных системах, к примеру, ультраортодоксальной, арабской, в различных частных сетях…  Но оставим этот вопрос в стороне, и рассмотрим только систему государственного и государственно-религиозного образования.

При внимательном рассмотрении, государственные инвестиции в разных школах сильно отличаются друг от друга. Все зависит от географии. К примеру, инвестиции в одного ученика в городе Раанана в пять раз превышают ту сумму, которое вкладывает государство в ученика на юге страны, в таких городах, как Арад и Димона.  Когда же речь идет о государственных школах в арабских поселках, разница еще более ощутима.

Возьмем, например, открытие дополнительных классов с помощью муниципального бюджета. Если в Ашкелоне, в начальной школе, в среднем учатся 35 ученика в одном классе, то в городах, которые могут позволить себе муниципальные вложения в образование, среднее количество учеников в классе будет составлять… 27.

То же касается технологии. Мэры городов в центре страны, которые «вкладывают в отличное образование», получая немалые деньги от жителей города и родителей, не имеющих финансовых затруднений, демонстрируют высокотехнологичные школы. Периферии же приходится  довольствоваться тем, что осталось.

Перейдем к  педагогическому коллективу. В центре страны проживает  множество замечательных педагогов. Большинство этих учителей, естественно, работают в школах, где сильный муниципалитет и сама школа (в которой учатся обеспеченные дети) находят другие способы вознаградить их за работу. Их не в чем обвинить, но что же остается периферии? Там днем с огнем не найдешь хороших учителей, которые, естественно, не стремятся обучать 40 детишек в классе за нищенскую зарплату.

Все эти и другие факторы приводят к ситуации, когда в нынешней системе сильные ученики из обеспеченных семей получают все, чтобы стать еще сильнее, а бедным и слабым приходится, как в «Алисе в стране чудес», бежать вдвое быстрее, чтобы оставаться на месте – ведь им придется конкурировать в дальнейшем на рынке труда со сверстниками, которым повезло родиться и учиться там, где нет экономических проблем.

Напрашивается вывод: огромная разница в инвестициях в образование между сильными и слабыми не позволит нам, к сожалению, сократить неравенство и «вытащить» людей из круга нищеты.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x