Общество

На страже гендерных стереотипов

специальный проект сайта РеЛевант к Международному женскому дню 8 марта.

Анна Талисман

Начну с интересного наблюдения:  те гендерные стереотипы,  от которых современные взрослые со временем избавляются, прекрасно сохраняются, когда речь заходит о воспитании детей нежного возраста. Как раз тогда, когда необходимо проявлять максимальную чувствительность.

В средствах массовой информации, на телеэкранах, мы уже привыкли видеть совершенно разных женщин и мужчин – представителей различных этнических групп, западных и восточных, темно- и светлокожих. Периодически можно увидеть и полных людей, а не только худых,  изредка — даже инвалидов. Разумеется, пока нельзя сказать, что навязываемые обществу жесткие дихотомные гендерные модели отошли в прошлое — вовсе нет. Но прогресс какой-никакой имеется. На экранах мы вполне себе наблюдаем не очень маскулинных мужчин и не очень феминных женщин, представленных  в положительном ключе. Процесс изменения наших представлений о мире  развивается недостаточно быстро, но ощущение движения, безусловно, присутствует. И это заставляет тех, кто осознает, насколько негативным является для общества взрывоопасное сочетание сексизма и расизма, стремиться к дальнейшим изменениям.

Печально признавать, но мы сами являемся активными членами того самого современного общества, которое породило проблемы, связанные с расстройством питания,  и превратило их в настоящую эпидемию. Стремление к бесконечной корректировке тела в современном мире стало обсессивным. Мы несем ответственность за то, что в нашем обществе сохраняется кастовость и этническая иерархия. Но мы, зрелые люди, предпринимаем на своем «взрослом» уровне хоть какие-то действия, призванные смягчить негативные явления. Понимая суть общественных процессов,  тесно связанных с сексизмом и расизмом, мы, взрослые, можем хоть как-то защитить себя и противостоять негативу. Наши дети, в отличие от нас, оказываются безоружными перед теми жестокими посылами, которые транслирует общество.

Казалось бы, если мы, как общество, с горем пополам, научились понимать, насколько пагубно влияют на нас гендерные стереотипы и модели поведения, как вредит этническим меньшинствам игнорирование их присутсвия в социуме, то нам стоило бы, прежде всего, позаботиться о самых маленьких, о тех, кто как губка впитывает все то, что мы в них вкладываем. О наших детях. Честно говоря, раньше мне и в голову не приходило, насколько безжалостно мы промываем детям мозги. Став матерью, я с ужасом обнаружила, что когда речь заходит о детях, все наши проработки куда-то испаряются. И мы предлагаем нашим малышам самую жесткую, самую кондовую, модель социализации. 

фото — википедия

Все начинается еще до рождения ребенка  – почти все товары для новорожденных гендерно обозначены: розовое-фиолетовое против синего-зеленого, цветочки и бабочки против машинок и космических ракет. Если вы захотите приобрести шумелку-погремушку для младенца десяти дней от роду, в магазине вас спросят – для девочки или для мальчика? Кто-то серьезно полагает, что грудной девочке принципиально важно, чем шелестеть, что слюнявить – мужественного льва или женственную кошечку? Да и вообще, почему они должны быть «женственными» или «мужественными»? И что такого ужасного произойдет с грудным мальчиком, если к его коляске будет подвешена погремушка-кукла, а не погремушка-трактор? Надо полагать – ничего. Но родители, словно зачарованные, сразу же начинают платить дань Великому Дракону Социализации. И неважно, что маскулиность и феминность должны гармонировать с личностью, а не вступать с ней в конфликт. Родители боятся сделать что-нибудь не так, опасаясь за гендерную идентичность чада, словно они вообще могут на нее повлиять. Поэтому вы никогда не увидите мальчика в розовых ботинках, даже если эти самые качественные в  мире ортопедические ботинки продаются в единственном экземпляре по 70-процентной скидке. 

Итак, рождение ребенка накладывает на нас розовую или голубую печать на ближайшие годы. Многие рассказывают, что еще несколько десятилетий назад такого явного цветового помешательства не наблюдалось. Розовый и сиреневый царят на полках с одеждой для девочек практически до подросткового периода. Зачем? Во имя нежности и женственности? В полтора года? В лучшем случае зелено-голубой палитрой, а чаще — темными и землистыми тонами, награждают мальчиков,  полагая, по-видимому, что эти цвета должны породить в них мужественность и гетеросексуальность, а не депрессию и агрессивность.

Матери, не стремящиеся нарядить своих дочерей в неудобные для детской возни нарядные платьица, автоматически приравниваются старшим поколением к матерям-ехиднам. Матери, разыскивающие для своих детей нестандартные цвета в одежде, практически продвинутые «вольнодумицы». Отцы нередко вообще не вовлечены в процесс приобретения одежды. Те папы-смельчаки, которые покупают одежду детям и смеют наряжать сына в не явно «мужское» – сказочные герои, которых не существует в природе.  Даже мои знакомые отцы-мужчины, живущие в однополых брачных союзах, словно стремясь доказать обществу, какие они «нормативные», одевают детей в совершенно традиционной манере. Единственным исключением из моих знакомых пап является мужчина, которого и самого можно назвать исключительным. Это второй в мире отец-трансгендер, который родил и воспитывает маленького сына и новорожденную дочку. Своих детей он, из принципиальных соображений, одевает совершенно разноцветно. Каким же редким и исключительным мужчиной надо быть, чтоб позволить себе такую «вольность».

Но это еще не все.  В магазине игрушек (кто бы мог подумать?) зазевавшихся родителей подстерегает Монстр Расизма и Сексизма. Объясните мне: почему в средиземноморском восточном Израиле существует такое засилье белокурых голубоглазых кукол? Сколько времени и энергии потратили галутные евреи-сионисты, чтобы уже в Израиле с любовью относиться к особенностям красоты своего народа. Того самого народа, которому внушали веками, насколько черты его внешности уродливы, если не похожи на славянские или арийские. Как объяснить, что мы сами, без всякого сопротивления, сдаем позиции, когда речь идет именно о детях? Что это? Пренебрежительное отношение к чувствам детей со стороны взрослых, банальное невежество или наши промытые мозги?

Давно известно, что наиболее жесткие гендерные разграничения можно наблюдать именно в детских магазинах — с их розовыми комплектами для «юной уборщицы», с куклами-девочками. Не дай бог, мальчик позарится на подобные развлечения.  Не дай бог, девочки заинтересуются «суровыми мужскими» конструкторами и наборами инструментов. Одна мама рассказала мне, что, когда хотела приобрести своему малышу игрушечный комплект для уборки (маленькие дети любят играть в в эту игру),  все подобные наборы были розового цвета.  С розовой метелкой во дворе сын подозрительно напоминал бы Фредди Меркьюри из знаменитого клипа «I want to break free«.

Страх, особенно перед  мужской  гомосексуальностью (иначе именуемый  — гомофобией), начинается не с неприятия парадов гордости или однополых браков. Этот страх начинается с первых голубых ползунков. Годовалых малышей поощряют обниматься и целоваться. Мальчики обнимаются с девочками, но никак не наоборот. Дальше – хуже. Запись в кружки, не соответствующие гендеру, – это вообще героизм нашего времени. Одну маму, чей сын посещал кружок бальных танцев, спросили, знает ли об этом отец ребенка, и как он к этому относится. Интересно, что ожидалось услышать в ответ?  Что мальчик посещает танцы тайно,  под пагубным влиянием несознательной матери?

Получается, что мы сами, собственными руками, создаем этот совершенно ненужный, ограничивающий личность, гендерный раскол. Мы сами мешаем мальчикам расти более сочувствующими и чувствительными, а девочкам не даем достаточно возможностей вырасти независимой личностью с высокой самооценкой. Это мы несем ответственность за то, что дети растут в атмосфере «арийских» канонов красоты, а потом попадают в ксенофобный мир взрослых. Самое обидное, что мы сами, по собственной воле, почти без сопротивления,  подчиняемся мясорубке патриархальной социализации. Соглашаемся на то, что наши дети будут отсортированы  — кто лучше, а кто хуже – в зависимости от этнического происхождения, цвета кожи, роста или комплекции, интеллектуальных или физических способностей.  В зависимости от их пола.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x