Социальные вопросы

Нацстрах внушает страх

иллюстрация — википедия

Ася Истошина

«Пришли ко мне от Битуах Леуми и говорят — одень штаны, сними штаны, почисти зубы.. Смогла — так тебе помощник не положен, говорят. Во-первых, сама процедура унизительна, Кроме того —  я с трудом могу дойти до кухни, а бывают дни когда мне так плохо, что я по квартире на коленях перебираюсь. Помыть полы, сходить за покупками — вообще не могу. И что вот я теперь должна делать?» В Маринином послужном списке опухоль мозга и два инсульта.

Марина — человек энергичный, оптимистка и очень положительно настроена по отношению к Израилю.  Она и многие другие участники исследования, посвященного людям, имеющим инвалидность, говорят о том, что их состояние улучшилось в Израиле багодаря израильской медицине, лекарствам и т.д. Но лекарства — это одно, а отношение общества и помощь государственных институтов — другое. Так, например, если доходы человека с инвалидностью составляют в среднем 60 процентов от доходов  здоровых людей, то в Голландии и Швеции эта цифра достигает 90%.

Служба нацстраха
фото — википедия

Взять, к примеру, Службу национального страхования, («Битуах Леуми»). Исследование «Индекс безопасности женщин» показало, что для женщин еврейского происхождения   — это самая страшная организации из всех социальных служб. У 30% женщин (и с проблемами здоровья и без таковых) Битуах Леуми вызывает сильный страх. Если вдуматься — мы отчисляем деньги в нацстрах, чтобы чувствовать себя защищенными. Мы хотим быть уверены, что если нас уволят, или мы заболеем, или попадем в аварию, или когда придет старость — нам будет на что опереться. Почему же, если наша цель чувствовать себя защищенными, так много женщин (да, наверное, и мужчин) при мысли о Битуах Леуми испытывают страх?

Рассказывает Нина: «У меня рак кишечника. Я не могу поднимать сумки, убирать. В сущности, даже суп сварить я  не могу  — устаю. У меня это занимает два дня. Порежу овощи, сложу, потом отдыхаю. На следующий день начинаю варить. Так проверяющая из нацстраха мне сказала: «Можешь блузку одеть, значит помощь не положена. Я знаю, очень много людей — и инвалидов, и пожилых — которые просто даже не обращаются, не хотят проходить через это унижение».

Понятно, что должна быть система проверок, поскольку всегда найдутся люди, которые попытаются обвести систему вокруг пальца. И наверняка есть немало сотрудников Службы национального страхования, которые пытаются помочь тем, кто к ним обращается. Но есть проблема. Связана она и с теми, кто деньги выдает. И с теми, кто проверяет, полагается или не полагаются пособие. Белла, которая много лет страдает от рассеяного склероза, говорит: «Я вижу, что Битуах Леуми всеми способами пытается дать мне меньший процент инвалидности. К нам всем (людям с инвалидностью) так относятся, как будто мы потенциальные обманщики, мол, хорошо устроились, не работаем за государственный счет. А кто меня возьмет на работу, когда я в коляске? Такое ощущение, что они думают в основном о том, чтобы на нас сэкономить!»

Вопрос — насколько это отношение распространяется на всех граждан Израиля? Исследование “Индекс безопасности женщин” показывает, что женщины с инвалидностью сталкиваются с унизительным и жестоким отношением со стороны государственных институтов в 4 (!) раза чаще, чем женщины без инвалидности. Анат говорит «Проблема в самой системе — я чувствую, что для них я не человек, а таракан какой-то!»

Многие из тех, кто участвовал в исследовании, живут в Хайфе и посещают клуб “Ахва” для людей с ограниченными возможностями. Это отдушина для многих из них — общение с людьми, которые тебя понимают, лекции, ульпан, даже театральная студия. Таня, координатор по работе с русскоязычными в клубе рассказывает “Мы сейчас ставим спектакль “Стойкий оловяный солдатик”. Так вот, мы старались для каждого подобрать роль в соответствии с его возможностями . Для тех, кто в коляске, роль, где не надо ходить, кому трудно сидеть — тот весь спектакль на ногах. И так далее”

Такие организации необходимы по многим причинам. В частности потому, что позволяют людям получить более полную информацию о своих правах и возможностях. Борис, много лет страдающий от гемофилии, объясняет: «Вот я за полгода все получил, хотя обычно процедура занимает год, мне здесь помогли. А я тут встретил женщину-инвалида, она вообще не знала, что ей полагается денежная помощь».  Ему вторит Марина: «Сплошь и рядом случаи, когда люди не знают, что им полагается, да еще и незнание языка мешает. Тут у нас был случай — человек с трудом ходил на костылях, ему друзья нашли какую-то старую коляску, как-то починили. Он даже не знал что ему полагается бесплатно коляска”. Но таких клубов для русскоязычных людей в Израиле крайне мало, и зависят они от пожертвований. То есть, никогда нет гарантии, что на деятельность организации будут выделены деньги».

Каждый из нас может потерять здоровье. Одних лишь людей с тяжелой формой инвалидности в Израиле — более полумиллиона человек. А наша страна все больше и больше идет по пути социального дарвинизма. Выживает сильнейший, а тот кто, в силу состояния здоровья, возраста, пола, страны исхода, национальности, не может добиться защищенности, комфорта, самореализации — ну так что ж, вот она логика капитализма. Конечно, есть страны, где дела еще хуже, но это недостаточное утешение. Критерием достойного общества должен быть не только его валовой доход, но и отношение к наименее защищенным слоям населения, в частности, к людям с инвалидностью.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x