Политика

Ликвидация по...

Скандальные увольнения семи генералов и полковника полиции. Израильская полиция, фото: David King

Скандальные увольнения семи генералов и полковника полиции. Израильская полиция, фото: David King

Сайт девятого канала недавно опубликовал опрос своих читателей в связи со скандальными увольнениями семи генералов и полковника полиции.  Безусловно,  стоит на него полюбоваться:

«Череда эротических скандалов в полиции — это:

-Результат повышенной потенции скучающих на работе генералов;

-Нервная разгрузка для боссов после жестоких рабочих стрессов;

-Месть обиженных на систему и на начальство сотрудниц;

-Целенаправленная ликвидация полицейской верхушки конкурентами в системе;

-Заговор правых с целью отвлечь внимание от коррупционного расследования»

Даже не знаю, что отметить — все такое вкусное.  Не говоря уже об определении «эротический скандал» и пр.  Хотелось бы напомнить:  сексуальные домогательства на рабочем месте никакого отношения к эротике не имеют. А вовсе наоборот.  Сексуальные домогательства, харрасмент — это исключительно нарушение закона. Сравнивать домогательства с эротикой — все равно, что сравнивать порнофильм с реальной жизнью.

Фото: Demond Henderson

Фото: Demond Henderson

Я не в состоянии принять «революционную идею», согласно которой  полицейские генералы в рамках сложившейся в  правоохранительной системе традиции  просто-напросто позволяют  себе нарушение закона в виде сексуальных домогательств, потому что так было принято. Мне эта мысль не представляется ни логичной, ни естественной.  Для меня  подобное «недопонимание» со стороны некоторых сограждан  всегда оставалось тайной за семью печатями.

К тому же со временем я  пришла к выводу, что общественное мнение не то чтобы не верит в харрасмент, а, наоборот, считает его настолько неотъемлемой  частью системы,  что  каждый раз, когда появляется очередное громкое дело, не в состоянии поверить, что лишь сексуальные домогательства  сами по себе были единственной причиной.  Тогда и возникают конспирологические теории: не могли же того или иного генерала привлечь к уголовной ответственности за «какие-то там» сексуальные домогательства.  Должна быть еще какая-либо причина. Правда, при этом самым парадоксальным образом те же сомневающиеся обычно утверждают, что победа феминизма уже давно состоялась, и общество перегибает палку.

Что любопытно: и в среди феминисткок также существует в некотором роде схожая подозрительность, но совсем по противоположным причинам —
половина полицейской верхушки полетела в тартарары из-за признания их виновными в сексуальных домогательствах? Все это выглядит немного  подозрительно на фоне все еще очень слабого влияния женщин на общество. «Подавляющее количество руководителей и начальников — мужчины, большинство женщин в мире и в стране экономически зависимы от мужчин, женщины все еще принимают не столь значительное участие в политике, а женские феминистские организации часто борятся за собственное существование. Как в такой печальной ситуации можно нанести подобный удар  по мужскому шовинизму?»

Возможно, существовали  дополнительные причины в ходе первых расследований сексуальных домогательств.  Возможно, последущие дела возбуждались в качестве реакции на результат обвинения первого генерала («почему только меня обвиняют, когда тут все такие»). Возможно, после первых двух громких дел и остальные пострадавшие женщины в полиции, набравшись смелости, подали жалобы. Мне хочется верить, что это было именно так. Но сути дела это  не меняет. Мы все еще живем в обществе, где сексуальные услуги являются частью идеального мужского пакета (жизнь удалась: деньги, статус, девочки). Поэтому даже в правоохранительных органах люди, облеченные властью (в большинстве своем – мужчины), не могут устоять перед соблазном и не использовать приемущества своего доминантного статуса.

Атмосфера, царящая в израильской полиции (и Израиле в целом) – это атмосфера неуважения к женщине, в которой мужчины спокойно позволяют себе сексуальные домогательства и угрозы по отношению к представительницам противоположного пола. Чего ожидать от руководства среднего звена, если сам премьер-министр допускает мачистские высказывания. Обращаясь к однопартийцам, он призвал их: «Будьте мужиками, вмажьте вы этим журналистам!» Или официальный ролик Нетаниягу, сексизм которого вызвал критику даже в самом Ликуде:

Противники главы правительства в ходе нынешней предвыборной кампании транслируют точно такие же «мачистские посылы»: для того, чтобы поддеть Нетаниягу, нам рассказывают,  какой он  «слабый мужик», подкаблучник, подчиняющийся капризам «ведьмы» жены.

С целью атаковать главного соперника Нетаниягу – Ицхака  Герцога — постоянно подчеркивается, что он якобы недостаточно маскулинен и мужественнен. Поэтому, дескать, ему нельзя доверить страну.

Чтобы укрепить свой статус, Нафтали Беннет использует очень маскулинный символ, избражая из себя «братана», который ни перед кем не извиняется, — как он говорит. Таких примеров много. Для того, чтобы создать в стране атмосферу равенства и уважения к женщине, включая искоренение сексуальных домогательств на рабочем месте, необходимо вырвать подобную  мачистскую ментальность с корнем.

Возвращаясь к первоначальной теме. Снятие с занимаемых должностей половины руководства правоохранительных органов  по причине правонарушений сексуального характера действительно является чрезвычайным событием для Израиля. И хотя все обвиненные генералы настаивают на том, что произошедшее с ними не следует обобщать (они не хотят бросать тень на всю полицию), нынешний скандал создает фундамент для серьезной борьбы  с сексуальными домогательствами на рабочем месте.

Фото: Edson Hong

Фото: Edson Hong

Первое знаковое отличие, которое я отметила на этот раз: наконец-то сами русскоязычные мужчины, журналисты и публицисты, опубликовали статьи, фокусирующиеся не на недоверии к пострадавшим женщинам, а на осуждении самого явления – сексуальных домогательств на рабочем месте, а также на попытке осмысления и решения проблемы. Более того, в одной из статей обсуждалось слишком мягкое обращение с преступниками. Уверяю вас — это редкое явление. Наконец-то можно было между  заметить между строк  не только страх, что  и их могут «беспочвенно» обвинить в чем-то подобном, но и  подлинное беспокойство за своих близких женщин.

Да, конечно, порой в социальных сетях и на пресловутой 9-ке появлялись реплики в стиле «А, может, эти женщины сами виноваты?». Однако в дискуссиях  участвовали мужчины с другим мнением, которые вполне достойно спорили на эту тему.

Меня часто спрашивают,  как феминистку, как социальную работницу, как бы я подошла к решению такой проблемы, как харрасмент на рабочем месте? И у меня есть на этот вопрос четкий и конкретный ответ. Я не изобретаю велосипед — подобного рода методы практикуются в западных странах:

1.  Проблеме домогательств необходимо придать статус национального проекта и выделить подходящие для этого ресурсы в учебных и рабочих учреждениях.

2. Необходимо в первую очередь учить мужчин избегать харрасмента, тогда не надо будет применять так много усилий на обучение женщин — как от него спастись.

3. Необходимо заниматься просвещением и требовать аттестации от руководителей  разных уровней (учебных заведений, учреждений, и т.д.). Каждый руководитель должен точно знать — что такое сексуальное домогательство, и какие формы оно может принимать. Многие совершенно искренне не представляют, что их действия противозаконны. Остальные уверены, что по крайней мере можно убедить потенциальную жертву в законности подобных действий или сделать вид, что это хоть и не законно, но принято в обществе  —  как переходить дорогу на красный свет, если нет времени ждать.

4. Необходимо доходчиво и конкретно объяснять сотрудникам и сотрудницам всех фирм и предприятий, что именно считается сексуальным злоупотреблением, и как именно, с помощью какого бланка или электронного письма можно это присечь. Не общие разъяснения, а конкретные.

Например, большинство работников не знают, что:
— навязчивое рассказывание пошлых анекдотов может быть расценено как сексуальное домогательство;
— чрезмерное сквернословие,  вопреки просьбам сотрудницы, может быть расценено таким образом;
— развешивание «эротических календарей»  на рабочем месте может быть расценено как сексуальное домогательство;
— рассылка эротических картинок сотрудницам  может быть расценено как харрасмент;
— навязчивые комплименты, особенно после просьбы прекратить их, могут быть восприняты таким образом;
— публичное высмеивание чьей-то сексуальной ориентации и гендерной идентичности может быть расценено как сексуальное домогательство
— отношения  между начальником и подчиненной обладают опасным потенциалом, и ответственность будет всегда лежать на начальнике.

5. В случаях, подобных тому, что произошло в полиции, необходимо вовлекать как можно больше женщин в руководящие структуры, чтобы искоренить начальственные мужские «междусобойчики».  Я верю, что чем больше в высших эшелонах власти будут вовлечены женщины, тем меньше останется чисто мужских пространств, где женщина может появиться в зависимом состоянии и лишь как обслуга.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x