Политика

Ленин

Ленин — папа украинского национализма

 Давид Эйдельман

Когда толпа в Киеве сбрасывала памятник Ленина, то они сопровождали это проклятиями «палачу Украины». Ленин в их глазах стал чуть ли не олицетворением главного врага украинского национализма. «Ленин сдох», – ликовали собравшиеся, откалывая молотками частички исторической личности.

Такое понимание — глубоко антиисторично. И просто неправильно.

Скорее Ленина можно назвать крестным коммунистическим отцом украинской «незалежности» и украинского национализма.

Говоря о взаимоотношении советской власти и украинского национализма, украинской идентичности очень часто делаются противоположные утверждения, которые почти в равной степени можно подтвердить фактами.

С одной стороны, коммунистическая идеология она за то, чтобы «народы страсти позабыв в великую семью соединились». Она против всякого национализма, в том числе и украинского (даже не обидно). С другой стороны, фактически впервые национальное государственное образование в границах существующей сегодня Украины появилось только с приходом к власти большевиков. Отцами-основателями УССР, а значит и современной украинской государственности, выступили именно коммунисты (и Владимир Ильич — лично).

Большевики берут существующий на уровне «диалекта» украинский язык и начинают его усиленно насаждать. В отличие от Великой Французской Революции восемнадцатого столетия, которая боролась за государственную унификацию с местным сепаратизмом, остатками феодализма, провинциальными языками и т.д., советская власть взялась за создание национальных культур, подъем местных языков, строительство культур.

С одной стороны, красная империя (как всякая империя!) должна быть врагом украинской государственности. С другой, с маниакальной последовательностью советская власть увеличивает территорию украинской республики: сразу после революции в состав Украины включается Донбасс, Криворожье и другие промышленные территории. Столицей республики делают Харьков, который был основан как русская крепость в XVII веке и никогда не входил ни в состав Великого княжества Литовского, ни Речи Посполитой, ни Малороссии (в составе Российской империи). Лидеры большевиков свои территориальные фокусы объясняли довольно цинично: «Надо было увеличить процентный состав пролетариата в УССР». Потом Украина получает основные территории, отнятые у Польши, Венгрии и Румынии. Затем (уже при Хрущеве) Крым.

Так что же это? Непоследовательность? Двойственность? Это кажется нелогичным и темным, только для тех, кто пытается подменить историческую логику определенных моментов размышлениями и критериями более поздних эпох.

Для того, чтобы понять исторические феномены и избежать антиисторизма, нужно прежде всего опасаться подмены логики и мотивации. Нужно исходить из задач реальной политики рассматриваемого исторического периода.

У большевиков была своя реалполитика. Поэтому они и победили и продержались больше, чем другие революции.

Прежде всего лидеры большевиков были диалектическими и историческими материалистами, которые учили историю и знали, что всякая революция рано или поздно проигрывает.

Посему политическая адженда большевиков строилась в ответ на сущностные вопросы:

  • Кто у нас сейчас враг номер раз?

  • Против кого дружим?

  • У кого отнять, чтобы поделить?

  • Кого съедим последним?

У Советской власти были свои соображения и приоритеты касающиеся врагов.

В пору борьбы с царским самодержавием революционеры почитали союзниками не только украинских, но и польских и финских сепаратистов.

Дедушка Ленин постоянно подчеркивал, что «необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой».

Ленин

Ленин считал, что в условиях Украины борьба пролетариата и крестьянства за освобождение от гнёта помещиков и капиталистов — тесно связана с борьбой за национальное освобождение. Он видел задачу большевистской партии — объединить борьбу за социальное и национальное освобождение. Большевики говорят о территориальной, культурной и языковой автономии. Они провозглашают право наций на самоопределение.

В ходе Первой Мировой войны большевиков и украинских националистов объединял лозунг о поражении царского правительства в войне. И тех и других пестовали и финансировали немцы и австрийцы.

Потом были революция и гражданская война. Тут позиция большевиков была очень двойственной и амбивалентной, как шизофрения. Но в сумасшествии есть своя логика. От нее и сходят с ума.

Украинские националисты – они не были автоматически за белых. Тех, кто просто самовыражался и бузил погромами, можно было оставить на потом, лишь бы под ногами не мешались.

Того же Петлюру достаточно часто использовали как авангард Красной Армии. Вспомните «Белую гвардию». Сначала в город входят банды Петлюры, а вслед за ними красные порядконаводители.

Впрочем, история Гражданской войны на Украине крайне сложна и запутана. Вряд ли в Российской Федерации и на Украине, и во всем мире найдется сейчас хотя бы с полсотни людей, которые наизусть знают даты смены власти в Киеве в ходе гражданской войны, да и правильно смогут перечислить названия этих властей.

История этого периода – чрезвычайно идеологизирована. Идеологическое освещение ей придано задним числом. И для каждого своё. Каждый излагает свое, в собственном порядке, по собственному нарративу. Официальная история СССР рассказывала про борьбу украинского пролетариата и беднейшего крестьянства за победу социализма, историки-свидомиты рассказывают как украинский народ боролся за независимость против москалей, еврейские историки перечисляют погромы, историки-антисемиты рассказывают, что из 25 членов Киевской ЧК 26 человек были евреями.

Что там было по-настоящему? Бардак, беспредел, война всех против всех и т. д.

Единственное, что можно сказать точно, что победа Ленина была более выгодна украинскому национализму, чем торжество польского националиста Пилсудского или великодержавного Деникина.

Но вот гражданскую войну закончили. Что дальше? Начинается массовая украинизация. Почему?

Интернационализм Ленина требовал того, что в последующие политкорректные времена стали называть «корректирующей дискриминацией» — Россия обязана была заглаживать бывший гнет, произвол, ущемления перед украинцами. Но не концепции «искупления» была главной причиной массовой тотальной украинизации.

Главная причина — не гуманизм и чувство вины большевиков. У большевиков своя реалполитика, а исторический материализм подсказывал, что всякая революция рано или поздно заканчивается реставрацией.

Какая сила способна на реставрацию? Та что за Святую Русь — за Россию Великую (которая включает и Белую и Малую). Главный враг победивших большевиков — великодержавный национализм, державный этноцентризм, имперская Россия. С этим врагом они борются, делая для украинского национализма и усиления роли украинского языка больше, чем все петлюры и бандеры вместе взятые.

Кого большевики берут в союзники «убивать» триединый русский народ? Опять-таки понятно: местные национализмы. Кто представляет эти национализмы? Местные большевики. И все равно какой они национальности. Вначале главная фигура – это вообще молдаванин Фрунзе, который очень ясно озвучивает стремление КП(б)У — коммунистической партии (большевиков) Украины получить как можно больше автономии в рамках советского образования.

В КП(б) У вливаются самые разные местные националисты и вообще украинские левые (большинство националистов боровшихся с Российской империей были левыми), усиливая “местный” элемент в то время, когда в России идет размежевание между левыми силами, а большевики уничтожают прежних соратников.

Для большевиков исключительно важно ослабить тот национализм, который единственно может свернуть ему шею – начинается демонтаж ключевого элемента общерусского национализма, концепции триединой русской нации, объединяющей великорусов, малорусов и белорусов. Это триединство объясняло, что такое великорусский народ, предполагая отрицание украинскости и белорусскости как отдельных национальных организмов.

В Белоруссии вообще очень хорошо видно, что к ней прирезают крупные территории (например, Витебскую область), которые уже к тому моменту были насколько русифицированы, что там местные люди активно протестовали против того, чтобы их присоединяли к Белоруссии, потому что раньше они были в составе РСФСР.

Наступает эпоха коренизации — замены русского языка на языки национальных меньшинств в администрации, образовании и сфере культуры. Корни не столько выискивали, сколько насаждали. Помните у Блока «Пальнем-ка пулей в святую Русь»… Каждая новая газета на украинском языке, каждый новая школа, переведенная на украинский язык обучения, каждый новый чиновник, который вынужден в своем делопроизводстве перейти на «ридну мову» – это пуля в возможность великодержавной реставрации.

При насаждении используют разные саженцы — заготовки поэтического украинского национализма 19 века, вещи подготовленные австрийцами в преддверии и в ходе Первой мировой войны, проявления национализма, выросшие в хаосе воины гражданской и т. д.

 

Начинается коренизация государственного аппарата и партии. Украинизация кадров. Происходит утверждение украинского языка как государственного.

Станислав Косиор призывал коммунистов: «На собраниях, заседаниях, при встречах с товарищами говорите только по-украински».

Вот из Государственного архива Луганской области: «Подтвердить, что на службу можно принимать только лиц, владеющих украинским языком, а не владеющих можно принимать только по согласованию с Окружной комиссией по украинизации».

Носители великорусского шовинизма — или русотяпства, если речь шла о чиновниках – это очень важный объект украинизации. Фактически, таким образом из национальных выдвиженцев формировался классовый союзник советской власти против старого чиновничества, которое представлялось контрреволюционным элементом

Украинизировали все и вся: прессу, школы, вузы, театры, учреждения, делопроизводство, штампы, вывески и т. д. Например в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. Был практически уничтожен русский театр. В 1930 г. на Украине оставались только 3 большие русскоязычные газеты (по одной в городах Одесса, Сталино и Мариуполь).

Почему вся прославленная «одесская школа» русской литературы перебралась в Москву? Одна из главных причин — это украинизация Одессы. В книге «Алмазный мой венец» есть веселое описание того как последним из компании Катаев вывозил Эдуарда Багрицкого из «Одессы, ставшей украинским городом».

И «украинец» стало означать не только национальность, но и партийность – каждый, кто смел называть себя малороссом или употреблять термин «Малороссия», рисковал продолжить свою великодержавную деятельность в Сибири или на Соловках.

Именно поэтому главу партии большевиков В.И.Ленина можно с большим правом назвать папой украинского национализма, чем Мазепу, Петлюру, Бандеру, Грушевского и т.д.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x