Политика

Кто оказался на мушке?

Моше (Буги) Яалон. Фото - википедия

Моше (Буги) Яалон. Фото — википедия

Израильское медийное море в очередной раз взбаламучено. Моше Яалон на прицеле – не у палестинских боевиков, не у «риторических террористов» из «Шоврим штика», а у активистов Ликуда. Последние грозятся уничтожить министра обороны – политически, разумеется. За сим следуют бурные комментарии журналистов, вялые осуждения со стороны правого истеблишмента и даже курьезные приглашения Яалону со стороны оппозиции – вступить в ее ряды.

Однако у этой кутерьмы есть  и более глубокий смысл, которого почти не касаются комментаторы. Нынешняя кампания – симптом идущей уже несколько лет гражданской войны в «национальном лагере». Линия фронта формально определяется возрастным критерием. Новое поколение  (условно – моложе 50) ведет охоту на  ветеранов «стаи», а может быть, и на самого Акелу. Те же оказываются в непривычной и некомфортной ситуации кусаемых справа.

По разным причинам и поводам в последние годы под ударом оказывались Дан Меридор и Бени Бегин, Михаэль Эйтан и Руби Ривлин, а теперь вот – Яалон. Им изрядно доставалось и достается от Беннета и Шакед, Данона и Элькина, Левина и Хазана, Хотовели и Эрдана. Да и Биби нынче, похоже, утратил былую неприкосновенность. Я уж не говорю о таких бывших столпах правого движения, как Ольмерт и Ципи Ливни, перешедших на центристские позиции и преданных анафеме по всем правилам.

Конфликт этот можно считать поколенческим только отчасти. Конечно, «молодежь» и «старики» воюют за первенство, влияние в партии и государстве. Так было, так будет. Но есть между ними и более принципиальные различия. Получается так, что теснимые ветераны – это относится и к Бегину с Эйтаном, и к Ривлину с Яалоном – при всей своей несомненной правизне пытаются отстоять некие республиканские ценности и свободы общедемократического, общелиберального порядка: верховенство закона и равенство всех граждан государства перед ним, независимость судебной системы, право на высказывание мнений, не совпадающих с мнениями большинства и т.д. И это – вне всякой связи с тем или иным отношением к нашему конфликту с палестинцами, к вопросам территорий, поселений и политического урегулирования. Еще лет тридцать назад все эти ценности и свободы казались общепризнанными и незыблемыми.

Но времена меняются. Сегодня, с подачи «молодых волков» Ликуда и Еврейского дома, в стране возникает атмосфера унификации, патриотического единомыслия, выдавливания идеологических оппонентов и вообще инакомыслящих за рамки консенсуса. В коллективное сознание последовательно вбиваются формулы типа «Кто не с нами – тот против нас» и «Если враг не сдается, его уничтожают». А если кто-нибудь скажет, что не всякий представитель иного этноса – враг, а врага если и нужно уничтожать (изолировать), то по закону, по приговору суда, то такого диссидента, будь он хоть трижды генерал или президент, подвергнут нападкам и угрозам.

Их, конечно, жаль, пребывающих на мушке и под ударом, да и аргументы, которыми Ривлин, Яалон и другие пользуются для защиты и контратаки, вполне приемлемы. Но не будем забывать, что немалая доля ответственности за происходящее лежит на них. Это они, еще 20 с лишним лет назад, будучи сами сравнительно молодыми политиками, решили, что все средства хороши в борьбе за власть и против курса тогдашнего правительства на компромисс с палестинцами. Это они, тогдашние лидеры оппозиции, выступали перед толпами сторонников с зажигательными речами – а у них над головами висели портреты Рабина в нацистском мундире. И это они, в ходе предвыборной компании 1996 года, спокойно допускали разнузданную травлю Переса с его «матерью-арабкой».

Да, политическую борьбу не ведут в белых перчатках. Но всему должен быть предел. Тогда, после убийства Рабина, левый лагерь проявил благородство, а скорее – благодушие и вялость, и не произнес по адресу Нетаниягу и Шарона, Бени Бегина и Цахи Ханегби, Ольмерта и Ривлина всего, что те заслуживали. Им не вменили в вину кампанию клеветы, ненависти, подстрекательства, которую они терпели, а во многом и стимулировали – и напрасно.

Да и в 2000-е годы, уже после победы над Второй интифадой, прихода к руководству Абу Мазена и прекращения насилия, многие из ликудовской «старой гвардии» продолжали нагнетать страсти. Они вели яростную пропагандистскую кампанию против политиков, настроенных на поиск компромисса, они называли дипломатические (!) усилия палестинцев по достижению своих целей «государственным терроризмом». Что же удивляться, что нынче их самих шельмуют за малейшие отклонения от маршрута и темпа «правого марша». Запущенный тогдашними лидерами правых дискурс нетерпимости теперь бумерангом возвращается к ним самим.

И еще… Все эти моменты и тенденции накладываются на более широкий культурно-психологический тренд: долой устарелые, лицемерные, обветшалые «правила игры»! Долой «сдержки и противовесы»! Хватит притворяться гуманными, справедливыми, либеральными! Если воля народа, выраженная на последних выборах, за нас – к чему умеренность, реверансы, соблюдение «приличий» и пропорций. Победитель должен получать все! Внутренней оппозиции следует указать ее место. Палестинского врага (никакой не партнера!) нужно поставить на колени, он должен забыть о своих так называемых чаяниях и правах. Пусть скажут спасибо, что живые – по большей части.

Фото: Gage Skidmore

Фото: Gage Skidmore

Израиль тут не исключение – сходные настроения ширятся во всем цивилизованном мире. Популизм, демагогия, ксенофобия распространяются по просторам Европы и Северной Америки. Политики не стесняются обращаться к самым низким инстинктам, к самым темным чувствам масс. Достаточно вспомнить Трампа в США, неонацистов в Германии, Голландии, Скандинавии. У этого тренда есть объективные причины, корни – связанные не только с угрозами терроризма и нашествием иммигрантов из стран Третьего мира. Система ценностей современного общества пребывает в глубоком кризисе. Но в Израиле, в силу специфики нашей ситуации, мы ощущаем это особенно остро.

На совести западной либеральной демократии – немало грехов и еще больше ошибок. Многое тут требует радикальных изменений, «капитального ремонта». Но для того, чтобы этот ремонт оказался возможен, для того, чтобы попытаться построить более честное и справедливое общество, нужно спасти сейчас хотя бы камни фундамента. И на этой задаче могут, пожалуй, сойтись очень непохожие политико-идеологические группы и течения.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x