Политика

Кто гарантирует свободу слова

3154124277_05ae05c272_o

Свобода слова — это основное право человека свободно выражать свои мысли. Повторяем — свои собственные мысли, мнения, даже непопулярные, даже те, которые кому-то кажутся кощунством, или предательством, или противоречат линии партии и правительства. Свобода слова в нашем понимании включает  свободу печати и средств массовой информации, и является непременным атрибутом демократического строя.

Принятые в Израиле органичения свободы слова включают армейскую цензуру (когда определенная информация запрещена к публикации, исходя из интересов безопасности граждан страны), и «цав исур пирсум» — запрет на публикацию и разглашение сведений, связанных с конкретным судебным процессом. И это все. Официально, по крайней мере.

Но дело в том, что в последние несколько лет в Израиле происходят как будто взаимоисключающие процессы: с одной стороны, развитие социальных сетей делает сокрытие какой-либо информации попросту невозможным. О какой цензуре может идти речь, если у всех журналистов есть Твиттер и они пишут там абсолютно все, задолго до того, как ТВ покажет сюжет или выйдет свежая газета?

Другая сторона — это повторяющиеся попытки власти «превратить сторожевого пса демократии в покорного пуделя», как написала одна из известных израильских журналисток. На непокорных журналистов оказывается давление разного характера и разной степени, иногда напрямую, иногда «от имени народных масс» (которые старательно подогреваются «сверху»), а одна из главных газет в Израиле практически никогда не критикует главу правительства, за что получила презрительное прозвище «Бибитон» (то есть «итон», газета, «от Биби»). Но не только правительство пытается повлиять на прессу: недавно вышедший на 8 канале документальный мини-сериал «Серебряное блюдо», разоблачающий израильскую олигархию, в отличие от других сериалов от HOT, получил отказ от центрального портала «Ynet» — и в конечном итоге распространяется через альтернативные сайты и социальную сеть Youtube. Так что и в самой прессе, и среди финансовой элиты полным-полно интересов, связанных с прессой и влияющих на нее — а следовательно, противоречащих журналистской этике и принципу свободы журналистики.

Не все процессы, происходящие в прессе, являются результатом «невидимой руки»: так, кризис радио Рэка и 9 канала явно не есть чья-то злонамеренная инициатива. Тем не менее, если пострадают (закроются, или просто станут меньше и хуже) эти медиа-платформы, пострадает и свобода слова, и право на получение информации многих русскоязычных граждан Израиля, а «палитра» мнений и точек зрения в русскоязычной израильской прессе еще сузится.

Обо всем этом мы хотели поговорить с русскоязычными и ивритоязычными израильскими журналистами, а также с теми новыми репатриантами, кто многие годы работал в российских СМИ  и может немало рассказать о ситуации со свободой слова и журналистики в России 2015 года.

Пока мы планировали конференцию, оказалось, что английская поговорка «Great minds think alike» («великие умы мыслят сходно») родилась не просто так: ситуация со свободой слова волнует многих. За последний период в Кнессете было создано депутатское лобби «За свободу журналистики», а на днях был предоставлен новый законопроект на ту же тему. Приводим здесь перевод статьи с сайта Themarker по этому поводу:

«Законопроект 24 депутатов: свобода слова и свобода массовой информации должны гарантироваться Основным законом».

автор: Цви Зархия, TheMarker, перевод: Полина Брукман

«Свобода слова и свобода СМИ должны гарантироваться в рамках Основного закона о человеческом достоинстве и личной свободе». Законопроект под таким заголовком выдвинула депутат от Сионистского лагеря Ксения Светлова. Ее инициативу поддержали 23 депутата парламента. Данное предложение было внесено по следам принятого несколько месяцев назад парламентом так называемого Закона о принуждении к молчанию – речь идет о поправке, запрещающей высказывать личное мнение на государственном телевидении и радио. Недавно этот пункт был отменен по инициативе правительства.

В законопроекте говорится, что обеспечение свободы слова и свободы массовой информации в рамках Основного закона будет способствовать «продвижению принципов израильской демократии и приближению идеала свободного мира, в котором основные права человека гарантированы, а общественность располагает средствами защиты от произвола власти либо иного авторитета, пытающегося помешать свободе слова либо критике».

Светлова, в недавнем прошлом журналист, а ныне председатель лобби по свободе слова и массовой информации в Кнессете, говорит: «Обеспечение свободы СМИ и свободы слова – это обязательное условие реализации одной из главных идей, лежащих в основе любого демократического строя. Только абсолютная свобода слова и свобода средств массовой информации, как крупных, так и небольших,  а также свобода мнений граждан и жителей страны могут гарантировать бескомпромиссную борьбу с ложью и попытками правительственных и коммерческих структур манипулировать властью посредством сокрытия от общественности информации и управления дискурсом в своих интересах». Светлова считает, что соблюдение свободы слова в рамках судебных решений является недостаточной мерой.

Профессор Амнон Рубинштейн, бывший министр просвещения, выступил с абсолютной поддержкой законопроекта: «Подобная инициатива была одобрена в предварительном чтении Кнессетом 12-го созыва. За нее выступило большинство членов парламента, однако Конституционная комиссия Кнессета не успела передать ее на голосование  в первом чтении. Я надеюсь, что нынешнему созыву удастся довести это начинание до конца». Профессор Моше Негби также поддержал данный законопроект.»

Для записи на конференцию сайта РеЛевант «Между Москвой и Тель-Авивом — границы свободы слова» нажмите сюда

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x