Экономика

Кого защищает израильская полиция?

фото — «Ха-Окец»

Альмог Бахар («Ха-Окец»)

В конце минувшей недели  в Иерусалиме состоялась демонстрация социального протеста,  участники которой выступали против экономический санкций, предусмотренных государственным бюджетом Нетаниягу-Лапида-Беннета-Либермана-Ливни, против ликвидации социального жилья, против экспорта израильского природного газа, против увеличения налога на добавленную стоимость, против бедственного положения малоимущих граждан, против союза между израильским правительством и миллиардерами. Еще в канун демонстрации сотрудники отдела полиции по сбору информации, создавшего особую систему поиска в социальных сетях (в Фейсбуке) и взявшего на вооружение методику ШАБАКа, позвонили с угрозами некоторым активистам, а также предприняли попытку получить от них определенные сведения и завербовать их в качестве полицейских агентов. Подобные действия со стороны правоохранительных органов наблюдались и прошлым летом в отношении активистов движения социального протеста в Тель-Авиве.

В ходе самой демонстрации, в тот момент, когда манифестанты начали переходить с улицы Шивтей Исраэль на центральную городскую магистраль, улицу Яффо, полицейские организовали «живую стену» с целью воспрепятствовать дальнейшему движению участников акции. На полчаса было приоставновлено трамвайное движение . Полиция явилась на демонстрацию во всеоружии: солдаты Пограничной охраны (МАГАВ), спецподразделение (ЯСАМ), включая конный отряд и мотоциклистов. На улице Агрон в полной готовности стоял водомет, который позволяет разгонять демонстрантов не только с помощью водных струй, но и посредством жидкости с особо едким запахом. Полицейские вели себя агрессивно, применяя насилие с первых же минут манифестации. Они немедленно начали арестовывать участников акции, избивая их, нанося удары ногами – даже тем, кто уже лежал на земле. Полиция сломала символическую палатку, которую несли демонстранты.

фото — «Ха-Окец»

Полиция пыталась не допустить шествие к дому главы правительства, расположенному возле Парижской площади («Кикар Парис»). И действительно ей удалось разбить участников акции на небольшие группы. Когда демонстранты подошли к улице Аза, полицейские начали загонять их в узкое пространство, заблокировав проход с трех сторон металлическими ограждениями. С четвертой стороны путь преграждали конники. На определенном этапе полиция использовала слезоточивый газ. Большая часть задержанных была отпущена той же ночью.

Иерусалим уже давно не является частью демократического государства, и насилие полиции здесь стало рутинным – в ходе демонстраций социального протеста, во время акций ультраортодоксального населения и, разумеется, в восточной части города. Это часть наследия иерусалимской полиции, которая когда-то ломала руки и ноги участникам группы «Черные пантеры», применяла жестокое насилие во время поиска палестинцев, сотрудничавших с израильскими властями, заводила, без каких-либо видимых причин, уголовные дела под предлогом защиты правительственных учреждений. Каждый, кто принимает в последнее время участие в иерусалимских демонстрациях, обратил внимание, что методика действий полиции, ранее применявшаяся исключительно в восточных кварталах, расположенных за «зеленой чертой», распространилась на весь город. Военнослужащие МАГАВ участвуют в разгоне манифестантов и в западной части Иерусалима; все чаще используются «превентивные» аресты или, как минимум, телефонные угрозы и предостережения (лишь аресты несовершеннолетних, пока что, не пересекли «зеленую черту» и не используются в западной части города).

Еще одно заметное новшество: многие полицейские воспринимают демонстрации крайне эмоционально, на личном уровне, словно манифестанты выступают против них самих. Этому способствует и то, что нередко демонстранты обозначаются в качестве «других», «чужаков» —  арабы, харедим, бедные восточные израильтяне («мизрахим»), «леваки».  В сознании полицейских эти люди уже «криминализированы», что рождает соответствующее отношение на внутриэмоциальном уровне. Манифестанты также, зачастую, воспринимают подобную реакцию полиции по отношению к себе, как намеренную жестокость, вызванную их принадлежностью к определенной группе.

Подобное восприятие нередко выглядит весьма трагично. Например, когда государство посылает на разгон демонстрантов, протестующих против ликвидации социального жилья в стране, роты пограничников, родители которых сами, возможно, принадлежат к неимущим слоям населения, нуждающимся в социальной помощи и крыше над головой. Протест против полицейского насилия довольно часто становится эмоциональной кульминацией акции – гнев против жестокости полиции и  гнев против жестокости системы соединяются и превращаются во взрывоопасный коктейль. Государство заинтересовано в том, чтобы протест против социально-экономической системы перерос в протест против методов полиции. Это приводит к многочисленным судебным разбирательствам, растянутым на месяцы и годы. Что позволяет выиграть время и отвести огонь от преступной экономической политики правительства.

Полиция и правительство  существуют в искаженной системе ценностей, согласно которой – силы правопорядка обслуживают не интересы общества, а интересы власти. Поэтому полиция больше обеспокоена протестными акциями против своих боссов (премьер-министра и министра финансов, а также олигархов, которые фактически контролируют государство), чем насилием и преступностью на улицах городов. Правительство требует от полицейских предотвратить акции протеста, заткнуть рты организаторам и активистам. Между тем главной функцией   полиции, в данной ситуации, должна была бы стать защита демократии, обеспечение прав граждан на свободу мирного протеста и демонстраций.

В этом смысле уровень демократического сознания Нетаниягу и Эрдогана почти одинаков. Оба лидера хотят видеть в своих странах авторитарные режимы, предусматривающие выборы раз в четыре года, а в промежутке между выборами – полное молчание подданных, запрет на протест, который обеспечивают органы правопорядка. Обоих лидеров также обслуживают местные СМИ, которые намеренно игнорируют акции протеста – это происходит сегодня в Израиле.  Это происходит сегодня в Турции.

(превод с иврита — Г.Франковича)

למקור לחץ כאן

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x